Книга: «Ребятам о ребятах» Сказки-мультфильмы

Главная > Писатели > Детские писатели > Книга: «Ребятам о ребятах» Сказки-мультфильмы

Книга: "Ребятам о ребятах " Сказки-мультфильмы
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская книга: «Ребятам о ребятах» (Сказки-мультфильмы)

Чтобы открыть книгу нажмите ЧИТАТЬ ОНЛАЙН (116 стр.)

Текст книги:

С. Прокофьева
НЕ БУДУ ПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ!

Глава первая

Жил-был на свете мальчик Вася. У него было очень много игрушек. Они были всюду: и под столом, и за шкафом. И даже под кроватью.
Но однажды утром Вася проснулся, и ему захотелось ещё лошадь-качалку.
— Хочу лошадь-качалку, — сказал Вася.
— Хочу лошадь-качалку! — закричал Вася.
— Хочу лошадь-качалку!! — затопал ногами Вася.
— Ну, сыночек, — сказала мама, — подожди немного, сейчас нет денег.
— Ну да, нет денег! — с обидой закричал Вася. — На сахар есть. На котлеты есть. А на самое главное у тебя нет. Просто ты жадничаешь! Да!
В ту же минуту со стуком отворилось окно и с улицы ворвался холодный ветер.
В комнате стало холодно, как на улице.
— Сейчас же попроси прощения за свои грубые слова, — сказала мама.
— Не буду просить прощения! — закричал Вася, схватил пальто, шапку и убежал из дому.

Глава вторая

Вася сидел во дворе на лавочке.
С неба падал густой снег.
Вася не знал, что в его город пришли Великие Холода. А Великие Холода приходят всякий раз, когда кто-нибудь ссорится с мамой.
Снег всё шёл и шёл.
«Это очень стыдно — прощения просить, — думал Вася. — Ни за что не буду. Лучше домой не вернусь. Я себе, может, другую маму найду. Ещё получше».
По правде говоря, Васе совсем не хотелось другую маму. Ведь его мама была не вообще какая-то мама. Это была ЕГО мама.
Но просить прощения… Ну уж нет!
Вася ещё немного посидел на лавочке. Руки и ноги у него окоченели.
Вася сполз с лавочки и пошёл со двора. Когда он уже подходил к воротам, громко заговорило радио:
«Слушайте! Слушайте! Слушайте!.. Человек поссорился с мамой! Человек поссорился с мамой! Эта беда случилась в нашем городе. И теперь в наш город пришли Великие Холода! Внимание! Внимание!.. В наш город пришли Великие Холода!..»
Но Вася этого уже не слышал. Только старый воробей, сидевший на столбе, с трудом разобрал несколько слов. Он разнервничался, разворчался и полетел к своей воробьихе сказать ей, чтобы она ни в коем случае не улетала с тёплой трубы. Ведь она не маленькая и должна понимать: с Великими Холодами шутки плохи.

Глава третья

Вася шёл по улице. На углу он увидел длинную-предлинную таксу. Она была похожа на колбасу на четырёх лапах.
Таксу вела на ремешке тётя в серой шубке.
И вдруг эта тётя, проходя мимо Васи, шепнула:
— Хочешь, я буду твоей мамой?
Вася посмотрел на тётю и увидел, что эта тётя очень неплохая. А главное, у неё такая хорошая длинная собака.
«Ну, уж если брать новую маму, то с собакой», — подумал он и тихо сказал:
— Ладно.
Вася сказал это совсем тихо. И тут загудел ветер-ветрище. В лицо Васе ударил холодный снег.
Тётя схватила Васю за руку и резво побежала по улице, приговаривая:
— Давно хотела такого сыночка!
Когда Вася и тётя вошли в квартиру, то увидели, что на диване — сугроб. Около шкафа — сугроб. На столе — гора снега. В воздухе мелькают и кружатся снежинки.
Длинная собака побежала по комнате, утопая лапами в снегу.
— Ничего, ничего, сыночек, — сказала тётя в серой шубке. — Мы сейчас всё уберём.
Она принесла тазы и вёдра, и они стали выносить снег из комнаты. Но снега было так много, что его почти что не убавилось.
«Вдвоём мы этот снег за всю жизнь не вынесем, — с тоской подумал он. — Вот было бы таких мам побольше. Ну хотя бы четыре или пять».
Едва только он успел это подумать, как в комнату вошли ещё четыре точно такие же тёти в серых шубках. Совсем одинаковые. Одна к одной. Вася от изумления уронил таз.
Все тёти в серых шубках начали быстро выносить снег. Одна выгребала снег из-под дивана. Другая ловко сбивала сосульки с люстры. Сугробы стали быстро уменьшаться. Длинная собака свободно забегала по полу.
— Ну вот и всё, сыночек! — хором сказали тёти в серых шубках и улыбнулись Васе.
— Сыночек, иди, я тебя поцелую! — ласково позвала одна тётя.
— Сыночек, иди, я тебе вытру нос! — сказала вторая тётя в серой шубке.
— Сыночек, ты забыл выпить рыбий жир! — сказала третья.
— Сыночек, поиграй пока с собакой, — сказала четвёртая.
— Сыночек, сними галоши! — сказала пятая.
Все они крепко схватили Васю и стали тянуть его в разные стороны.
Васино пальтишко затрещало. Длинная собака тоскливо залаяла.
Вася вырвался из их рук и бросился в переднюю. Тёти в серых шубках, толкая друг друга, бросились за ним.
Они нагнали его в передней, окружили и заговорили ещё быстрее и все вместе:
— Выпей собаку!
— Поиграй с галошами!
— Сними нос!
— Поцелуй рыбий жир!
Вася выскочил на лестницу и захлопнул дверь.
— Нет уж, — в ужасе забормотал он, — столько мам человеку не нужно. Ведь маму любить надо. А как их любить всех сразу? Запутаешься. Нет, не хочу я…

Глава четвёртая

По улице гулял ветер.
Ветер стал раздевать Васю: стаскивать с него шапку, отнимать шарф, заворачивать полы пальто.
Вася скорее свернул в переулок.
«Может быть, там не так холодно!» — подумал он.
Но не тут-то было!
Вася совсем согнулся. Даже закрыл лицо рукавом. Так он шёл-шёл и налетел прямо на продавщицу мороженого. И на её чудесный голубой ящик на колёсиках.
— Мороженое! Мороженое! Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках!.. — кричала продавщица.
Вася посмотрел на неё и сразу понял, что это очень хорошая продавщица мороженого. Добрая и весёлая.
Он подумал:
«А здорово, когда мама ходит по квартире и всё время говорит: «Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках!»
Вася подошёл к продавщице поближе. Но ветерветрище был уже тут как тут. Он теперь ни на шаг не отставал от Васи. Ветер-ветрище стал кружить вокруг Васи и продавщицы мороженого и посыпать их колючим снегом.
— Батюшки! — закричала продавщица, топая ногами и дуя на пальцы. — Кто же это в такой холод будет моё мороженое кушать?
— Вы… не хотите… стать моей… — прошептал Вася.
— Твоей мамой? Да? — радостно сказала продавщица мороженого, будто только этого и ждала.
Продавщица присела на корточки около Васи и заглянула ему в глаза.
— Только, может, ты меня из-за мороженого в мамы хочешь? — спросила она. — Обидно мне это.
Васе стало очень стыдно. Он попятился и побежал прочь мимо засыпанного снегом забора.
— Сливочное! Шоколадное! Пломбир в стаканчиках! — услышал он за спиной.
Но Васе показалось, что голос у продавщицы стал какой-то печальный. Это была умная продавщица мороженого, и она, конечно, сразу всё поняла…
Вася долго шёл по длинным улицам и переулкам, сам не зная куда.
«Зайду в какой-нибудь дом, погреюсь, — подумал Вася. — Хоть на лестнице постою».
Но домов не было видно, и ничего не было видно. Только крупные белые снежинки крутились перед глазами и мороз не давал стоять на месте. Чтобы хоть немного согреться, Вася побежал бегом.
Так он бежал-бежал и вдруг налетел на большое дерево. Вася оглянулся. Кругом стояли белые деревья.

Глава пятая

— Заблудился! — прошептал Вася. — В лес попал!
В лесу было ещё холоднее, чем в городе.
Ветер-ветрище намёл огромные сугробы. Вася был такой маленький, а сугробы такие большие.
Он пошёл куда-то между сугробами.
Васе стало страшно. А от страха ещё холодней, ещё зябче.
Вдруг из-за сугроба вышла большая рыжая Лиса.
Вася сразу увидел, что это не обычная лиса, не такая, как в зоопарке.
— Мне бы сыночка хорошего, — вдруг сказала она. — Я Лиса-красавица, а сыночка у меня нет.
— Разговаривает! — удивился Вася.
Он бы, наверно, ещё больше удивился, если бы ему не было так холодно. Вася уже так замёрз, что в нём всё удивление замёрзло.
А рыжая Лиса стала вокруг него ходить и вертеть своим красивым хвостом.
— Если бы у меня был сыночек, я бы кашку сварила… — сказала Лиса, глядя в сторону.
«Может, пойти к ней ненадолго? — трясясь от холода, подумал Вася. — Согреюсь и каши поем».
А Лиса как будто догадалась, о чём Вася думает.
— Вот и хорошо, мой лисёночек. Сейчас мы с тобой дров наберём. Протяни руки, а я буду дрова накладывать. Полешки, дровишки, палочки, щепочки, сучочки, веточки!.. — запела Лиса.
— Теперь пойдём, мой сыночек, — сказала Лиса. — Полдороги ты дрова понесёшь, полдороги — я. Вон у той берёзки как раз полдороги будет.
Дошли они до берёзы.
— Ох, сыночек, — вздохнула Лиса, — ошиблась я. Полдороги-то не здесь, а у того старого дуба. Неси дальше.
Донёс Вася дрова до старого дуба, а Лиса говорит:
— Нет, сыночек, полдороги вон у той сосны. Неси дальше.
Еле добрёл Вася до сосны. Дрова тяжёлые, книзу тянут. Вот-вот руки оторвутся.
— А вот уже и мой дом, — засмеялась Лиса.
— Зачем ты меня обманула? — сказал Вася дрожащим голосом. — Я бы и так тебе дрова до дома донёс.
Смутилась Лиса, лапой морду потёрла.
— Прости меня, сыночек. Не буду больше тебя обманывать. Пойдём, будем кашу варить.
Вася втащил дрова в избу, сбросил у печки.
Стала Лиса кашу варить.
Зачерпнула Лиса полную ложку каши, подула на неё и в рот сунула.
— Нет, не сварилась ещё, — облизнулась Лиса. Пробует Лиса кашу, пробует. Зачерпнёт полную
ложку, съест, облизнётся и всё говорит:
— Не готова… Не сварилась…
Заглянул Вася в кастрюлю, а в ней уже дно видно. Всю кашу Лиса съела.
Закрыла она морду хвостом. Застыдилась.
— Ох, сыночек, опять я тебя обманула. Сколько ни стараюсь, не могу без обмана жить. Такой уж у меня характер.
Вася чуть не заплакал от обиды:
— А ещё в мамы хочешь! Да разве мама обманывает? Не выйдет из тебя мамы! Вот!
— Да… — печально сказала Лиса. — Видно, не получится из меня мама.
Вася скатился с крыльца и побежал прочь от лисицыного дома прямо по снегу.
«Дурак я, — подумал Вася. — Я ведь тогда сразу понял, что никакую другую маму себе не найду. Но прощения просить всё равно не буду. Без мамы жить буду».
Вдруг затрещали ветки, и из кустов вылезла гора меха и шерсти. У горы было два маленьких глаза и четыре большие лапы. Вася сразу догадался, что это Медведица.
— Маму ищешь, что ли? — спросила Медведица густым голосом.
— Нет, нет, — сказал Вася. Зубы у него так и стучали от холода. — Есть у меня мама, есть…
— А то иди ко мне в сыночки. У меня квартира большая, хорошая. Куда мне, одинокой, такая?
— А просто в гости можно? — прошептал Вася.
— Ну идём, — согласилась Медведица. — Покормлю тебя да спать уложу.
Поплёлся Вася за Медведицей.
— Вот мы и дома, — сказала наконец Медведица.
Смотрит Вася: да разве это дом? Большой сугроб, а внизу чёрная дыра и ход вглубь под землю. Полез Вася за Медведицей.
— Заходи, не стесняйся!
Медведица отрезала большой кусок хлеба, полила золотым мёдом и протянула Васе, а сама стала зевать.
Она так широко разевала пасть, что Васе даже страшно стало. Ох какая пасть и зубов сколько!
Заметила Медведица, что Вася боится, стала морду лапой закрывать. Хорошая, видно, Медведица.
Смотрел, смотрел Вася на Медведицу и тоже зевать начал.
— Хр-р-р!.. — захрапела вдруг Медведица, повалилась на бок и уснула. И стала опять вся как гора меха.
— Медведица, Медведица, проснись! — в тоске закричал Вася. — Что я один буду делать?
— А? Что? — сонно спросила Медведица. — Спи, спи, мальчик. Мы теперь долго спать будем. До весны, — и опять захрапела.
— Это как — до весны? — закричал Вася.
Он стал тянуть Медведицу за мохнатый бок. Но Медведица не пошевелилась.
— Видишь? — с упрёком прошептал Вася. — А моя мама всегда вперёд меня уложит, а потом сама ложится. И не будет она всю зиму спать.
Васе стало страшно сидеть одному около спящей Медведицы.
«Что же мне тут до весны сидеть?» — подумал Вася и вылез из медвежьей квартиры.

Глава шестая

А в лесу уже ночь наступила.
Совсем уже замерзает Вася. Пополз он по снегу. Добрался до высокой ели.
— Ёлка, Ёлка! — зашептал Вася. — Видишь, я один в лесу, без мамы. Укрой меня ветками.
Заскрипела старая Ель, подняла ветки. Заполз под них Вася, прижался спиной к стволу. В комок сжался, затих. Опустила Ель зелёные лапы, прикрыла ими Васю.
— Какая ты колючая, — прошептал Вася. — А у моей мамы ни одной колючечки.
Но Великие Холода не оставили Васю в покое. Под Ель полезли. По земле стелются. Пробираются между самыми малыми колючечками.
Тут раздвинулись ветки, и кто-то тепло-тепло подышал на Васю. Вася посмотрел и увидел большую лошадиную морду и печальный лошадиный глаз.
— Холодно, холодно, — зашептал Вася. — Ещё подыши на меня.
— Совсем замёрз, — с беспокойством сказала Лошадь. — А ну, вылезай, мальчик! Садись на меня скорей. Пропадёшь здесь.
С трудом взобрался Вася на Лошадь — руки от холода не гнутся.
Пришла Лошадь к своему лошадиному дому.
Дом у Лошади был большой и хороший, но совсем пустой. Мебели в нём никакой не было, только в углу лежала большая куча сена.
— Есть хочешь? — печально спросила Лошадь.
— Мне холодно, — сказал Вася.
Лошадь положила Васю на сено и укрыла старой попоной, но Вася всё равно не согрелся.
— А разве лошади живут в лесу? — спросил Вася.
Лошадь печально покачала головой.
— Раньше я жила в городе. Я нанялась на работу в пекарню, развозила по булочным хлеб и вкусные булки. Но директор пекарни купил грузовик, и я увидела, что я не нужна. Тогда я ушла в лес и построила этот дом. Но я, наверно, скоро умру. Зачем жить, если ты никому не нужен?
«А я кому нужен?.. — подумал Вася. — Я маме нужен!»
— Меня никто не ждёт… Никто обо мне не думает… Никто не беспокоится… — тихо и печально бормотала Лошадь.
«А обо мне беспокоится мама, — подумал Вася. — Ну, конечно, мама беспокоится. Она же не знает, где я. Мама. Моя мама».
— Лошадь, хорошая Лошадь, — сказал Вася и заплакал. — Пожалуйста, скорее отвези меня домой. К маме. Потому что моя мама беспокоится!
— Ну, не плачь, — сказала Лошадь. — Я отвезу тебя к маме.
Вася вскарабкался на Лошадь, и Лошадь осторожно сошла с крыльца.
Вьюга так и бросилась им навстречу. Завыла, окружила их ледяным кольцом. Не хочет выпустить их из леса.
Лошадь шла очень медленно.
— Что с тобой? Ты заболела? Ты не умрёшь? — испугался Вася.
— Нет, мне просто очень-очень грустно, — ответила Лошадь. — Я всё время думаю, что я никому не нужна.
— Это неправда! — закричал Вася. — Ты очень нужна! Ты очень нужна мне. Без тебя я бы погиб в этом лесу. Я не могу взять тебя в мамы потому, что у меня уже есть моя любимая мама. Но ты всегда будешь моим самым большим другом.
Лошадь подняла голову и побежала быстрее. Видно, у неё стало немного веселее на душе.
Лошадь добежала до города.
Только тут Вася заметил, что стало гораздо теплее, перестал дуть ветер-ветрище. Снег всюду таял. В темноте журчали невидимые ручьи.
Вдруг Вася увидел, что в одном доме светится окно. Это был, конечно, Васин дом. И это окно светилось, конечно, в Васиной комнате.
Вася соскочил с лошади, обнял её за шею и шепнул ей на ухо:
— Никуда не уходи, слышишь? Я сейчас.
И он бегом бросился домой.
Дверь открыла ему мама. Она была очень бледная, а глаза у неё были заплаканные.
— Что же ты так долго гуляешь? — спросила она.
Вася бросился к ней.
— Мамочка! — закричал он. — Прости меня!
И тут он увидел, как это легко — просить прощения. Как это просто и хорошо — просить прощения.
Мама поцеловала Васю, и Васе сразу стало тепло-растепло, потому что в эту самую минуту Великие Холода ушли из города.
— Мамочка, — сказал Вася, — там у нас во дворе такая хорошая Лошадь. Она — мой друг. Можно, я приведу её домой?
— Можно, — сказала мама.
— Она у нас будет жить. Ладно?
— Ладно, — сказала мама. — Только не знаю, будет ли ей у нас хорошо. Конечно, сена и овса мы где-нибудь достанем. Но понравится ли ей ездить на лифте? А пешком подниматься на пятый этаж ей будет нелегко.
Вася побежал во двор и увидел у дверей деревянную лошадь-качалку с белым пятном на лбу.
Лошадь-качалка покачивалась и улыбалась.
— Это ты? — спросил Вася.
Деревянная лошадь кивнула головой.
Вася подхватил её и побежал домой. Дома он обнял маму и поцеловал её.
А потом Вася лёг спать.
Мама потушила свет.
А рядом в темноте тихо покачивалась деревянная лошадь-качалка и улыбалась.

По сценарию В. Коростылёва
ВОВКА В ТРИДЕВЯТОМ ЦАРСТВЕ

Попасть в Тридевятое царство первоклассник Вовка мечтал давно. Вот где без труда могут исполняться все желания.
А тут, в обычной жизни, всё приходится делать самому: ходить в школу, учить уроки, решать задачи.
И даже в библиотеке, куда Вовка пришёл за новыми сказками, библиотекарша ничего другого не придумала, как предложить ему книжку под названием «Сделай сам».
— Ну уж нет! — сказал ей Вовка. — Всё сам да сам. Не хочу я ничего делать сам! То ли дело в сказках: проси чего хочешь! Всё исполнится.
Тогда библиотекарша принесла Вовке ещё книгу сказок с резными золочёными воротами на обложке и сказала:
— Тогда тебе просто необходимо попасть в Тридевятое царство.
И Вовка взял книгу сказок.
Потом библиотекарша нарисовала карандашами Вовку, только маленького, величиной с ладонь (ведь в книжках могут жить только маленькие нарисованные мальчики).
Ворота в книге отворились, и Вовка увидел вход в Тридевятое царство. Библиотекарша тихонько подтолкнула Вовку ко входу в сборник сказок.
Вовка раскрыл рот от удивления. Уж чего-чего, а этого он никак не ожидал.
Чудеса в книжке начинались с первых же шагов.
Вовка увидел царя в короне и царской одежде с ведром краски и кистью. Царь красил забор!
Вовка только плечами пожал:
— Вы же царь! Вам положено ничего не делать.
— Знаю, но ведь так и со скуки помрёшь от безделья, — пожаловался царь.
— Ничего вы не понимаете! — возмутился Вовка. — Царь, а забор красит!..
— Ах вот оно что! Тунеядец, значит, явился? Эй, стража! Отрубите-ка ему голову!
Бросился нарисованный Вовка бежать с этой страницы книги на другую и попал в «Сказку о рыбаке и рыбке».
Там увидел старуху, а перед ней разбитое корыто.
— Здравствуй, бабушка! — сказал Вовка. — Мне бы Золотую рыбку повидать!
— Да вот оно, море-то, рядом. Попросил бы ты, милок, у рыбки корыто!
«Ну да, сначала подавай ей корыто, а потом стиральную машину… Обойдётся», — решил Вовка, но всё-таки пошёл к морю.
— Эй, Золотая рыбка! — крикнул он с берега. — Ты что, не слышишь, что ли? Я хочу, чтобы ты…
— Что?! — возмутилась рыбка. — А ты сплёл невод, ты меня поймал? Палец о палец не ударил, а туда же…
И выкинула Вовку из своей сказки.
И попал он в другую сказку — к Василисам Премудрым. Пожалели они его и решили научить своим премудростям.
— Опять учиться? — испугался Вовка. — Не хочу!
— Тогда тебе, видать, нужно в Тридевятое царство, — решили Василисы Премудрые. — Там есть Двое из ларца — одинаковых с лица. Что ни при-
кажешь — всё за тебя сделают. Ступай прямо, скатертью дорога!
Помахал им Вовка рукой и пошёл в Тридевятое царство.
Шёл-шёл. Смотрит — стоит столб, на нём висит подкова (на счастье!) и написано: «Тридевятое царство». А рядом ларец.
Не успел Вовка произнести: «Двое из ларца…» — а они тут как тут, взяли и выскочили из ларца.
— Вы правда, что ли, всё-всё за меня делать будете? — спросил Вовка.
— Ага! — гаркнули молодцы.
— Ну, тогда… — стал Вовка пальцы загибать, — сделайте мне пирожных, мороженого, а ещё — конфет…
Не успел Вовка закончить, как полетели из ларца всякие сладости: мороженое, пирожные, леденцы на палочке, баранки, крендельки…
Вовка зажмурился от удовольствия и открыл рот. Да только напрасно, потому что всё мимо Вовкиного рта полетело.
Увидел это Вовка, ногами затопал:
— Стоп, стоп! Вы что это? И конфеты за меня есть будете?
— Ага! — испугались Двое из ларца — одинаковых с лица.
— Ну нет! — разозлился Вовка. — Тогда убирайтесь обратно в ларец!
И вдруг слышит Вовка: «Кому пирожки горячие с повидлом, с капустой, с мясом!»
— Печка! — обрадовался Вовка. — Дай мне поесть скорее!
— Пожалуйста! — отвечает печка. — Только наколи дров, растопи меня да замеси тесто!
Не знал Вовка, как дров наколоть, печку растопить да тесто замесить. Пришлось ему снова звать двух молодцов.
— Ну-ка, Двое из ларца — одинаковых с лица, наколите дров да замесите тесто!
Те сразу взялись за дело: один начал месить дрова, другой — рубить тесто.
Увидел Вовка, что эти двое всё не так делают, и говорит:
— Да не так всё надо делать! А наоборот! Поняли?
— Ага! — только и сказали молодцы.
Но опять ничего не вышло. Они поменялись местами и опять один стал месить дрова, другой — рубить тесто!
Терпению Вовки пришёл конец. Решил он тогда поправить положение. Сам взялся за дело, да только в липком тесте перепачкался. Потому что даже тесто надо готовить правильно и с любовью, как это делает мама.
Вспомнил тогда Вовка про книжку «Сделай сам», достал её и начал читать.
А Двое из ларца — одинаковых с лица опять выскочили и давай смеяться над Вовкой: мол, зачем Вовка читает книгу, всё равно ничего не станет делать сам.
Вовка на них только рукой махнул: пусть смеются!
Решил Вовка показать этим двум, на что он способен.
Взял топор и для начала решил вырубить из простого бревна корыто для старухи из «Сказки о рыбаке и рыбке».
Двое из ларца даже рот раскрыли от удивления.
А Вовка знай себе: стук да стук.
Вот и корыто готово. Взял его Вовка — и к старухе пошёл. Старуха как увидела, обрадовалась:
— Батюшки! Неужто Золотая рыбка сжалилась?
— Нет, бабуся, — гордо ответил Вовка, — это я сам сделал!
Ойкнула старуха и давай Вовку хвалить — корыто ведь и впрямь получилось на славу.
А ведь и правда: приятно сделать что-нибудь полезное самому!

М. Пляцковский ЧЕМУ УЧАТ В ШКОЛЕ

Буквы разные писать
Тонким пёрышком в тетрадь
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Вычитать и умножать,
Малышей не обижать
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
К четырём прибавить два,
По слогам читать слова
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Книжки добрые любить
И воспитанными быть
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Находить восток и юг,
Рисовать квадрат и круг
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
И не путать никогда
Острова и города
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Точки ставить и тире И не драться во дворе
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Крепко-накрепко дружить,
С детства дружбой дорожить
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.

Э. Успенский
ДЯДЯ ФЁДОР, ПЁС И КОТ

ДЯДЯ ФЁДОР

У одних родителей мальчик был. Звали его дядя Фёдор. Потому что он был очень серьёзный и самостоятельный. Он в четыре года читать научился, а в шесть уже сам себе суп варил. В общем, он был очень хороший мальчик. И родители были хорошие — папа и мама.
И всё было бы хорошо, только мама его зверей не любила. Особенно всяких кошек. А дядя Фёдор
зверей любил, и у него с мамой всегда были разные споры.
А однажды было так. Идёт себе дядя Фёдор по лестнице и бутерброд ест. Видит — на окне кот сидит. Большой-преболыиой, полосатый. Кот говорит дяде Фёдору:
— Неправильно ты, дядя Фёдор, бутерброд ешь. Ты его колбасой кверху держишь, а его надо колбасой на язык класть. Тогда вкуснее получится.
Дядя Фёдор попробовал — так и вправду вкуснее. Он кота угостил и спрашивает:
— А откуда ты знаешь, что меня дядей Фёдором звать?
Кот отвечает:
— Я в вашем доме всех знаю. Я на чердаке живу, и мне всё видно. Кто хороший и кто плохой. Только сейчас мой чердак ремонтируют, и мне жить негде. А потом и вовсе могут дверь запереть.
— А кто тебя разговаривать научил? — спрашивает дядя Фёдор.
— Да так, — говорит кот. — Где слово запомнишь, где два. А потом, я у профессора одного жил, который язык зверей изучал. Вот и выучился. Сейчас без языка нельзя. Пропадёшь сразу, или из тебя шапку сделают, или воротник, или просто коврик для ног.
Дядя Фёдор говорит:
— Пошли ко мне жить.
Кот сомневается:
— Мама твоя меня выгонит.
— Ничего, не выгонит. Может, папа заступится.
И пошли они к дяде Фёдору. Кот поел и весь день под диваном спал, как барин. А вечером папа с мамой пришли. Мама как вошла, сразу и сказала:
— Что-то у нас кошачьим духом пахнет. Не иначе как дядя Фёдор кота притащил.
А папа сказал:
— Ну и что? Подумаешь, кот. Один кот нам не помешает.
Мама говорит:
— Тебе не помешает, а мне помешает.
— Чем он тебе помешает?
— Тем, — отвечает мама. — Ну ты вот сам подумай, какая от этого кота польза?
Папа говорит:
— Почему обязательно польза? Вот какая польза от этой картины на стене?
— От этой картины на стене, — говорит мама, — очень большая польза. Она дырку на обоях загораживает.
— Ну и что? — не соглашается папа. — И от кота будет польза. Мы его на собаку выучим. Будет у нас сторожевой кот. Будет дом охранять. Не лает, не кусает, а в дом не пускает.
Мама даже рассердилась:
— Вечно ты со своими фантазиями! Ты мне сына испортил… Ну вот что. Если тебе этот кот так нравится, выбирай: или он, или я.
Папа сначала на маму посмотрел, потом на кота. Потом опять на маму и опять на кота.
— Я, — говорит, — тебя выбираю. Я с тобой уже давно знаком, а этого кота в первый раз вижу.
— А ты, дядя Фёдор, кого выбираешь? — спрашивает мама.
— А никого, — отвечает мальчик. — Только если вы кота прогоните, я тоже от вас уйду.
— Это ты как хочешь, — говорит мама, — только чтобы кота завтра не было!
Она, конечно, не верила, что дядя Фёдор из дома уйдёт. И папа не верил. Они думали, что он просто так говорит. А он серьёзно говорил.
Он с вечера сложил в рюкзак всё, что надо. И ножик перочинный, и куртку тёплую, и фонарик. Взял все деньги, которые на аквариум копил. И приготовил сумку для кота. Кот как раз в этой сумке помещался, только усы наружу торчали. И лёг спать.
Утром папа с мамой на работу ушли. Дядя Фёдор проснулся, сварил себе каши, позавтракал с котом и стал письмо писать.
Дорогие мои родители! Папа и мама!
Я вас очень люблю. И зверей я очень люблю. И этого кота тоже. А вы мне не разрешаете его заводить. Велите из дома прогнать. А это неправильно. Я уезжаю в деревню и буду там жить. Вы за меня не беспокойтесь. Я не пропаду. Я всё умею делать и буду вам писать. А в школу мне ещё не скоро. Только на будущий год.
До свиданья.
Ваш сын — дядя Фёдор
Он положил это письмо в свой собственный почтовый ящик, взял рюкзак и кота в сумке и пошёл на автобусную остановку.

ДЕРЕВНЯ

Дядя Фёдор сел в автобус и поехал. Ехать было хорошо. Автобусы в это время за город совсем пустые идут. И никто им не мешал разговаривать. Дядя Фёдор спрашивал, а кот из сумки отвечал.
Дядя Фёдор спрашивает:
— Как тебя зовут?
Кот говорит:
— И не знаю как. И Барсиком меня звали, и Пушком, и Оболтусом. И даже Кис Кисычем я был. Только мне всё это не нравится. Я хочу фамилию иметь.
— Какую?
— Какую-нибудь серьёзную. Морскую фамилию. Я же из морских котов. Из корабельных. У меня и бабушка и дедушка на кораблях плавали с матросами. И меня тоже в море тянет. Очень я по океанам тоскую. Только я воды боюсь.
— А давай мы дадим тебе фамилию Матроскин, — говорит дядя Фёдор. — И с котами связано, и что-то морское есть в этой фамилии.
— Да, морское здесь есть, — соглашается кот, — это верно. А чем же это с котами связано?
— Не знаю, — говорит дядя Фёдор. — Может быть, тем, что коты полосатые и матросы тоже. У них тельняшки такие.
И кот согласился:
— Мне нравится такая фамилия — Матроскин. И морская, и серьёзная.
Он так обрадовался, что у него теперь фамилия есть, что даже заулыбался от радости. Он поглубже в сумку залез и стал свою фамилию примерять.
«Позовите, пожалуйста, кота Матроскина к телефону».
«Кот Матроскин подойти к телефону не может. Он очень занят. Он на печи лежит».
И чем больше он примерял, тем больше ему нравилось. Он из сумки высунулся и говорит:
— Очень мне нравится, что фамилия у меня не дразнительная. Не то что, например, Иванов или там Петров.
Дядя Фёдор спрашивает:
— Чем это они дразнительные?
— А тем, что всегда можно говорить: «Иванов без штанов, Петров без дров». А про Матроскина ничего такого не скажешь.
Тут автобус остановился. Они в деревню приехали.
Деревня красивая. Кругом лес, поля, и речка недалеко. Ветер дует такой тёплый, и комаров нет. И народу в деревне очень мало живёт.
Дядя Фёдор увидел одного старичка и спрашивает:
— Нет ли у вас тут домика лишнего пустого? Чтобы там жить можно было.
Старик говорит:
— Да сколько хочешь! У нас за рекой новый дом
построили, пятиэтажный, как в городе. Так полдеревни туда переехало. А свои дома оставили. И огороды. И даже кур кое-где. Выбирай себе любой и живи.
И пошли они выбирать. А тут к ним пёс подбегает. Лохматый такой, взъерошенный. Весь в репьях.
— Возьмите меня к себе жить! — говорит. — Я буду вам дом охранять.
Кот не согласен:
— Нечего у нас охранять. У нас и дома-то нет. Ты к нам через год прибегай, когда мы разбогатеем. Тогда мы тебя возьмём.
Дядя Фёдор говорит:
— Ты, кот, помолчи. Хорошая собака ещё никому не мешала. Давай мы лучше узнаем, где он разговаривать научился.
— Я дачу охранял одного профессора, — отвечает пёс, — который язык зверей изучал. Вот и выучился.
— Это, наверное, мой профессор! — кричит кот. — Сёмин Иван Трофимович! У него ещё была жена, двое детей и бабушка с веником. И он всё словарь составлял «Русско-кошачий».
— «Русско-кошачий» не знаю, а «Охотничье-собачий» составлял. И «Корово-пастухачий» тоже. А бабушка теперь уже не с веником. Ей пылесос купили.
— Всё равно это мой профессор, — говорит кот.
— А где же он сейчас? — спрашивает мальчик.
— Он в Африку уехал. В командировку. Язык слонов изучать. А я с бабушкой остался. Только мы с ней характерами не сошлись. Я люблю, когда у человека характер весёлый — колбасно-угощательный. А у неё наоборот — тяжёлый характер. Венико-выгонятельный.
— Это точно, — поддерживает кот, — и характер тяжёлый, и веник тоже.
— Ну что? Возьмёте меня к себе жить? — спрашивает пёс. — Или мне потом прибегать? Через год?
— Возьмём, — отвечает дядя Фёдор. — Втроём веселее. Как тебя зовут?
— Шарик, — говорит пёс. — Я из простых собак. Не из породистых.
— А меня дядя Фёдор зовут. А кота — Матро-скин, это фамилия такая.
— Очень приятно, — говорит Шарик и кланяется. Сразу видно, что он воспитанный. Из хорошей семьи пёс. Только запущенный.
Но кот всё равно недоволен. Он у Шарика спрашивает:
— Что ты делать умеешь? Просто дом сторожить и замок может.
— Я могу картошку окучивать задними лапами. И посуду мыть — языком облизывать. И места мне не надо, я могу на улице спать.
Очень он боялся, что его не возьмут.
А дядя Фёдор сказал:
— Сейчас будем дом выбирать. Пусть каждый по деревне пройдёт и посмотрит. А потом мы решим, чей дом лучше.
И стали они смотреть. Каждый ходил и выбирал, что ему больше нравится. А потом они снова встретились. Кот говорит:
— Я такой дом нашёл! Весь проконопаченный. И печка там тёплая! На полкухни! Пошли туда жить.
Шарик как засмеётся:
— Что твоя печка! Чепуха! Разве это в доме
главное? Вот я дом нашёл — это дом! Там такая будка собачья — загляденье! Никакого дома не надо. Все мы в будке поместимся!
Дядя Фёдор говорит:
— Не о том вы оба думаете. Надо, чтобы в доме телевизор был обязательно. И окна большие. Я как раз и нашёл такой дом. Крыша красная. И сад с огородом есть. Пошли его смотреть!
И пошли они смотреть. Как только подошли, Шарик кричит:
— Это же мой дом! Я про эту будку говорил.
— И печка моя! — говорит кот. — Я о такой печке всю жизнь мечтал! Когда холодно было.
— Вот и хорошо! — сказал дядя Фёдор. — Мы, наверное, и в самом деле лучший дом выбрали.
Осмотрели они дом и обрадовались. Всё в доме было. И печка, и кровати, и занавесочки на окнах! И радио, и телевизор в углу. Правда, старенький. И котелки разные на кухне были, чугунные. И в огороде всё было посажено. И картошка, и капуста. Только всё запущено было, не прополото. А в сарае удочка была.
Дядя Фёдор взял удочку и пошёл рыбу ловить. А кот с Шариком печку истопили и воды принесли.
Потом они поели, радио послушали и спать легли. Очень им в этом доме понравилось.

НОВЫЕ ЗАБОТЫ

На другое утро дядя Фёдор, пёс и кот дом в порядок приводили. Паутину сметали, мусор выносили, печку чистили. Особенно кот старался: он чистоту любил. Он с тряпкой на все шкафы, под все диваны залезал. Дом и так был не очень грязный, а тут совсем заблестел.
А от Шарика пользы мало было. Он только носился, лаял от радости и чихал во все углы. Дядя Фёдор не выдержал и послал его в огород картошку окучивать. И пёс так заработал, что только земля летела во все стороны.
Весь день они так трудились. И морковь пропололи, и капусту. Ведь они сюда жить приехали, а не в игрушки играть.
А потом они мыться на речку отправились и, главное, Шарика купать.
— Уж больно ты у нас запущенный, — говорит дядя Фёдор. — Придётся тебе отмыться как следует.
— Я бы рад, — отвечает пёс, — только мне помощь нужна. Я один не могу. У меня мыло из зубов выскакивает. А без мыла что за мытьё! Так, намокание!
Он в воду залез, а дядя Фёдор его намыливал и шерсть расчёсывал. А кот по берегу ходил и всё грустил о разных океанах. Он же был морской кот, просто он воды боялся.
Потом они домой пошли по тропинке под солнышком. А навстречу им какой-то дядя бежит. Румяный такой, в шапке. Лет пятидесяти с хвостиком. (Это не дядя с хвостиком, а возраст у него с хвостиком. Значит, ему пятьдесят лет и ещё чуть-чуть.) Остановился дядя и спрашивает:
— А ты, мальчик, чей? Ты откуда к нам в деревню попал?
Дядя Фёдор отвечает:
— Я ничей. Я сам по себе мальчик. Свой собственный. Я из города приехал.
Гражданин в шапке удивился ужасно и говорит:
— Так не бывает, чтобы дети сами по себе были. Свои собственные. Дети обязательно чьи-нибудь.
— Это почему не бывает?! — рассердился Матро-скин. — Я, например, кот — сам по себе кот! Свой собственный!
— Ия свой собственный! — говорит Шарик.
Дядя совсем растерялся. Видит: тут и собаки разговаривают, и коты. Что-то необычное здесь. Значит, непорядок. Да к тому ж ещё дядя Фёдор сам наступать начал:
— А вы почему спрашиваете? Вы, случайно, не из милиции?
— Нет, я не из милиции, — отвечает дядя. — Я из почты. Я почтальон тутошний — Печкин. Поэтому я всё должен знать. Чтобы письма разносить и газеты. Вы, например, что выписываете?
— Я буду «Мурзилку» выписывать, — говорит дядя Фёдор.
— А я что-нибудь про охоту, — говорит Шарик.
— А вы? — спрашивает дядя у кота.
— А я ничего не буду, — отвечает кот. — Я экономить буду.

БОЛЕЗНЬ ДЯДИ ФЁДОРА

Дядя Фёдор дома всё время в трусах ходил — загорал. Он совсем коричневый сделался, будто с юга приехал. А если он на улицу выходил, ему одеваться надо было. Сначала майку, потом рубашку, потом штаны, потом свитер, потом шапку, шарф, пальто, варежки и валенки. Вот сколько всего. Это коту хорошо и Шарику — у них шуба всегда при себе. Даже купаются они вместе с шубой.
Однажды дяде Фёдору надо было на улицу выйти, синиц накормить. Он одеваться не стал, а так в трусиках и выскочил ненадолго. А на дворе мороз, снег выпал. Дядя Фёдор и простудился. Пришёл домой — его знобит. Температура поднялась. Он под одеяло
залез, ни есть, ни пить не хочет. Плохо ему. Он говорит:
— Матроскин, Матроскин, кажется, я заболел.
Кот забеспокоился, стал его чаем с вареньем поить. Пёс в магазин побежал, мёд купил. Только дяде Фёдору всё хуже. Лежит он под одеялом, перед ним игрушки и книжки, а он на них и не смотрит. Шарик ушёл на кухню, сел в углу и заплакал. Хочет дяде Фёдору помочь, а не умеет.
— Уж лучше бы я сам заболел!
И кот совсем растерялся:
— Это я виноват: не уследил за дядей Фёдором…
Кот говорит:
— Я за врачом побегу в город. Надо дядю Фёдора спасать.
— Куда же ты побежишь? — спрашивает Шарик. — Буран на дворе. Ты сам пропадёшь.
— Пусть лучше я пропаду, чем смотреть, как дядя Фёдор мучается.
— Тогда давай я побегу, — предлагает Шарик. — Я лучше бегаю.
— Дело не в беготне, — отвечает Матроскин. — Я одного врача хорошего знаю, детского. Я его приведу.
Он нагрел молока в бутылочке, завернул в тряпку и уже хотел идти, а тут в дверь постучали. Галчонок Хватайка спрашивает:
— Кто там?
Из-за двери отвечают:
— Свои.
Кот говорит:
— В такую погоду свои дома сидят. Телевизор смотрят. Только чужие шастают. Не будем дверь открывать!
Дядя Фёдор с кровати просит:
— Откройте дверь… Это мои папа и мама приехали.
И правильно. Это папа с мамой были. С ними Печкин пришёл.
— Видите, до чего они вашего ребёнка довели. Их надо немедленно в поликлинику сдать для опытов!
Шарик рассвирепел и давай почтальона кусать за валенки. Еле-еле Печкин за дверь выскочил.
А мама уже командует:
— Немедленно грелку мне!
Шарик с котом бросились, перевернули всё — нет грелки! Кот говорит:
— Давайте я буду грелкой. Я очень тёплый. Мама взяла Матроскина, завернула в полотенце
и к дяде Фёдору в кровать положила. Кот дядю Фёдора обнял лапками и греет.
— Теперь давайте мне все ваши лекарства. Шарик коробку с лекарствами в зубах принёс, и
мама дала дяде Фёдору таблетку с горячим молоком. И дядя Фёдор заснул.
— Только это не всё, — говорит мама. — Ему надо укол пенициллина сделать. Есть у вас пенициллин?
— Нет, — отвечает кот.
— А аптека в деревне есть?
— Нет аптеки.
— Я в город поеду за пенициллином, — говорит папа.
— Как же ты поедешь? — спрашивает мама. — Автобусы уже не ходят.
— Значит, «скорую помощь» из города вызовем. Не может быть так, чтобы ребёнок болел, а помочь нельзя.
Мама в окно поглядела и головой покачала.
— Не видишь, что на улице делается? Никакая «скорая помощь» не проедет. Придётся её трактором вытаскивать. Бедный мой дядя Фёдор!
Матроскин как подпрыгнет! Как закричит:
— Какие мы все дураки! А тр-тр Митя на что? У нас же трактор есть!
Папа обрадовался:
— Как вы здорово живёте! У вас даже трактор есть. Давайте скорее его заводить! Бензин наливать!
Шарик говорит:
— У нас трактор особенный. Продуктовый. На супе работает. На сосисках.
Папа не стал удивляться. Некогда было.
— У нас целая сумка продуктов есть. И апельсины, и шоколад. Годится?
— Нет, — говорит кот. — Не годится. Нечего Митю баловать. У нас картошки варёной целый котелок.
И пошёл папа с Шариком Митю заводить. Митя очень обрадовался.
Песню какую-то запел тракторную, и поехали они в город на полной картофельной скорости.
А Матроскин с мамой дядю Фёдора выхаживали. Мама скажет:
— Дайте полотенце мокрое!
Матроскин принесёт.
Мама скажет:
— А теперь градусник.
Кот ей:
— Пожалуйста!
Мама даже не думала, что коты такие умные бывают. Она думала, что они только мясо умеют воровать из кастрюль и на крышах кричать. А тут на тебе — не кот, а медсестра!
Матроскин ещё чаю вскипятил и накормил маму пирогами. Очень он маме понравился. И всё делать умеет, и беседовать с ним можно.
Мама говорит:
— Это я во всём виновата. Зря я вас прогнала. Жили бы вы у нас, и дядя Фёдор никуда бы не ушёл. И в доме бы порядок был. И папа у вас поучиться бы мог.
Кот стесняется:
— Подумаешь, пироги! Я ещё вышивать умею и на машинке шить.
Так они до полночи дядю Фёдора лечили и разговаривали. И вот уже тр-тр Митя вернулся с папой и с лекарствами.

ДОМОЙ

На другой день утро было прекрасное. На улице солнце светило, и снег почти стаял. Выглянула тёплая поздняя осень.
Кот проснулся первым и приготовил чай. Потом корову подоил и дал дяде Фёдору молока. Папа говорит:
— Давайте дяде Фёдору градусник поставим. Может, он уже вылечился.
Поставили дяде Фёдору градусник, а Шарик говорит:
— А у меня нос — градусник. Если он холодный — значит, я здоров. А если он горячий — значит, заболел.
— Очень хороший градусник, — говорит папа. — Только как его стряхивать? И как другим ставить? Если я, например, заболею, мне что, твой нос под мышку совать?
— Не знаю.
— Вот то-то, — говорит папа.
А тут Хватайка слетел со шкафа — и к дяде Фёдо-
ру на кровать. Он увидел, что у него что-то блестит под мышкой. Все на папу смотрели, а он градусник украл.
— Ловите его! — кричит папа. — Температура улетела!
Пока Хватайку ловили, такой шум стоял, что даже корова Мурка пришла из сарая в окошко смотреть. Всунулась она в комнату и говорит:
— Тьфу ты! И совсем не смешно.
Все так и сели. Надо же! Мурка разговаривает!
— Ты что, говорить умеешь? — спрашивает кот.
— Ага!
— А чего же ты раньше молчала?
— А то и молчала. О чём с вами разговаривать-то?.. Ой, салатик растёт!
— Это не салатик! — кричит кот. — Это столетник. — И Мурку в окошко вытолкал.
Поймали они температуру и увидели, что она была нормальной. Дядя Фёдор почти выздоровел. Мама говорит:
— Ты, сынок, как хочешь, но мы тебя в город заберём. За тобой уход нужен.
— А если ты кота хочешь взять, или Шарика, или ещё кого — бери. Мы возражать не будем, — добавляет папа.
Дядя Фёдор спрашивает у кота:
— Поедешь со мной?
— Я бы поехал, кабы один был. А Мурка моя? А хозяйство? А запасы на зиму? И потом, я уже привык к деревне и к людям. И меня уже знают все, здороваются. А в городе надо тысячу лет прожить, чтобы тебя уважать начали.
— А ты, Шарик, поедешь?
Шарик не знал, что и говорить. Только он своё место в жизни нашёл — фотоохотой занялся, а тут уезжать надо.
— Ты, дядя Фёдор, лучше поправляйся и сам приезжай.
Папа говорит:
— Мы все вместе будем к вам приезжать. В гости.
— Правильно, — говорит кот Матроскин. — Приезжайте к нам по воскресеньям на лыжах кататься. А летом в отпуск. А если дядя Фёдор в школу пойдёт, пусть он у нас каникулы проводит, летние и зимние.
Так они и договорились.
Мама дядю Фёдора укутала во всё тёплое и велела папе трактор накормить как следует. Потом она спросила у кота Матроскина:
— Что вам прислать из города?
— У нас тут всё есть. Только книжек маловато. И ещё я хочу бескозырку иметь с ленточками. Как у моряков.
— Хорошо, — говорит мама. — Я обязательно пришлю. И ещё я вам тельняшку достану. А тебе, Шарик, ничего не надо?
— Мне бы радио маленькое. Я буду в будке передачи слушать. И ещё киноаппарат. Я буду кино про зверей снимать.
— Хорошо, — говорит папа. — Этим я сам займусь. Лично.
И они стали на трактор грузиться: мама, папа, дядя Фёдор и Шарик. Шарик должен был Митю обратно пригнать. И они поехали. Вдруг Матроскин из калитки выскакивает:
— Стойте! Стойте!
Они остановились.
И он им Хватайку подаёт:
— Вот, держите. Вам с ним веселее будет.
Папа из кабины спрашивает:
— Это кто там?
Хватайка отвечает:
— Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».
И все про Печкина вспомнили. Мама говорит:
— Ох, как неудобно, мы совсем про него забыли…
— И правильно, — говорит Шарик. — Он такой вредный.
— Вредный он или не вредный, не важно. А важно, что мы ему велосипед обещали.
— Есть у вас здесь велосипед? — спрашивает папа.
— Нет, — говорит Шарик.
— А вот как сделайте, — предлагает Матрос-кин. — Купите ему лотерейных билетов на сто рублей. Пусть он что хочет, то и выигрывает. Хоть мотоцикл, хоть машину. Он же сам эти билеты продаёт. Ему двойная выгода получится. От продажи билетов и от выигрыша.
Так они и сделали. Купили у Печкина билетов и самому Печкину на почту отнесли. Почтальон даже растрогался:
— Спасибо вам! Я почему нехороший был? Потому что у меня велосипеда не было. А теперь я сразу добреть начну. И какую-нибудь зверюшку заведу, чтобы жить веселей: ты домой приходишь, а она тебе радуется!.. Приезжайте в наше Простокваши-но…
Наконец они домой приехали. Дядю Фёдора сразу спать уложили с дороги. Потом побежали тельняшку, книжки и киноаппарат покупать. Потом все обедали. Особенно трактор. И мама всё уговаривала Шарика остаться ночевать. Но он не согласился:
— Мне здесь хорошо будет с вами. А Матроскин там один с хозяйством и с телёнком. Я ехать должен.
Тут мама говорит:
— Как же он один поедет на тракторе? Его же любой милиционер остановит. Так не бывает: собака — и за рулём!
Папа соглашается:
— Верно, верно. Боюсь, вся милиция по дороге начнёт за голову хвататься. И шофёры встречные тоже. Сколько же катастроф получится!
Шарик говорит:
— Давайте мы вот как сделаем, чтобы милицию не волновать. Есть у вас очки и шляпа? И перчатки ненужные?
Папа всё ему принёс. Шарик нарядился, тельняшку надел и спрашивает:
— Ну как?
Папа говорит:
— Отлично! Отставной учёный адмирал на своём тракторе едет за город навестить родную бабушку.
Мама говорит:
— Что адмирал, это понятно, раз он в тельняшке. Что учёный, тоже ясно, потому что в очках. А при чём здесь бабушка?
— А при том. Грибов сейчас за городом нет. Ягод — тоже. Одни бабушки и остались.
Мама сказала:
— Всю жизнь ты одни глупости говоришь. И дурацкие советы даёшь. Это меня не удивляет. А вот почему твои глупости всегда правильными бывают, этого я понять не могу.
— А потому, — говорит папа, — что самый лучший совет всегда неожиданный. А неожиданность всегда глупостью кажется.
Шарик говорит:
— Это всё интересно, о чём вы говорите. Правда, я ничего не понимаю. Мне ехать пора. Только давайте не будем целоваться. Я нежностей не люблю.
И папа согласился. Он тоже не любил нежностей. И мама согласилась. Она любила нежности. Но она к Шарику не привыкла.
И Шарик уехал. А дядя Фёдор спал. И снилось ему только хорошее.

С. Михалков
ПЕСЕНКА ДРУЗЕЙ

Мы едем, едем, едем
В далёкие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живётся,
Мы песенку поём,
И в песенке поётся
О том, как мы живём.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку, Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

Когда живётся дружно,
Что может лучше быть!
И ссориться не нужно,
И можно всех любить.
Ты в дальнюю дорогу
Бери с собой друзей:
Они тебе помогут,
И с ними веселей.

Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку, Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

Мы ехали, мы пели,
И с песенкой смешной
Все вместе, как сумели,
Приехали домой.
Нам солнышко светило,
Нас ветер обвевал;
В пути не скучно было,
И каждый напевал:

— Красота! Красота!
Мы везём с собой кота,
Чижика, собаку, Петьку-забияку,
Обезьяну, попугая —
Вот компания какая!

СОДЕРЖАНИЕ

С. Прокофьева
НЕ БУДУ ПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ! (В сокращении) Рисунки Н.Салиенко

Сказка по сценарию В. Коростылёва ВОВКА В ТРИДЕВЯТОМ ЦАРСТВЕ
Рисунки А. Савченко

М. Пляцковский ЧЕМУ УЧАТ В ШКОЛЕ
Рисунки О. Филипенко

Э. Успенский
Главы из книги «ДЯДЯ ФЁДОР, ПЁС И КОТ»
Рисунки О. Боголюбовой

С. Михалков ПЕСЕНКА ДРУЗЕЙ
Рисунки М. Федоровской

Очень часто взрослые поучают детей: прежде чем что-то получить — поработать нужно, постараться.
Но трудиться не очень интересно, а вот озорничать — наоборот, весело.
О том, что происходит с непоседами — наша сказочная и мультипликационная книжка, в которой вы встретитесь с любимыми героями.



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
УжасноПлохоНормальноХорошоОтлично 3 оценок, среднее: 4,67 из 5
Загрузка...
7414 просмотров

ВОЗМОЖНО ВАМ ПОНРАВИТСЯ
Top