Книга: «КотоФеи и лесная сказка» Ольга Фадеева

СказкиВсем.Ру > Писатели > Многие другие... > Книга: «КотоФеи и лесная сказка» Ольга Фадеева
Книга: "КотоФеи и лесная сказка" Ольга Фадеева
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Книга: «КотоФеи и лесная сказка» (Ольга Фадеева)

Чтобы открыть книгу нажмите ЧИТАТЬ ОНЛАЙН (50 стр.)

Текст книги:

Мечта
— Послушай, Хвост, а у тебя есть мечта? — спросил Кокосик, задумчиво поглаживая лапой бумажную снежинку, вырезанную Тёмой.
— Зачем мне мечта, у меня бабушка есть, — зевнул Хвост.
— Причём здесь бабушка! Мечта — это что-то несбыточное и возвышенное…
— Из возвышенного у меня только шкаф.
— Мама сказала, что в новогоднюю ночь можно свою мечту загадать, и тогда она обязательно сбудется.
— А о чём домашним котам мечтать? Мы и так в достатке живём — у нас и корм есть, и хозяева. Ты эти глупости брось. Или мечтаешь опять летать-котофейничать? — строго спросил Хвост и поёжился от прошлогодних воспоминаний. — Даже не думай, не пущу.
— Ну уж нет, я в том году такого страха натерпелся, хватит! Даже если уговаривать меня будешь — не полечу. У меня другая мечта есть. Я мышь хочу поймать, — смутился Кокосик. — А то какой я кот, если мышь ни разу в лапах не держал?
Хвост фыркнул:
— Ну насмешил! Где ты в квартире мышь будешь ловить?
— Ты сам виноват, что я мышь летом на даче не поймал, а ещё смеёшься, — обиженно отвернулся Кокосик. — Я её целый час в смородине выслеживал, а ты откуда ни возьмись, раз — и сцапал, прямо перёд моим носом.
— Мышь — дело серьёзное, я его молодёжи не могу доверить, — важно ответил Хвост и профессионально выпустил когти. — Упустишь, а бабушка потом урожая не досчитается. Городским котам и без мышей есть чем заняться. Мы настроение в квартире
создаём — мягкое и пушистое. Ещё за порядком следим, чтобы бабушка завтрак не проспала… приготовить, чтобы папа в магазин не забыл сходить… за кормом.
— Я всё равно про мышь мечтать буду, — упрямо сказал Кокосик. — В Новый год загадаю и тогда уж точно поймаю! Вот увидишь, не ты у нас один на все лапы мастер.
И Кокосик запрыгнул мечтать на подоконник. За окном падали густые снежные хлопья, а он представлял, что на улице лето. Вот Кокосик выходит из кудрявых морковных зарослей с белой мышью в зубах… (Почему-то в его мечтах мышь обязательно была белая.) Вокруг все ахают, удивляются и хвалят его. Все знакомые коты уважительно кивают, и особенно сиамская кошечка Фрезия с соседней улицы…
От сметаны сплошная польза
— Выиграли! Выиграли! — услышали Хвост и Кокосик весёлые крики Вари и Тёмы.
— Наверное, наши в футбол победили, — сообразил Кокосик.
— Выиграли! Даже не верится! — удивлённо воскликнула мама.
— Нет, не в футбол, мама футболом не интересуется, — сонно потянулся Хвост.
— Сбегаю разузнаю, — Кокосик весёлым мячиком сорвался с подоконника и помчался на кухню, откуда доносились радостные возгласы.
— Всё что угодно, лишь бы не сидеть на месте, — пробурчал Хвост и снова задремал, уютно свернувшись на шкафу.
На кухне было шумно и весело. Тёма не переставая кричал: «Выиграли!» — и подскакивал на месте, а папа довольно посмеивался.
— Вы только послушайте! — восторженно сказала мама, размахивая ярким буклетом. — Никогда ничего не выигрывали, а тут — главный приз! Не зря мы в этом сметанном конкурсе участвовали. — И она прочитала вслух: — «Новогодние каникулы для всей семьи в загородном доме отдыха “Лесная сказка”. Комфортабельные номера со всеми удобствами,
праздничный новогодний ужин, фейерверк, развлекательная программа для детей и взрослых».
— Наконец ты, Машенька, в Новый год не будешь у плиты стоять, — сказал папа маме, — а у детей будет отдых на свежем воздухе. Тёму на лыжи поставим, будем с горки на ватрушках кататься.
Глаза у Кокосика загорелись, и он побежал докладывать новости Хвосту.
— Всё разузнал, — затараторил Кокосик, от волнения размахивая хвостом. — Выиграли развлекательную сказку в лесу, ужин с удобствами и ещё на ватрушках будут кататься.
— Чего на них кататься, их есть надо! Особенно серединку вкусную, — облизнулся Хвост.
— Это они сметану покупали и выиграли, — пояснил Кокосик.
— Я всегда говорил, что от сметаны сплошная польза, а если бы и на нашу долю пару баночек прикупили — может, ещё чего выиграли бы.
— Вот как бывает: ешь сметану — и попадаешь в лесную сказку! — с восторгом сказал Кокосик.
Поедем — не поедем
— Какой Новый год у нас необычный будет! Красота! — радовался Кокосик. — Нарезвимся в сугробах, и ужин, и удобства, и воздух свежий!
— А я не поеду… — вдруг равнодушно сказал Хвост. — У меня и здесь сплошные удобства, да и на воздух не жалуюсь. Зачем мне куда-то ехать?
— Как… как зачем? — заволновался Кокосик. — За новыми впечатлениями и приключениями!
— Глупости, — фыркнул Хвост, — новые впечатления можно у телевизора в соседней комнате получить.
— Нужно ехать! — не отставал Кокосик. — Чтобы было, что вспомнить и потом дачным котам рассказать.
— Мне и так есть, что вспомнить — мама на прошлой неделе холодец варила, — и Хвост мечтательно зажмурился.
— Скукота! — скривил мордочку Кокосик. — Приключения холодца и телевизора… Нет, я в лесной сказке обязательно поучаствую!
— У нас и так все праздники с приключениями, — продолжал ворчать Хвост. — Бабушка говорит, как встретишь Новый год, так его и проведёшь. Хочу, наконец, тишины и спокойствия.
Пока в комнате Кокосик уговаривал Хвоста, на кухне все домашние уговаривали бабушку.
— Я, пожалуй, не поеду, — сказала она.
— Почему? — хором спросили все.
— Не привыкла я Новый год в незнакомых местах встречать, я лучше дома останусь.
— Как же мы тебя одну в Новый год бросим? — забеспокоилась мама. — Мы тогда тоже никуда не поедем. Тем более я не знаю, что в такой сказочно-лесной дом отдыха брать — спортивный костюм или вечернее платье?
— Да что же это такое! — возмутился папа. — Первый раз в жизни ценный приз выиграли — и никуда не поедем. Там же красота, сосны, воздух, а снега сколько! Ни готовить не нужно, ни посуду мыть. Вот вы, Катерина Ивановна, когда в последний раз в доме отдыха были?
— Действительно, когда? Я такого не припомню, — подумав, сказала мама.
— Тебе, Машенька, тогда три года было, вот ты и не помнишь, — ответила бабушка.
— Тем более нужно ехать, всем вместе! Нам там весело будет! — стали уговаривать дети бабушку, и она, глядя на их счастливые лица, почти согласилась.
Но тут мама задумалась:
— А вдруг с животными туда не пускают?
— Наверняка! — уверенно ответил папа. — Но даже если можно брать с собой животных, лучше этого не делать. Сами посудите, мало нам того, что Хвост в прошлом году потерялся? Сколько его искали, сколько дети расстраивались! А там места незнакомые, вокруг густой лес, сугробы по пояс. Кот — не собака, соображает плохо. Много ли ему надо? На метр отошёл — на полжизни пропал. На сосну забрался, а слезть боится. Нам что, потом спасательный вертолёт вызывать?
— А куда же мы Хвоста с Кокосиком денем? Одних на неделю не оставишь.
— Вот я и говорю, что никуда не поеду, — сказала бабушка. — Мы с ними дома останемся. Скучать не будем: салатик поедим, телевизор посмотрим…
— Животные — не проблема, — бодро заявил папа. — Для них уже давно гостиницы придумали.
Бабушка пристально посмотрела на папу и с укором произнесла:
— Я всегда знала, что ты, Серёжа, наших котов недолюбливаешь.
— Эх, — махнул папа рукой, — я с детства о собаке мечтал, о сенбернаре, а вы… котов завели.
Отъезд
Семья вовсю готовилась к праздничному отдыху. Кокосик тоже не отставал, представляя, как будет здорово в «Лесной сказке», и мурлыкал целыми днями: «Мы едем, едем, едем…» Ну а Хвост… Хвост надеялся, что поездку отменят и все останутся дома.
Наконец, настало последнее утро старого года. Папа поставил в коридоре две переноски.
— Похоже, тебе тоже придётся ехать, — довольно сказал Кокосик.
— Не хочу никуда ехать! Я домосед! — отчаянно замяукал Хвост и забился подальше на шкаф.
Но делать было нечего, через час папа уже был одет и торопливо застёгивал молнии на маленьких кошачьих домиках.
— Жаль мне с вами расставаться, но ничего, скоро встретимся, — погладила бабушка Хвоста и Кокосика на прощание.
— Неужели бабушка решила не ехать? — заволновался Хвост.
Неприятный холодок взъерошил его шерсть, и всю дорогу кот нервно царапал стенку ненавистной переноски.
До места они доехали подозрительно быстро. Первым, что Хвост и Кокосик почувствовали, когда папа открыл машину, был всё тот же пресный городской воздух. Перед кошачьими носами высилась обычная серая пятиэтажка.
— Это и есть «Лесная сказка»? — удивился Кокосик.
Папа позвонил в ничем не примечательную дверь на первом этаже и торопливо отдал деньги открывшей ему тётеньке. Он высадил котов из переносок, взглянул на часы и сказал на бегу:
— Ну, давайте, ребята. С Новым годом!
Шерсть у Хвоста встала дыбом. Он с ужасом глядел на закрывшуюся за папой дверь.
Котель
— Это дом отдыха «Лесная сказка»? — вежливо поинтересовался Кокосик у пушистой серой кошки, которая вышла им навстречу.
Хвост еле сдержался, чтобы не дать ему оплеуху.
— Какой ещё дом отдыха? Ты разве не понял? Это кошачий приют! — рассвирепел Хвост.
Едва окинув взглядом комнату, он сразу обо всём догадался. Пусто и безлико, два ряда тесных клеток, в углу несколько переносок, когте-точка, миски с кормом, стена «украшена» потрёпанной картой и плакатами с рекламой кошачьего корма… Но самое главное — запах: в воздухе витала тысяча кошачьих историй.
— Чуяло моё сердце, что всё это не к добру! Сами отдыхать поехали, а нас бросили, сдали в приют за ненадобностью! — злился Хвост.
— Это вовсе не приют, а гостиница для кошек «Котель», — высокомерно заявила пушистая особа персидской породы. — Не пятизвёздочная, конечно, бывают и получше. Поглаживания и расчёсы-вания здесь не предоставляются.
— Но кормят хорошо, — раздался довольный голос толстого рыжего кота.
— Кормят отвратительно, — шепнула персидская особа. — Этого толстяка дома держат на диете, вот он здесь и отъедается. Рыбная похлёбка ужасна, кроме него её никто не ест. У нас здесь
собралось вполне деликатесное общество. — И она повела удивлённого Кокосика знакомиться с другими постояльцами.
— Как же, рассказывайте! — чуть не задохнулся от обиды Хвост.
Воспоминания нахлынули на него с такой силой, что даже лапы подкосились. Недолго он хозяйской жизни радовался, да всё равно успел позабыть своё помоечное детство и бродячую юность. Но, видно, такая у него судьба, кочевая. За что их так? Почему? В чём они провинились? Вели себя хорошо: обои не портили, котлеты со стола не таскали, не царапались, на ёлку не забирались…
Хвост, обычно большой и важный, выглядел жалким и скукоженным, как будто из него вытряхнули всю жизнь.
— Хвостинька, чего приуныл? — постарался ободрить его Кокосик, который сам если и расстроился, то самую малость — теперь его захватили новые любопытные обстоятельства. — Сказали же тебе — это не приют, а «Котель».
— И ты поверил?
— Конечно, поверил! Матильда, эта персидская, здесь уже третий раз. У неё хозяева на какой-то тропический остров уехали, а у толстяка Жоры — на горнолыжный курорт.
— Да, да, на тропический остров посреди океана, — гордо подтвердила Матильда. — А ваши куда?
— Наши — за город, в дом отдыха «Лесная сказка».
— Так неэкзотично… — разочарованно протянула Матильда.
— Знаю, где это! У хозяев там дача недалеко, — что-то жуя, сказал Жора.
— А мои — не знаю куда, но только бы подольше, — засмеялась голубая гладкошёрстная кошка Клеопатра. — От всех хозяйских детей у меня стресс, недосып и хроническая усталость. Гладят меня и гладят, а у меня и так шерсть гладкая. И мнут, и тискают, и за ухом постоянно чешут… Вот как им объяснить, что у меня там не чешется! Хорошо, что здесь никто не трогает — красота!
— Вот видишь, — заулыбался Кокосик Хвосту. — Конечно, здесь встречать Новый год будет не так весело, как в «Лесной сказке», но тоже ничего. Коты собрались весёлые — отличная компания! Тут есть один чудной, совсем лысый. Холодно ему, наверное… Мне даже неловко стало, что у меня такая шуба пушистая. А за нами хозяева обязательно вернутся — за всеми же возвращаются!
— За мной то уж точно никто не вернётся… — печально сказал чёрный кот с белыми лапками и аккуратной белой манишкой. — У меня больше нет хозяйки.
Хвост вздрогнул и напрягся, как струна, а кот принялся рассказывать свою историю.
— Меня зовут Бизе. Вы любите Бизе?
— Ещё как, — облизнулся Кокосик. Он вспомнил, как однажды Тёма угостил его сладким хрустящим кусочком.
— Вообще-то это композитор, — оживился кот Бизе и начал отбивать хвостом такт и напевать. — Та-та-та-та-та-
рарара… Очень я музыку люблю. Но теперь это уже не важно, какая тут музыка? — Кот грустно положил голову на лапы и глаза его потухли. — Моя хозяйка в Большом театре в оркестре играла, на скрипке. А теперь за границу уехала — там, говорит, за музыку платят лучше. А меня сюда пристроила. Тоскливо мне здесь без Чайковского, Штрауса и Верди…
— Не грусти! Вон сколько вокруг котов — найдёшь себе новых друзей, — попробовал поддержать его Кокосик.
— Нет, здесь мне без музыки — не жизнь. Вот наберусь смелости и убегу. Я мечтаю в театре жить, да не за бесплатно — за музыку буду платить мышами. Театр-то большой, там и мышей, должно быть, много. Днём стану работать, а вечером пристроюсь в оркестровой яме в уголке и буду оперы слушать.
Бизе мечтательно закрыл глаза и снова начал отбивать хвостом такт прекрасной, но неизвестной Хвосту и Кокосику музыки.
Как нам встретить Новый год?
Кокосик слушал историю Бизе, но сам всё время думал о другом и то и дело оглядывался по сторонам.
— А что, ёлки здесь совсем-совсем нет? — спросил он у Матильды.
— Зачем тебе ёлка? — удивилась она.
— Как зачем? Как же мы без ёлки Новый год будем встречать? И украшений тоже совсем нет — ни игрушек, ни мишуры, ни конфетти… — Кокосик запрыгнул на подоконник и выглянул в окно. Сквозь стекло во всех подробностях можно было рассмотреть лишь кирпичную стену соседнего дома. — И салютов с фейерверками не увидим, — печально вздохнул он.
Что тут началось!
— Да кому он нужен, этот Новый год! — хором зашипели коты и стали наперебой рассказывать страшные новогодние истории. Праздник был виноват во всём: что вокруг шум и суета, что от мандаринов в носу щекотно и хочется чихать, что от хлопушек можно оглохнуть, бенгальскими огнями подпалить усы, а если уронить ёлку, то обязательно достанется или ремнём или тапком, да так, что и внуки будут помнить.
— А однажды… — начала страшным шёпотом Матильда, — пробка из шампанского выстрелила, попала в кота и
вылетела вместе с ним в окно. С тех пор его никто не видел. Говорят, он улетел на ней в космос…
— А ещё как-то под Новый год, — устрашающе облизнулся Жора, — на одного кота упало ведёрко с майонезом…
— А однажды… — подхватила Клеопатра, — на одного кота в потёмках наступил Дед Мороз…
— А ещё был случай… — сделал пугающие глаза лысый кот Зюскинд, — один кот запутался в серпантине и…
Кокосик не стал слушать, что произошло дальше, — он понял одно: местные коты даже на порог праздник не пустят. Не будет никакого веселья, ни хороводов, ни фейерверков, ни поздравлений-пожеланий, ни подарков. Какой же это тогда Новый год? И как он тогда свою мечту загадает, ведь её нужно ровно в полночь мечтать, чтобы в новом году сбылась? Тут Кокосик основательно задумался. Он смотрел в одну точку, перестал впускать в уши глупые разговоры и всё думал и думал: «Что же получается: если Новый год не встретить, то он и не придёт? А если Новый год не придёт, то ты навсегда в старом году останешься? Прощай мечта, прощай ум-разум, который, как говорит Хвост, с каждым новым годом набирается…»
Кокосику стало жутковато, особенно теперь, когда он был вдали от дома, вдали от своей семьи. Он представил, что останется здесь навечно — навечно в старом году. Он больше никогда не увидится с Варей
и Тёмой, потому что Варя и Тёма, конечно, Новый год встретят. Так и будут они жить в разных годах, как на разных планетах.
— Хвост! Хвост! — чуть не плача воскликнул Кокосик. — Здесь нам Новый год не встретить! А я не хочу навсегда в старом остаться!
— Я с самого начала говорил, что место плохое, — приободрился Хвост. — Уходить отсюда нужно, пока не поздно. Я лично здесь больше ни минуты не хочу оставаться. Только глаза закрываю, так сразу свою прежнюю жизнь вспоминаю, а она у меня была такая, что и собаке не пожелаешь. Скажу тебе по секрету — страшно мне, вдруг хозяева за нами не вернутся и мы останемся тут навечно и будем с тоской смотреть на дверь, а ещё страшнее, что заберут нас чужие люди.
— Но как мы уйдём и куда? — заволновался Кокосик.
Хвост ничего не ответил, подошёл к карте, висевшей на стене, и начал внимательно её рассматривать.
— Эй, Жорик, говоришь, у тебя там дача рядом? — спросил он.
— Где там?
— Рядом с «Лесной сказкой», куда наши хозяева уехали.
— Угу, — причмокивая, ответил Жора, — кстати, супчик питательный, рекомендую!
— Да погоди ты со своим супчиком. Лучше скажи, далеко это?
— Недалеко.
— Дорогу знаешь?
— Сначала по шоссе, вдоль железной дороги, а потом вдоль речки. Там ещё рядом молоко в деревне продают, вкусное, усики оближешь, не то что городское.
— Зачем тебе знать, каким путём Жора на дачу едет? Ты что, в гости к нему собрался? — удивлённо спросил Кокосик.
Хвост снова ничего не ответил. Он сосредоточился, прижал уши и не отрывал глаз от карты.
Кокосик на всякий случай тоже уставился на непонятные квадратики и зелёные пятнышки, расчерченные серыми полосками.
«Я понимаю, рекламу кошачьего корма изучать, а то карту… Это Хвост у Вари, наверное, научился, она вечно карты в атласе рассматривает» — подумал он.
— Всё ясно, — сказал наконец Хвост. — Ну что, готов? — обернулся он к Кокосику.
Кокосик взглянул на серую холодную стену за окном. Кто знает, что их ждёт на улице? Доберутся ли они до дома? Может, уговорить Хвоста остаться? Да, Новый год они не встретят и мечта его, скорее всего, не сбудется, но зато они будут в тепле, сухости и сытости. А вдруг Хвост прав, и хозяева действительно сдали их в приют…
Кокосик ещё раз обвёл взглядом унылую обстановку кошачьей гостиницы.
— Готов. Пойдём! — решительно сказал он.
— Кто сказал, что мы пойдём? Конечно, мы полетим!
КотоФеи отправляются в путь
— Полетим? Полетим! Мы же КотоФеи! — радостно воскликнул Кокосик. — Но как?
— Пока мне известен только один способ: с помощью шарфа и шапки, — ответил Хвост. — Я сунул их на всякий случай в переноску, мало
ли что. Когда отправляешься в путешествие — позаботься об обратном билете. — И он скомандовал: — Прощаться ни с кем не будем, уходим через окно!
Они протиснулись в приоткрытую форточку и вырвались на свободу. Воздух был мягким и тихим от только что выпавшего снега. И было в нём так много вкусов и запахов, как слов в книге. Хвост сразу распрямился, расправился, распахнул глаза и стал дышать часто-часто и всё не мог надышаться. Город окружил их, и, наверное, надо было начать беспокоиться, что да как, но все тревоги улетучились и на душе стало просторно. Хвост и Кокосик были на свободе.
Вылететь-то они вылетели, но вот куда они направляются, Кокосик не представлял. Он всё ещё надеялся встретить Новый год как следует.
— Знаешь, наверное, нет смысла лететь домой… — осторожно начал Кокосик, потому что боялся, что Хвост предложит именно это. — Хозяева всё равно уехали, не сидеть же все праздники перед запертой дверью. Давай найдём укромное местечко, откуда весь праздник будет и виден и слышен.
— Знаю я одно такое местечко, «Лесная сказка» называется. Но погоди…
Они приземлились на крышу соседнего дома. Хвост переминался с лапы на лапу, но вовсе не от того, что снег был холодным, а от того, что его что-то заботило.
— Давай вернёмся, — неожиданно сказал он. — Я думаю, нам нужно Бизе помочь.
— Как же мы можем ему помочь? Мы музыку играть не умеем.
— Возьмём его с собой, проводим до театра.
— Да ты что! Забыл, как в прошлом году Коту-Разбойнику помог и что из этого вышло? — накинулся на него Кокосик. — Ну уж нет, больше никого никуда не провожаем!
— В прошлый раз я сплоховал, не разглядел в коте разбойничью душу, — признался Хвост. — Но сейчас-то всё по-другому! В мире много опасностей, но нельзя бояться всего. Ведь Бизе так и будет мечтать и никогда не решится осуществить свою мечту. Одним словом, пропадёт, понимаешь?
Кокосик оглянулся. Из окна кошачьей гостиницы грустно смотрел им вслед чёрный кот с белой манишкой.
— Эх, ладно… — немного подумав, согласился Кокосик.
Они вернулись, и Хвост постучал лапой по стеклу, зовя за собой Бизе:
— Давай, смелей! Я знаю, где твой театр находится. Не бойся, с нами не пропадёшь.
«Если мы только сами не пропадём», — подумал Кокосик.
Бизе слов через стекло не разобрал, но всё понял, как понимают друг друга коты даже на расстоянии. Он вспомнил звуки скрипки, которые, может, больше никогда не услышит, если останется здесь… Они придали ему смелости, и он осторожно проскользнул в форточку.
КотоФеи поднатужились, подхватили его и взмыли в воздух.
— Вот он, театр! Я его на афише видел! — радостно закричал Бизе, увидев большое жёлтое здание с белыми колоннами. — Спасибо, друзья! — не переставал благодарить он КотоФеев, когда те опустили его на землю.
Едва ступив лапами на ступени театра, Бизе прислушался, зашевелил усами, и морда его расплылась в счастливой улыбке:
— Сегодня вечером «Щелкунчика» дают, музыканты уже репетируют!
Кокосик посмотрел вслед удаляющемуся коту со сладко-музыкальным именем Бизе и подумал, что тоже обязательно послушает скрипку, когда вернётся домой.
КотоФеи летят дальше
Они летели над городом, торопились навстречу Новому году. И время летело туда же, наперегонки с ними. Кокосик всё думал, успеют они или нет, и что будет, если всё-таки опоздают. В прошлом году он заранее во всех подробностях знал, каким будет праздник, сколько куплено хлопушек и фейерверков, что готовит мама с бабушкой, где Варя спрятала открытку для папы и какой новогодний костюм будет у Тёмы. От всего этого внутри становилось тепло и немного щекотно. А в этот Новый год всё было иначе. Кокосик очень ждал праздник, а вот праздник Кокосика — нет.
Одно было хорошо — на этот раз лететь было совсем не страшно.
«Наверное, потому что я стал совсем взрослый», — подумал Кокосик, но на всякий случай подлетел поближе к Хвосту.
Хвост вспоминал узор на карте и слова Жоры, сравнивал с пейзажем внизу.
«Всё точно! — довольно думал он. — Вот полоска шоссе с бегущими жучками-машинами, а вот рядом по железной дороге ползёт толстая гусеница — электричка. Теперь главное — до речки долететь и свернуть вовремя».
— Хвост, как думаешь, мы успеем? — волновался Кокосик.
— Я тут, понимаешь, пыхчу, стараюсь, маршрут прокладываю, а он заладил: успеем — не успеем… Ты лучше гляди в оба, чтобы речку не пропустить. А то у меня шапка сильно ушами размахивает, смотреть по сторонам мешает.
— Мне обязательно нужно Новый год встретить, понимаешь? У меня же мечта…
— Глупости твоя мечта, — ворчал Хвост, который сам поймал не одну сотню мышей. — Мышей ловить нужно, а не мечтать.
Его больше волновало другое: найдут ли они с Кокосиком дорогу к «Лесной сказке» и примут ли их хозяева? А вдруг они рассердятся и отправят их обратно в приют или вообще бросят в лесу?
Наконец городские дома внизу стали редеть, а деревья, наоборот, сгущаться. Серебристыми лентами стройно поблёскивали рельсы железной дороги. Шоссе то бежало параллельно им, то вертелось и петляло, огибая небольшие станции. В небе вместо городских голубей стали попадаться деревенские сороки. А вот речки пока не было видно, сколько КотоФеи ни вытягивали шеи в разные стороны.
— Может, мы речку пропустили, пролетели мимо? — переживал Кокосик.
— Да не было никакой речки, что я, речки не узнаю, что ли? — успокаивал его Хвост.
Кудрявые перелески сменялись белыми простынями полей. В маленьких деревушках зажигались уютные огоньки, которые так и манили спуститься вниз, обещая тепло, вкусный ужин и праздничный телевизор. А речки всё не было.
Стало темнеть. Огоньки остались далеко позади, а лес разросся вширь и ввысь. Он решительно сжимал шоссе с боков и щекотал еловыми макушками пролетающих над ним котов.
«Заблудились!» — вдруг понял Хвост.
В лесу
Они приземлились на обочине дороги.
Мимо, выплёвывая из-под колёс талый снег, промчался грузовик. Хвост и Кокосик испуганно отскочили подальше в кусты.
— Все домой к празднику торопятся, — вздохнул Кокосик.
— Глупости, — фыркнул Хвост. — Я вот не пойму, куда речка делась? Я же карту изучил, помню. Течёт она голубой лентой поперёк дороги, от города недалеко. Говорил тебе, за рекой смотри, не упусти…
— Может, не долетели ещё? — предположил Кокосик.
— Может, и не долетели. Кто эти карты разберёт, что у них далеко, а что близко. Главное, что теперь делать будем, где реку искать? Дальше лететь или назад возвращаться?
Хвост и Кокосик тяжело вздохнули и огляделись по сторонам. Вокруг торжественной стеной стоял лес. Стройные сосны, как по линейке, устремлялись далеко в вечернее небо, а еловые лапы, укутанные белыми шапками, кланялись до самой земли. Слабый серебряный свет фонарей на шоссе причудливо озарял заснеженные ветки деревьев, и они отбрасывали загадочные тени. Таинственно было вокруг, волшебно и так тихо, словно уши лапами заткнули.
«А лучше бы было не так красиво, но тепло и сытно», — подумал Кокосик и только сейчас окончательно понял, что они и правда заблудились. Он со страхом оглянулся и поёжился: «Того и гляди, приключения начнутся».
— Вот тебе, пожалуйста, лесная сказка, — проворчал Хвост. — Сколько вокруг ёлок, хоть все наряжай да танцуй, хоровод води.
— Придётся танцевать, а то замёрзнем.
— Ты ещё хотел на ёлку забраться. Выбирай любую… — съехидничал Хвост.
— Придётся забираться, — задрожал Кокосик, — здесь наверняка волков полно.
Про волков Хвост не подумал, на карте они обозначены не были. Он тоже задрожал, оглянулся, прислушался. Издалека со стороны дороги нарастал монотонный шум, но этот звук был знакомый, неопасный — автомобильный.
Неожиданно где-то рядом заскрипел снег и — кряк! — хрустнула морозная ветка.
Кокосик молнией взметнулся на ближайшую сосну и зажмурился от страха. Хвост же не понадеялся на свою былую ловкость, а вспомнил про летающую шапку и взмыл в воздух. Да только не рассчитал, что лес хоть и большой, а свободного места в нём мало. Со всего размаху он врезался в еловую лапу. Упругая лапа отбросила Хвоста вниз, как мяч, да ещё наградила сверху снежной охапкой.
Ушанка съехала Хвосту на глаза, но он снова взлетел, и снова еловая лапа отправила его вниз. Спружинив, Хвост взлетел ещё раз, а потом вдруг приземлился на что-то шерстяное и тёплое. Это шерстяное и
тёплое рвануло с места и понеслось вперёд. Хвост окаменел от страха и не мог даже разжать когти. Шапка слетела, и он с ужасом увидел, что сидит на спине какого-то большого зверя и они скачут куда-то с бешеной скоростью, не разбирая дороги. Лес вокруг ожил, и теперь мимо со свистом проносились стволы деревьев, ветки норовили хлестануть по спине, а клочья снега летели в глаза.
Вдруг прямо перед ними появился Кокосик.
— Стой! — отважно закричал он.
Кокосик завис в воздухе, распушил мех, растопырил усы, засверкал глазами. Он подобрал упавшую ушанку и теперь устрашающе размахивал ею, стараясь напугать неизвестного зверя и спасти Хвоста. По правде говоря, он и сам сейчас казался неизвестным зверем, а точнее диковинной меховой птицей.
Большой зверь хоть и был большим, а Кокосика испугался, остановился, как вкопанный, и Хвост со всего размаха плюхнулся в снег. А когда со страхом вылез из сугроба и взглянул на чудовище, весь его страх мигом улетучился.
— Северный олень! Нильс! — Хвост узнал знакомого по красной пёстрой попоне.
Нильс попятился, выставив вперёд рога…
— Я Хвост! Помнишь меня? Я тогда в парке заблудился…
— Как же, помню! — немного подумав, усмехнулся Нильс. — Не имя, а часть тела.
Разом потеплело в лесу, подомашнело. Хвост выдохнул, оттаял, и у него появилась надежда, что они с Кокосиком найдут дорогу и вернутся к хозяевам.
Старый знакомый
— Как же ты меня напугал! С неба, что ли, свалился? И что это с тобой за чудище? — спросил Нильс, недоверчиво косясь на Кокосика.
Кокосик и сам не доверял новому знакомому. Он приземлился и снова стал похож на обычного кота, но был готов в любую минуту взлететь, атаковать и защищаться.
— Это мой друг Кокосик… — заулыбался Хвост. — Но как ты, Нильс, сам здесь оказался?
— Сбежал, — ответил олень и глубоко и счастливо вдохнул ароматный лесной воздух. — Я жил как во сне, а потом однажды нашёл в парке чудесный клочок жёсткого серебристого мха, и сон развеялся. Я вдруг вспомнил, что я северный лесной олень, а не садово-парковый. Я понял, почему мне так тяжело и тоскливо летом, почему я люблю зиму и почему мне грустно от того, что вожу по кругу детей. Я понял, о чём я мечтал всё время. Теперь я возвращаюсь к себе, иду на север.
— Но разве ты не боишься заблудиться без карты? — удивлённо спросил нового знакомого Кокосик.
— Карта у меня внутри, она всегда в моём сердце. Я чую родной северный ветер, слышу, как он зовёт меня. А вы здесь откуда, городские звери?
— Мы тоже сбежали, теперь речку ищем… — объяснил Хвост.
— А чего её искать, вон она, за ближайшим осинником, — засмеялся Нильс и махнул рогами в ту сторону, откуда прилетели Хвост с Кокосиком.
— Да нет там никакой речки. Что мы, речку не знаем, что ли? — возмутился Кокосик.
Нильс мотнул головой.
— Пойдём покажу! — и поскакал вперёд.
— А вдруг это ловушка? — насторожился Кокосик.
— Глупости, — фыркнул Хвост. — Знаешь, каким он был раньше высокомерным и насмешливым? Я тогда думал, что это всё из-за рогов. Оказывается, он был не на своём месте. А теперь он настоящий.
И друзья побежали догонять Нильса.
Через две гигантские ели и десяток сугробов и правда была осиновая роща, а за ней лес обрывался.
— Вот она, речка, — добродушно сказал Нильс.
— Какая же это речка? — удивился Хвост.
— Говорил я, нельзя ему доверять, — зашептал Кокосик.
— Какая именно, я не знаю, но это речка, точно. Только что пил из неё.
Хвост пригляделся к гладкой снежной низине с редкими тёмными
проталинами и наконец всё понял. Он засмеялся:
— Кто же знал, что она зимой похожа не сама на себя, а на белую ровную дорогу!
Вот что такое речка, да ещё не живая и шумная, а скованная шубой из снега и льда — ничего особенного. Но Хвосту и Кокосику она показалась старой доброй знакомой, родной бабушкой, лучшей на свете.
— Спасибо тебе, Нильс! — сказали коты хором.
— Счастливо оставаться! — крикнул им на бегу северный олень, мотнул рогатой головой и повёл за собой вереницу следов точно на север.
Деревня
Хвост и Кокосик полетели вдоль речки, а вернее, вдоль белой ленты между пучками кустов.
Теперь их путь лежал до ближайшей деревни, а там уже и до «Лесной сказки» было недалеко.
Хвост думал о том, что, оказывается, можно ориентироваться не только по картам, но следовать велению сердца и северного ветра. Сердце вело его к своей семье, а вот ветер дул прямо в морду, мешал.
Ну и холодно же было лететь! На пустой живот мороз казался сильнее, чем был на самом деле. Усы покрылись инеем, а ветер будто продувал насквозь. Белёсые облака разлетелись, и на чёрном лакированном небе зажглись праздничные гирлянды звёзд.
— У-у-ши… з-замёрзли, — застучал зубами Кокосик.
— А у м-меня всё остальное… — задрожал Хвост. — Да и подкрепиться бы не мешало. Может, стоило Жориного супа попробовать…
Тут вдруг посреди зимы повеяло чем-то тёплым и надёжным. Внизу началась деревня. От домиков строго вверх поднимались кудрявые столбы дыма — это топились печки. Котов окутало мягким дымным облаком и как магнитом поманило вниз.
— Не могу больше лететь, — выдохнул Хвост.
Решив отогреться, друзья спустились вниз.
— Интересно, это та самая деревня, в которой молоко вкусное? — вспомнили они рассказ Жоры.
У дороги стоял скособоченный ларёк с выцветшей надписью «Магазин».
— Удачно приземлились! — обрадовался Кокосик. — Может, здесь нам чего-нибудь перепадёт?
— Вряд ли, — покачал головой Хвост. — Магазин закрыт.
— Конечно, у всех же Новый год, — насупился Кокосик.
Но деревня выглядела так, как будто никакого праздника и в природе не существовало. Домов было мало, а огоньков ещё меньше. Ни одной наряженной ёлки во дворах, ни одной гирлянды в окнах, лишь у магазина валялись мандариновые шкурки да несколько блестящих серпантинок. Тихо, пусто. Только вдруг гавкнула собака, да и то сонно, будто пожелала кому-то спокойной ночи.
Вдоль забора тенью протрусил тощий рыжий кот.
— Постой! — окликнул его Хвост, чтобы расспросить, что здесь да как.
Но рыжий стремительно скрылся, и Хвост вспомнил, что у бездомных котов каждый сам за себя.
— Пойдём поищем, где погреться, пока мы окончательно не превратились в сосульки, — позвал Хвост Кокосика. Конечно, он не перестал считать себя домашним котом, но сейчас он был бездомным. А бездомные коты должны быть очень находчивыми, напомнил он Кокосику, и они юркнули в первую попавшуюся дырку в заборе.
Опять гавкнула собака, но уже во сне — ей снились два кота, блуждающих между заборами.
КотоФеи направились к ближайшему огоньку. Путь им преграждали сараи и сараюшки, покосившиеся баньки, поленницы, скелеты парников, колючие крыжовниковые кусты и сухие пучки травы, торчащие из заснеженных грядок. Но вот наконец они добрались до жёлтого квадрата света, падающего на снег из окна небольшого дома.
Хвост довольно заулыбался:
— Здесь дом жилой, тёплый, будки собачьей нет, а значит, кошек никто не обидит. Ты, главное, морду пожалостливее сделай, когда внутрь проситься будем, — посоветовал он Кокосику. — А впрочем, у тебя и так вид хуже некуда, замёрзший и голодный.
Только он так сказал, как дверь на крыльцо отворилась. Сначала наружу повалил жирный аромат свежих нава-
ристых щей, а потом вышел старичок в больших валенках и подхватил из поленницы охапку дров.
Кокосик жадно втянул носом воздух.
— Никакого оливье, — то ли с радостью, то ли с сожалением сказал он и двинулся к открытой двери.
Хвост решил не отставать, громко мяукнул и приготовил подходящую жалобную морду.
— Ах вы, паразиты-бездельники! — обернулся старичок и швырнул в котов поленом. — А ну брысь отсюда!
Полено просвистело в воздухе и заехало старшему КотоФею по многострадальному вопросительному хвосту, а потом перекувырнулось и, отскочив, садануло Кокосику по лапе.
Коты взвизгнули и бросились наутёк — не ожидали они такого приёма. В полном смятении они добежали до ближайшего дощатого сарая. Сарай из всех щелей топорщил сено, оно пахло летом и бабушкиными мешочками с сухими травами. Хвост с Кокосиком принюхались: вроде место было безопасным.
Они залезли внутрь и стали зализывать ушибленные места.
— Показал бы я ему, какие мы бездельники, — сердился Кокосик. — Вот невезение — хотели сосиску, а получили полено.
— Что ж, — грустно вздохнул Хвост, — всякое бывает.
В сарае было лучше, чем на улице, — теплее, да и дровами никто не кидался. Под крышей в щелях заунывно свистел ветер, а когда он на мгновенье смолк, КотоФеи услышали, как кто-то пробурчал во сне:
— Корытца-кочерыжки-хрящики…
Новые знакомые
Звуки раздавались из-за соседней стены, и если прислушаться, то можно было услышать, как там кто-то ворочался и топтался, вздыхал и фыркал.
— Там кто-то есть… — насторожился Кокосик. — Вот бы разведать потихоньку, может, и нам пара хрящиков перепадёт! Очень уж есть хочется…
В стене было маленькое окошко, редко заколоченное досками и заваленное наполовину сеном. Хвост запрыгнул на кучу сена и протиснулся между досками.
— Ну что там, что? — напирал Кокосик.
Когда Хвост оказался по ту сторону стены, в глаза ему ударил золотистый свет, а в нос — горячий навозный запах. Он пошатнулся, попятился и хотел было лезть обратно, но Кокосик неловко подтолкнул его, Хвост поскользнулся на сене и соскочил вниз. За ним прыгнул и Кокосик.
Тут же поднялся страшный шум-гам, кто-то налетел на Хвоста и клюнул его в затылок, а Кокосика шлёпнул жёстким крылом.
— Погодите, бестолковые вы курицы! — раздался добродушный бас. — Это же коты!
Шум-гам тут же стих. Хвост и Кокосик огляделись и поняли, что попали в хлев. Добродушный бас принадлежал большой чёрно-белой корове, а острый клюв и жёсткие крылья — курицам. Ещё там были кролики, бестолково толкавшиеся в клетке, и тот неведомый зверь, что продолжал бормотать во сне: «Корытца-кочерыжки-хрящики…»
Кокосик глянул на корову. Она была такая огромная, что задняя часть её терялась в тёмном углу хлева, и он даже не понял, заканчивается она где-то или так и продолжается бесконечно. Раньше Кокосик был знаком только с котами и собаками, а оказалось, что существуют ещё самые разные четвероногие!
«Сначала олень, теперь корова… Интересно, кто нам ещё повстречается в этом году?» — подумал Кокосик.
Хвост коровы ничуть не испугался. «Всё не так страшно», — приободрился он и обиженно произнёс:
— Что-то вы гостей плохо встречаете! Сначала старичок поленом в нас запустил, а теперь вы клюётесь…
— Не ждали мы гостей, извините, — промычала корова.
— Да и гости разные бывают, — невесело буркнул толстый кролик.
— Старичок — наш хозяин. Хозяин хороший, просто он с недавних пор котов не жалует, гоняет, — объяснила корова.
— А я-то думаю, отчего у него по всему двору поленья разбросаны! — фыркнул Хвост.
— Был у него один кот, наглец и бездельник, — Васька Пёстрый. Он мышей развёл, кур гонял, яйца таскал, да всё норовил в подойник с молоком нырнуть. А весной на чердак забрался и так вопить начал, что все соседи от нашего Гаврилыча в страхе отвернулись, мол, там у тебя
нечистая сила завелась, привидения. Потом Васька и вовсе исчез, говорят, к дачникам примазался. А хозяин с тех пор совсем загрустил…
Не успела корова договорить, как дверь хлева скрипнула и распахнулась. Хвост с Кокосиком шмыгнули под насест и притихли. В дверном проёме, заполненном морозным синим воздухом, появился старичок — тот самый, что кидался дровами. Кокосик узнал его по большим валенкам.
— Как у вас тут, ребятки? — спросил дедушка и по-хозяйски осмотрел хлев.
Любопытный Кокосик осторожно выглянул в щёлочку. Кроме больших валенок у дедушки была засаленная зелёная фуфайка, доброе лицо и грустные глаза, а ещё лопоухая ушанка, похожая на котофейскую.
Дедушка ласково потрепал корову:
— Сегодня у нас Новый год… Но мы сильно-то не празднуем, как одному-то праздновать…
При этих словах корова фыркнула, курицы заквохтали, а кто-то неведомый сонно забурчал из-за перегородки своё «корытца-кочерыжки…».
— Знаю, знаю, не один я… — грустно улыбнулся дедушка. — Вы у меня есть, целая компания… Кушай, Доча, кушай… — протянул он корове хлебную горбушку и вытащил из кармана пригоршню сморщенных жёлтых яблок. — Смотри-ка, до Нового года долежали, угощайся.
Дедушка подбросил корове свежей соломы, проведал кроликов, пересчитал по именам куриц, заглянул к «кочерыжкам».
— Печку затопил, щи свежие поставил, чтобы завтра не возиться… — неторопливо рассказывал он, поглаживая корову. — Может, ещё и блинков растворю… Хлеб-то в магазин когда ещё привезут — праздники… Блинков, пожалуй, можно… телевизор буду глядеть и жарить… — решил дедушка, потоптался немного и закрыл хлев на замок.
— А знаешь, Хвост, я почему-то на него совсем не сержусь, — сказал Кокосик, когда старичок ушёл. Хвост заулыбался в ответ.
— Хороший, хороший у нас хозяин, — подтвердили все обитатели хлева.
Корова угощает
— Мы погреемся у вас немного, а потом дальше отправимся, — сказал Хвост.
— Конечно, конечно, оставайтесь, — словно добрая хозяюшка засуетилась корова. — Угощайтесь! Сено у меня вкусное, клеверное.
Хвост с Кокосиком переглянулись.
— Не хотите сена? У кроликов ивовые венички есть… Не любите? — удивилась корова. — Ну тогда, может, у них лист капустный завалялся… Нет? Может, у кур пшеницы поклюёте? — предлагала корова всё новые и новые блюда.
КотоФеи всё ждали, когда дело дойдёт до хрящиков.
— Даже не знаю, что вам предложить. Разве у Фроськи что осталось, — и корова кивнула на загородку, откуда доносились те самые загадочные и заманчивые «хрящики».
Хрящиков у Фроськи не осталось, но Хвост и Кокосик привередничать не стали и подкрепились остатками вчерашнего супа. Утолив голод, КотоФеи почувствовали, что мир может повернуться к ним и тёплой стороной.
— Моя бы воля, так приютила бы вас навсегда, — продолжала болтать словоохотливая корова. — Летом мне хорошо, хожу на поля, а зимой скучно… Стой и стой в хлеву целый день, даже и поговорить толком не с кем. Куры — не большого ума звери, — добавила корова шёпотом, — а кролики только и делают, что беспокоятся. Мне от этого тоже неспокойно, а уж если корова переживает, того и гляди хлев дрожать начнёт.
— Хлев дрожит, хлев дрожит, скоро рухнет, — засуетились курицы.
— Вот видите, не большого ума… — подтвердила корова.
— А чего они беспокоятся? — поинтересовался Кокосик.
Один из кроликов заёрзал, задрожал, зацокал от страха зубами, а сказать о своём беспокойстве толком не смог.
— Каждую ночь кто-то по углам скребётся — ход роет. То здесь пошуршит, то там покопает, — объяснила корова. — Поэтому куры на вас и накинулись, думали, что это он. Недавно этот кто-то крольчонка утащил и двух цыплят. Хозяин наш и щели заделывал, и капканы ставил, но что толку? Злодей опять копает. Вот-вот снова нагрянет.
— Кто же это, кто? Мышь? — воодушевился Кокосик. — Я бы лапу подлечил, согрелся, сил набрался и всех бы переловил!
— Мышь, крыса, хорёк — кто их разберёт? Тяжело нам без кота. Вот я и говорю: жили бы с нами. Да разве хозяин позволит?
— Мы бы с радостью остались, но нам домой надо, у нас свои хозяева есть. Хотя погодите… — задумался Хвост. — Кажется, я знаю, как вам помочь. Хм… может, и получится… Ты, Кокосик, меня здесь подожди, нечего с больной лапой бегать, я скоро.
Хвост начинает действовать
Он выбрался тем же путём, каким они с Кокосиком попали в хлев. Остановился, принюхался, ветер причесал его против шерсти. Хвост поёжился. Задача была не простая, но Хвост чувствовал, что обязательно должен попробовать её решить.
На его пути опять выстроились сараи и сараюшки, поленницы и заборы. Он долго и, казалось, бессмысленно блуждал по деревне, но его широко растопыренные усы ни на минуту не переставали искать.
— Нашёл, — наконец прошептал Хвост, заметив мелькнувшую между кустов тень.
Тень принадлежала тощему рыжему коту, тому самому, которого они встретили у магазина.
— Теперь не уйдёшь! — Хвост решительно двинулся за ним.
Рыжий заметил его и припустил рысцой, делая вид, что ужасно торопится. Но Хвост не отступал и с каждой секундой подбирался к нему всё ближе. Тогда рыжий бросился бежать. Хвост ловко запрыгнул на поленницу и встретился с ним нос
к носу. Замерев, они уставились друг на друга. Рыжий начал было шипеть и устрашающе топорщить шерсть, но Хвост осадил его таким серьёзным взглядом, что Рыжий не выдержал и сдался:
— Ладно, говори, что надо? Только быстро, у меня дела.
Если бы у него с собой были часы, то он бы непременно взглянул на них, желая показать, что ему совершенно некогда болтать с незнакомцами.
— Разговор есть, — начал Хвост.
Рыжий его перебил:
— Где раздобыть еду, не скажу! Буду я тут всяким дом бабы Вали показывать… Ой, кажется, проболтался, — испугался он и хотел было броситься наутёк.
— Мне еда не нужна, — успокоил его Хвост. — Я сам тебе хотел еду и хозяина предложить.
— Нет здесь других хозяев кроме бабы Вали.
— Ты что, хозяйский? — засомневался Хвост, глядя на его тусклую шерсть и тощие бока. — Хорошо тебе живётся?
— Хорошо, но мало, — вздохнул рыжий. — У бабы Вали пенсия маленькая. Да что там, — махнул он хвостом, — она мне не хозяйка вовсе, так, подкармливает иногда, когда в деревню приезжает.
— Вот и хорошо, — обрадовался Хвост. — А звать-то тебя как?
— Как хочешь, так и зови, — буркнул рыжий. — Я на любое имя откликаюсь, не привередничаю. Баба Валя Муркой зовёт.
— Это же имя для кошки, — ужаснулся Хвост. — Нельзя коту без нормального имени! Тебе самому-то какое нравится?
— Да мне всё равно.
«Совсем плохо дело, — подумал Хвост. — Вот что бродячая жизнь с котом делает — ему становится всё равно. Всё равно, что есть, всё равно, где спать, всё равно, как называться, — никакого кошачьего достоинства. А что такое кот без достоинства? Просто мышеловка с хвостом. Я думал, он нам поможет, а его самого спасать надо».
— Для начала придумаем тебе имя… — Хвост задумался. — Рыжик тебе нравится?
— Нравится… — приосанился кот-бродяга и застенчиво улыбнулся.
— Вот и хорошо. Имя у тебя есть, а теперь будут еда и дом.
— Это невозможно. Еду я уже всю съел, а в здешних домах мне места нет.
— Пойдём! — позвал Хвост. — Я про бродячую жизнь знаю не понаслышке, и, главное, у меня есть план!
Они потрусили между грядками и заборами. Любопытной луне тоже стало интересно, она выглянула из-за тучи, прицепила котам длинные тени и покатилась следом. Хвост уверенно шагал впереди, а Рыжик с робкой надеждой ступал позади.
«Куда мы идём?» — недоумевал он.
— Деда Гаврилыча знаешь?
Рыжик остановился и зашипел сердито:
— Подставить меня вздумал? Дед Гаврилыч котов ненавидит, я к его участку даже близко не подойду! А я-то тебе поверил… На, забирай своего «Рыжика» обратно. — Рыжий обиженно топнул лапой и отступил на шаг, как будто расставаясь с чем-то ценным.
— Тоже мне глупости… Имя себе оставь, — фыркнул Хвост. — Дед Гаврилыч не злой человек, просто ему прежний кот Васька Пёстрый здорово насолил. Я бы за такие проделки ему сам соли на хвост насыпал. Он всех котов очернил и опозорил.
— Знал я этого Ваську — хитрец и лентяй. Только я мышь поймаю, а он её хвать и бежать!
Увидев, что Рыжик перестал на него обижаться, Хвост раскрыл свой план.
— Не выйдет, даже пытаться не буду, — махнул хвостом тот. — Чудес не бывает.
— Хуже твоя жизнь уже не будет. Нужно попробовать, — уверенно ответил Хвост. — От этого всем только лучше станет.
Кокосик — герой!
«За последние несколько минут столько всего произошло», — думал Рыжик, послушно ступая за Хвостом. У него появилось имя, и неизвестный кривохвостый кот обещает ему настоящие чудеса: дом и хозяина. И почему он ему доверяет и послушно идёт следом? Он же вообще никого раньше не слушал и верил только в колбасу, мышей и лето… Но на душе у Рыжика вдруг стало теплей, то ли от воспоминаний о колбасе, то ли оттого что ветер стих, то ли это новое имя его грело. «Рыжик… Рыжик…» — повторил он про себя.
Подходить к дому деда Гаврилыча Рыжику было боязно. Да и Хвост, по правде, опасался, что у них не получится то, что задумали. План был рискованный. Вдруг дедушка выскочит, поймает да припомнит им все хулиганства Васьки Пёстрого? Но ещё хуже было то, что в случае неудачи Рыжик может потерять надежду, которую подарил ему Хвост, а это страшнее, чем поленом по хвосту.
Они пробрались сквозь огороды и уже знакомым путём через сенной сарай нырнули в хлев. На этот раз Хвост заранее громко мяукнул, чтобы их снова не встретили клевками.
Но Хвоста и Рыжика заметили не сразу — до того в хлеву было шумно и весело. Там царило всеобщее ликование. Курицы, которым давно полагалось спать, задорно пританцовывали, кролики хлопали от счастья ушами, а корова Дочка улыбалась и радостно фыркала. Но самое интересное, что в центре всей этой весёлой суеты был Кокосик. Он сидел посередине хлева и светился от восторга и гордости.
«Сияет, как ёлочная гирлянда, — подумал Хвост. — Он, наверное, новогодний праздник здесь устроил».
Когда курицы наконец расселись, Хвост увидел, что все отмечали вовсе не Новый год, а… победу над опасным хищником.
Кокосик вскочил и, сбиваясь от восторга, начал рассказывать Хвосту:
— Я сижу спокойно, лапу зализываю, а тут кто-то сзади как заскребёт! Темно в углу — не видно, как выскочит… а я как прыгну, в воздухе развернулся… он бежать, а я его как с размаху — хлоп… и вот. Жалко только, что это не мышь!
— Это ласка, — вступил Рыжик. — Мышь что — пустяк, а с этими не всякий кот справится, уж очень они хитрые, злые да коварные.
— Так вот кто, значит, крольчат и цыплят таскал! А ещё лаской называют… — удивился Хвост. — Но теперь будет у вас в хлеву свой защитник, — он подтолкнул Рыжика вперёд.
— Добро пожаловать! — обрадовалась корова. — Я тебя на полях мельком видала, но не знала, что тебя Рыжиком зовут.
— Да я и сам не знал, — Рыжик смутился, ведь он не привык к такому вежливому обращению. Да и всё вокруг было непривычным: множество новых знакомых, запах молока и тёплый золотистый хлев посреди синей снежной ночи.
— Вот только хозяин вряд ли обрадуется, — замотала головой корова, захлопала ушами.
По хлеву тотчас пронёсся прохладный ветерок.
— У нас план есть! — торопливо вставил Хвост. — Только нужно скорее действовать, чтобы Новый год не пропустить, а то потом уже поздно будет.
— Как интересно! Жаль, что я в хлеву привязана, не могу в вашем плане поучаствовать.
— Нам без твоей помощи не обойтись, — обрадовал её Хвост. — До двенадцати промычать сможешь?
— Э-э-э… Промычать смогу… А вот до двенадцати нет, — смутилась корова, которая прежде считала, что чем зверь больше, тем умнее.
— Я научу! — сказал Кокосик. Сам-то он ещё вместе с Тёмой считать научился на счётных палочках.
— Мы тоже, тоже помогать хотим! — заквохтали куры.
Кокосик осмотрелся. Счётных палочек в хлеву не оказалось, а вот счётные курочки были кстати. На насесте в два ряда как раз сидело двенадцать куриц.
— Мы тебе сигнал дадим, когда мычать. Ты каждой курице промычи по одному разу — как раз получится столько, сколько нужно! — улыбнулся Кокосик корове.
Новогодняя яблоня
У Хвоста не было часов, но он чувствовал, что время поджимает, а сделать ещё предстояло многое.
Рыжик коротким путём вывел их к магазину.
Они подобрали блестящие кудрявые ленточки серпантина, вылетевшие из чьей-то хлопушки, и даже несколько мандариновых шкурок, а затем поспешили обратно к дому деда Гаврилыча.
— Ты думаешь, если меня всем этим украсить, то дедушка не прогонит? Думаешь, он нарядных котов больше любит? — спросил у Хвоста Рыжик.
— Глупости! Мы не тебя украшать будем, а ёлку перед домом.
— А ёлку-то зачем?
— Как зачем? — удивился Кокосик. — На Новый год всегда ёлку наряжают, только погодите… ёлки-то здесь никакой нет.
— Конечно, нет! — подтвердил Рыжик. — Но мы можем ёлку в лесу нарядить, здесь лес рядом. А в деревне никто ёлки не выращивает, какая от них польза?
— Вот уж не знаю, будет ли деду Гаврилычу польза от такого несообразительного кота, как ты, — проворчал Хвост.
— Вовсе я не несообразительный! Я как мышей ловить хорошо соображаю, — обиделся Рыжик. — Просто вы меня совсем с этим Новым годом запутали, я его раньше и не видал никогда. А нельзя нам вместо ёлки яблоню нарядить?
— Пожалуй, можно! — обрадовался Хвост.
Кокосик и Рыжик ловко украсили яблоню перед крыльцом ярким серпантином и нацепили на ветки лепестки мандариновых шкурок. И если раньше зимой яблоню никто не назвал бы красавицей, то сейчас выглядела она великолепно.
— Извини, Кокосик, но придётся тебе свой трофей Рыжику отдать для пущей убедительности, — сказал Хвост.
— Пусть берёт! — добродушно согласился Кокосик и притащил пойманную ласку.
Потом Хвост подобрался к самому окну и прислушался. Сначала лишь монотонно бурчал телевизор, но долго ждать не пришлось, и вот раздалось:
— Бом! Бом! Бом!..
— Пора! — крикнул Хвост.
Кокосик помчался в хлев.
«Только бы успеть, только бы всё получилось!» — думал он, и сердце его вырывалось наружу.
Теперь дело было за коровой. Она не подвела: промычала громко, радостно, двенадцать раз подряд.
— Ты, главное, потереться об ноги не забудь, когда тебя дедушка в дом позовёт, — давал Хвост последние наставления Рыжику.
— Урчи погромче, обои не дери, с дедом Гаврилычем будь поласковей, — советовал ему Кокосик.
— А вдруг не позовёт, вдруг опять поленом? — заёрзал, задрожал тот.
— Всё может быть, — вздохнул Хвост.
На веранде щёлкнул выключатель, послышалось добродушное ворчание:
— Что это Доча размычалась? Заместо курантов у нас, что ли? Или она с праздником меня поздравляет? Пойду проведаю…
Дверь открылась, и на снег упал длинный прямоугольник света. Первым делом дед Гаврилыч увидел перед собой рыжего кота. На миг лицо его почерствело, и рука поднялась шугануть непрошенного гостя.
Рыжик вздрогнул.
Но в ту же минуту закружился на ветру серпантин, засверкала новогодняя яблоня, заблестела, подмигнула.
Дедушка замер…
Замер Рыжик, сжался от страха в комочек…
Тут дедушка разглядел и поверженную ласку, и робкий кошачий взгляд, полный надежды. А Рыжик увидел, что лицо у дедушки на самом деле доброе и глаза улыбаются.
Кот сделал осторожный шаг вперёд. Дедушка пожал плечами и распахнул пошире дверь:
— Ну заходи, чего на улице мёрзнуть. Назову тебя Рыжик.
«И как это он догадался?» — подумал кот. Он обернулся туда, где в тени забора притаились Хвост и Кокосик, а потом тихонько мяукнул и в первый раз несмело потёрся о ноги своего хозяина.
Сплошные приятности
Хвост выдохнул и улыбнулся, а Кокосик уже понёсся в хлев, чтобы первым сообщить радостную новость тамошним обитателям.
— Спасибо вам, друзья! Хорошо-то как! — обрадовалась корова. — Нам теперь бояться нечего. Я раньше думала, что кот — существо совсем пустое. Молока не даёт, яйца не несёт, шерсть с него не стригут. Но теперь вижу — польза есть!
— Ерунда какая, — обиженно фыркнул Хвост. — Вот увидите, от Рыжика не только в хлеву толк будет, с ним и дедушке станет веселее жить. От котов вообще сплошные приятности бывают. Кот урчит волшебно, а зимой заменяет собой шерстяные носки и горячий чай. А уж если корова есть, то кот в хозяйстве просто необходим, чтобы было куда излишки молока девать.
Кокосик хотел рассказать, какие ещё бывают приятности и что он бы тоже кота завёл, не будь он сам котом, но глаза его сами собой стали закрываться.
— Давай поспим немного, а потом уже к своим полетим, — сонно сказал он Хвосту.
Хвост не возражал.
Устали, выдохлись КотоФеи. И неудивительно — столько всего произошло в этот день, столько было леса и снега, встреч и волнений, тревог и радостей!
Корова выдернула им из яслей приличный клок ароматного сена, и они мгновенно заснули на нём, свернувшись калачиками. Кокосику снилось, как он бьётся с целым десятком хищников всех сортов и, конечно, побеждает. А Хвост, уткнувшись в кудрявый пучок мышиного горошка, видел во сне, как помогает бабушке наводить дома порядок, сметая вопросительным хвостом пыль со шкафа.
В хлеву ещё долго не смолкали удивлённые возгласы и разговоры, а когда уже и у коровы стали слипаться глаза, из своей загородки суетливо высунулась Фроська:
— Ой, корытца-кочерыжки… Я, кажись, всё проспала. Произошло чего?
Утро нового года
Хвост с Кокосиком проснулись уже под утро, всполошились и сразу всё вспомнили. Пора было снова отправляться в путь, а то как бы им самим не затеряться в этих лесных просторах, не остаться на век бездомными.
От коровы они узнали, что «Лесная сказка» совсем близко, оттуда к дедушке за молоком приходят. КотоФеи долго прощались со всеми обитателями хлева, особенно с Дочкой, которая никак не хотела расставаться с гостями.
— Будете в наших краях — заходите, навещайте, пишите, звоните… — говорила она, и если бы у неё был телефон, то она бы обязательно дала свой номер.
Хвост и Кокосик нацепили летающие шарф и шапку и взмыли ввысь. Хлев, дом деда Гаврилыча, нарядная яблоня, а вместе с ними и все вчерашние волнения остались внизу.
Прошлый вечер был так наполнен событиями, что Кокосик позабыл о том, что его раньше волновало больше всего на свете — о празднике. Сейчас он вдруг сообразил, что праздник-то пропустил. Не было у них с Хвостом ни фейерверков, ни хороводов, ни поздравлений, ни подарков, а значит, и Новый год они не встретили. Кокосик задумался, хотел загрустить, но не смог. Не было грустно, ну ни капельки. Наоборот, лететь было легко и радостно.
— А ты, Хвост, не расстраиваешься, что мы Новый год не встретили, что праздник пропустили?
— Почему это пропустили? — хитро посмотрел на друга Хвост. — Был праздник, и не только у нас… Мы, пожалуй, сами его и устроили. Ну и что, что без ёлки, без фейерверков. Зато с яблоней, с друзьями и подарками.
— С подарками? — удивился Кокосик. — …А пожалуй, ты прав! Мы подарки дарили, мы и получали… Жалко только, что я своё желание не успел загадать, как-то не до этого было. Но ничего, в следующем году точно загадаю!
— Тебе пора новое желание придумывать, старое уже ни к чему. Что тебе мышь? Ты ласку поймал. Это вроде как кошачью олимпиаду выиграть.
Кокосик довольно заулыбался. Оказывается, мечты они такие — могут сбываться совершенно неожиданно.
— А как думаешь, Хвост, новый год всё-таки наступил? — с надеждой спросил Кокосик.
Хвост не ответил. Старый год, новый год — не был он силён в этой новогодней математике. Хвост посмотрел вдаль. На востоке всходило яркое солнце, разливалось чистое лазурное небо, припушённые инеем верхушки деревьев сверкали миллионами искр. А ровные поля, застеленные чистейшими снежными скатертями, дарили удивительное спокойствие.
Хвост не ответил, но Кокосику уже и не нужен был ответ. Ведь только утро нового года может подарить такую особенную тихую и светлую радость.
Наконец впереди, между лесных островков, показались аккуратные домики, непохожие на деревенские. Рядом были круглый замёрзший пруд, исчерченный коньками, и большая снежная горка, вытянувшая длинный ледяной язык. Мигала гирляндой огромная наряженная ёлка, и весь снег под ней был усыпан конфетти, серпантином и пустыми батареями фейерверков.
— «Лесная сказка!» — обрадовался Кокосик.
Хвост, присмотревшись, узнал Варины лыжи и Тёмины санки, стоявшие рядом с одним из домиков.
— Наши! — ласково мяукнул он, и сам не поверил, что они с Кокосиком добрались до своих, что всё у них получилось. — Ох и ругать нас будут, наверное… Скажут, зачем из приюта сбежали…
— Не из приюта, а из гостиницы, — поправил его Кокосик, не отрывая восхищённых глаз от нарядной ёлки. — Мы объясним всё, только бы нас поняли.
— Бабушка поймёт, она всегда всё понимает.
Сюрприз
Дверь домика распахнулась, и на крыльцо выскочили Варя с Тёмой. Хоть это было новогоднее утро, они долго спать не стали и, едва открыв глаза, побежали гулять… и ахнули от удивления и восторга, увидев на пороге Кокосика и Хвоста.
Кокосик скорее запрыгнул к Тёме на руки, а Хвост помчатся объяснять всё бабушке, рассказывать, что они просто не могли остаться в кошачьей гостинице, что хотели праздник вместе встречать.
— Папа, папа, спасибо! — закричали Варя с Тёмой. — Как здорово, что ты наших котиков привёз! Мы по ним так скучали!
Сонный папа, ничего не понимая, оторват голову от подушки:
— Каких котиков?
— Когда ты только успел? Рано утром, наверное, за ними съездил, чтобы они не грустили и чтобы нас обрадовать, сюрприз сделать?
Мама смотрела на папу восхищёнными глазами.
— Молодец, Серёжа! — похвалила бабушка. — А то я было подумала, что ты животных не очень любишь. Правильно, что наших усатиков привёз, нечего их было в гостиницу отдавать. Теперь у нас вся семья в сборе.
Папа не мог выговорить ни слова. Он не отрываясь смотрел на Хвоста и Кокосика и напряжённо вспоминал, что делал прошлой ночью.
— Сюрприз… — наконец произнёс папа и рухнул обратно в подушку.
Раньше он считал самыми удивительными существами собак, но теперь понял, что и коты — звери необыкновенные!

ОГЛАВЛЕНИЕ
МЕЧТА
ОТ СМЕТАНЫ СПЛОШНАЯ ПОЛЬЗА
ПОЕДЕМ -НЕ ПОЕДЕМ
ОТЪЕЗД
КОТЕЛЬ
КАК НАМ ВСТРЕТИТЬ НОВЫЙ ГОД?
КОТОФЕИ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ПУТЬ
КОТОФЕИ ЛЕТЯТ ДАЛЬШЕ
В ЛЕСУ
СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ
ДЕРЕВНЯ
НОВЫЕ ЗНАКОМЫЕ
КОРОВА УГОЩАЕТ
ХВОСТ НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ
КОКОСИК — ГЕРОЙ!
НОВОГОДНЯЯ ЯБЛОНЯ
СПЛОШНЫЕ ПРИЯТНОСТИ
УТРО НОВОГО ГОДА
СЮРПРИЗ


Чудесам не обязательно дожидаться наступления Нового года! Вот и в семье Хвоста и Кокосика произошло исключительное событие: хозяева котов выиграли в конкурсе главный приз — новогодние каникулы в загородном доме отдыха. И пускай домосед Хвост не очень-то обрадовался предстоящей поездке, зато Кокосику не терпелось отправиться навстречу новым впечатлениям. Но каково же было удивление обоих, когда друзья попали… в обычную городскую гостиницу для кошек! Как же теперь отыскать хозяев, да ещё успеть встретить Новый год? Будьте уверены, у Хвоста и Кокосика всё получится — впереди КотоФеев ждёт настоящая лесная сказка!



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Top