Сказочная книга: «Сказки кота Кузьмы»

Loading...Loading...

Сказочная книга: «Сказки кота Кузьмы»
Сказочная книга: «Сказки кота Кузьмы»
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская книга: «Сказки кота Кузьмы» (Александр Маскаев)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (58 стр.)

Только текст:

Оглавление

  • Жил да был кот
  • Cказ о том, как Кузьма Тимофеевич завёл настоящую дружбу с мышами
  • Cказ о том, как Кузьма Тимофеевич встретился с Шуклей
  • Cказ о том, как Кузьма Тимофеевич повстречал водяного, лешего и банника
  • Cказ о весёлой мышиной возне
  • Cказ о том, как Кузьма Тимофеевич повидал Бабу-Ягу-Ягинишну
  • Cказ о том, как у обычных вещей обнаруживаются волшебные свойства
  • Cказ о том, как дед Василий вспоминал молодость
  • Cказ о том, как Кузьма Тимофеевич и мыши встречали зиму
  • Всё волшебство мира хранится в тебе самом
  • Любопытные факты
  • Лабиринт

ЖИЛ ДА БЫЛ КОТ
В каком царстве и в каком государстве — неведомо, жил-был и просто гулял сам по себе рыжий кот Кузьма. Был он доброго и весёлого характера, а лукавство и хитрость достались ему от деда его Василия, который теперь всё чаще лежит на тёплой печи и слушает истории Кузьмы, добродушно улыбаясь в поредевшие усы. Друзей-приятелей у Кузьмы много по всему белому свету, от заснеженного и морозного Севера до жаркого и солнечного Юга. И где бы он ни был, случаются с ним чудеса. Так, по крайней мере, он сам и говорит. Не сидится ему на месте. Приключения и сказки, которые он так любит, зовут его и в дальние края, и в родные стороны, ведь там с бабушкой Ягой можно попить малинового чаю, с водяным сварить ухи из окуньков, а с лешим побродить по невиданным тропинкам в лесной чаще и посплетничать с кикиморой про жизнь её болотную… Да мало ли чего ещё приключится! Кузьма и сам не прочь побаловать нас сказками, и мы, глядя в отражение огоньков от печи в его глазах, слушаем и верим каждому его слову.
Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич завёл настоящую дружку с мышами
К избе было натоплено. Разомлевший Кузьма лежал на печи и со скукой в глазах смотрел на одинокую муху, бьющуюся об оконное стекло.
— Эх… тоска! — промурлыкал он и спрыгнул с лежанки. Увидев приоткрытую дверь в чулан, он направился туда в надежде чем-нибудь разжиться да как-то скоротать время. В темноте Кузьма разглядел на стенах полки, берёзовые веники, две кадки в углу, старые валенки и много прочего, чему он, Кузьма, названия не знал. На противоположной стене от кадок он увидел слабую полоску света, пробивающуюся из-под пола. «Ага! Это уже интересно», — подумал Кузя, пристраивая глаз к отверстию. Он увидел маленькую лестницу, спускающуюся в подпол, услышал похожий на писк, негромкий, но весёлый разговор.
Рассматривать одним глазом было тяжело, но он старался, — уж больно интересная сцена перед ним возникла. На крохотной тумбочке стояла свечка, освещая прибранную и уютную комнатку-нору. За столом сидели трое чудно одетых и оживлённо разговаривающих мышей.
Кузьма напряг слух и услышал, как один из них рассказывал остальным про свою удачную рыбалку. «Наверное, привирает, как любой рыбак», — подумал кот, внимательно разглядывая маленькое жилище. «Да, хорошо живёт мышиный народец, всё-то у них по уму и на своём месте…», — восхитился он.
Кузьма не стал прерывать оживлённый разговор, сел в тёмном углу чулана и, глядя на маленькую лужицу, вытекшую из кадки, подумал: «Надо бы мне задружиться с мышами, найти их старшину и заключить мировую. Всё-таки жизнь станет повеселее.
Старшина — старший в группе (зверей или людей), начальник, предводитель. На Руси старшина — должность выборная, а значит, заслуживающая доверия.
Объясню им, что не охочусь за ними и не буду. Мне только и надо, чтоб порядок в доме был — иначе выгонят метлой из избы. Да и кто их будет кроме меня охранять от деда моего Василия? Дед хоть и старый кот, но до охоты у него и глаз востёр, да и коготки…» С этими мыслями Кузьма вышел из чулана и побежал во двор, — в его кошачьей жизни, унылой и невзрачной до этого, появился новый смысл и интерес. Не обращая внимания на заносчивого петуха, он направился к погребу в надежде на то, что именно там и живёт мышиный старшина…
Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич встретился с Шуклей
Кузьма спускался по ступенькам в тёмный погреб: чем ниже, тем темнее становилось впереди, но его глаза стали постепенно привыкать. Как же ему найти мышиного старшину? Не кричать же в погребе?! Да и имени старшины он не знает… Эти грустные его мысли прервал едва слышный шорох и еле заметное движение.
На железной печке-буржуйке спокойно сидел и поглядывал на Кузьму анчутка со странным именем Шукля. Шукля был совсем малого роста, лыс головой, но зато с большими чёрными усами. С печки свисали его кривенькие ножки, обутые в маленькие лапоточки. Кузя давно знал Шуклю, но они не были особо дружны, особенно после того случая, когда анчутка умыкнул у Кузи пескарей.
— Ищешь чего? — спросил Шукля.
«Буржуйка» — называют металлическую печь, которую и сейчас иногда можно встретить в дачных домиках. Почему её окрестили именно буржуйкой до конца неясно, но многие считают — за «прожорливость», так как она требовала больше топлива, чем обычная крестьянская печь.
зам вижу.
— Да не чего, а кого! — ответил Кузьма. — Мышиного старшину мне бы повидать.
— Тогда тебе Жула нужна, — буркнул Шукля, слезая с печки. — Пойдём, покажу что ли…
Они двинулись в дальний угол погреба и, показывая пальцем в темноту, анчутка сказал:
— Вторая полка снизу, третья банка с огурцами справа. Отодвинь банку в сторону, увидишь шнурок — дёргай, а там уж я не знаю как — захотят тебя видеть или нет…
Кузьма хотел было отблагодарить Шуклю, но того и след простыл, только под потолком блеснули два уголька его глаз.
Имя Шукля, скорее всего, означает «искатель». В украинском языке «шука-ти» значит «искать». Что ж! Хорошее имя для домового, который обязан помогать хозяевам отыскивать потерянные вещи.
Запрыгнув на полку и кое-как отодвинув банку с огурцами, Кузьма и в самом деле увидел тоненький шнурок, свисавший из отверстия в стене. Кузя дёрнул, но не сильно.
За стеной послышался несильный звук колокольчика. Под потолком, прямо над Кузьмой, раздался тонкий скрип — Кузьма увидел, как отворилась маленькая дверка, и оттуда в полумрак погреба заструился мягкий жёлтый свет.
— Ты почто Жулу беспокоишь? — спросила вылезшая голова старого мыша с седыми усами.
— Мне бы… это… поговорить, — промурчал Кузьма.
— Жди, — деловито сказала мышиная голова и исчезла.
Вместо неё появилась и распустилась до самого низа верёвочная лестница, по которой тут же очень проворно сбежала мышь в красном сарафанчике и зелёных тапочках. Это была обычная мышь средних размеров, только в сарафане. Она смотрела на Кузьму строгими глазками, усики вокруг её носа подрагивали.
— Слышала я от братьев своих рыбачков, за которыми ты подглядывал тут намедни, что не зловредный ты, не как твой дед. Неужто мировую пришёл заключать? — почти басом пискнула Жула, достав при этом из кармашка семечку и тут же расшелушив её маленькими лапками. Тут Кузьма и рассказал ей как на духу всё, что на душе наболело: что тоска ему жить без друзей, что за мышами он не охотится и что рад будет помогать им во всём и играть вместе с ними, когда дел не будет вовсе. Жула выслушала его, догрызла семечку и сказала:
— Добро, пусть так и будет, коли ты не врёшь. Хорошо будет нам вместе.
Для заключения обряда мировой она предложила Кузьме искупаться и кликнула кого-то.
Словно из ниоткуда появились мыши в клеёнчатых передниках, притащили щётку, мыло и ковш воды. Кузьма, глядя на это, обречённо вздохнул.
Он понял, что Жула придумала это как испытание — ведь он терпеть не мог воды. «И… эх, — подумал Кузьма, — обряд так обряд!» И собрав всё своё мужество, улёгся на полу около буржуйки, зажмурившись и готовясь совершить подвиг во имя дружбы.
Окдз о том, как Кузьма Тимофеевич повстречал водяного, лешего и банника
После братания с мышами Кузя просыхал на крыше избы, стряхивая с себя последние капли ненавистной ему воды. Тут из-под куска кровельной дранки вылез мышь-рыбачок и, недоверчиво поглядывая на Кузьму, сказал:
— Мир так мир, дружба так дружба! Мы тут с братьями завтра поутру на рыбалку собрались. Может, и ты с нами? Сам наловишь, — это тебе не у хозяина клянчить.
— Да я и не ловил никогда, но если поможете — так пойду, — с радостной надеждой в голосе муркнул Кузя.
— Хорошо, — сказал мышь, — мы за тобой зайдём ранёшенько, ещё и солнце не встанет. Так что ложись пораньше спать.
Мышь прошуршал дранкой и исчез. «Неужели моя жизнь изменится, — зажмурился от удовольствия Кузя. — Что ж я раньше-то не додумался?» И вспомнил, как дед его наставлял, что хищник, который под стать уссурийскому тигру, должен быть страшен и суров. Но Кузьма до этого если и был страшен, то только тоской своей.
На следующее утро проснулся он от того, что кто-то дёргает его осторожно за усы. Открыл глаза Кузьма и увидел мыша-рыбачка, который стоял на его груди и держал в своих лапках его ус.
— Пора! — сказал мышь, улыбаясь. — Собирайся. Мы будем ждать тебя около старого колодца.
Кузьма наспех попил молочка, стараясь не скрипеть дверями, выбежал из избы и направился к колодцу. Солнце ещё не встало, но его лучики уже выбивались из-за кроны деревьев.
Дранка — деревянная пластина, материал. Им выкладывают крыши домов.
Около колодца его ждали трое. Два мыша по-деловому держали жестяную банку с червями, а третий — удочки, намотанные на ореховые прутики. Тот, что с удочками, махнул Кузьме рукой и сказал:
— Давай поторопимся, а то зорьку прозеваем — в это же время самый клёв!
Мыши так проворно и шустро припустили по тропинке, что Кузя еле успевал за ними. Забежав в лес, Кузьма ощутил шерстью прохладу: от росы было ещё сыро. Мыши иногда пропадали из виду в высокой траве и под лопухами. Впереди между деревьями засветилась речная гладь, и он прибавил шагу…
На берегу Кузьма перевёл дух и огляделся. «Какая же красота!» — подумал он. На противоположном берегу стояла маленькая водяная мельница, её огромное колесо со слабым скрипом медленно крутилось. За мельницей простирался лес, огромные дубы на границе которого подпирали своими кронами небо с уже гаснущими звёздами. Мыши уже сидели на мостках, доходивших до середины речки, и разматывали свои снасти. Один из них, смущаясь, сказал Кузьме:
— Мы удилище для тебя не вырезали — тебе же большое надобно. Ступай в лес и поищи себе орешину… Только не мешкай, солнышко вот-вот выйдет.
Кузя со всей прыти побежал в лес. Забравшись в чащу и повертевшись на месте, он прищурил глаза и стал выбирать себе ореховый пруток. Перебрав несколько веточек, Кузьма услышал потрескивание сучков и шорох листьев. Он оглянулся, но не увидел ровным счётом никого, хотя звуки, похожие на тяжёлые шаги, приближались. Бедный Кузя оторопел, глядя во все глаза. И тут прямо перед ним стала появляться из листвы, веток и травы непонятная большая фигура, напоминавшая дерево. Кузя услышал звук, похожий одновременно на скрип и смех. Фигура стряхнула с себя листья, мох, шумно вздохнула и превратилась в огромного деда с седой бородой и очень живыми глазами изумрудного цвета. Одет он был в необычный кафтан, который сверху состоял из разноцветных лоскутов, а заканчивался снизу древесной корою, ветками и корнями. На шапке у деда росли грибы и куст земляники. В одной руке он держал посох с затухшей на нём свечой, а на другой руке сидел нахохленный филин с оранжевыми глазами.
— Иэээх. Шёл, нашёл и потерял, — проскрипел, улыбаясь, дед. Кузя хотел было что-нибудь сказать, но от страха у него перехватило дыхание, и он, не зная, что ещё сделать, поклонился деду.
— Ты Кузьма, стало быть. Знаю про тебя — анчутка Шукля рассказывал! На деда ты своего похож, Василия. Мудрёный он у тебя, — дед был благодушен.
— Здравствуй, дедушка, — еле слышно промурчал Кузя.
— Да какой я тебе дедушка! — возмутился неожиданный собеседник. — Леший я! Лесовик, лешак, лесной дядя, лисун — вот, знай, кто я таков. Это кому как нравится, а прозвище у меня — Лопастый.
Кузя извинился и рассказал, что пришёл с мышами рыбки половить, да удилища, мол, нет. Лесной дед одобрительно закивал головой, и при этом с самой макушки его шапки упала шишка. Лопастый взялся помочь и приказал Кузе забраться к нему на спину. В считанные мгновения они оказались вместе на очень красивой опушке леса, по краям которой рос орешник. Лопастый выбрал одну ветку для Кузи и протянул ему, приговаривая:
— Ловись рыбка, большая и малая.
Он улыбнулся, глядя на Кузю, и проскрипел:
«Шёл, нашёл и потерял» — присказка, которую в народе повторяли в лесу, чтобы не попасть под влияние лешего и не заблудиться.
— Иэээх, шёл, нашёл и потерял, — и Кузя почувствовал, что сидит уже не на спине у лешего, а на берегу речки около мостков…
«Вот это да! — приходил в себя кот-рыбачок. — И что же я раньше-то в лес не ходил?» Привязав леску к орешине и насадив червячка на крючок, Кузьма с горем пополам закинул удочку. И тут он понял, что не ходил он только потому, что его никто не звал ни в лес, ни на рыбалку. «Какая тоска быть тигром», — подумалось Кузьме.
Солнце уже позолотило макушки деревьев, все трое мышей лукаво поглядывали на Кузю — видно знали, что с ним приключилось. Поднимающееся над деревьями солнце пустило блики по воде, заиграло на осоке и листьях кувшинок. Кузьма зажмурился от такой красоты и почувствовал распирающее его блаженство. У его друзей начался клёв, и они один за другим стали вытягивать мелких пескарей. Пробочный поплавок на удочке Кузьмы даже не шевелился. Старший из мышей сказал Кузе, что на рыбалке важно терпение, что клюнет и у него — новичкам, мол, везёт. Кузьма уже готов был приуныть, но заметил слабые кивки поплавка. Через пару секунд они стали сильнее и чаще, и, когда поплавок и вовсе скрылся под водой, Кузя дрожащими лапами дёрнул за удилище!
То, что случилось потом, он запомнил на всю свою жизнь. Вслед за леской, которую он тянул, из бурлящей воды стала появляться круглая голова. У неё на макушке сидела большая ухмыляющаяся лягушка. Волосы на огромной голове были так перепутаны с водорослями, что лицо Кузя увидел не сразу. Вслед за головой показалось и остальное чудище.
— Водяной!!! — закричали мыши и, побросав удочки, бросились наутёк.
Кузя не побежал, он так и остался на месте с удочкой в руках. Водяной, глядя на него — оцепеневшего и ощетинившегося — захохотал. Смех был похож на журчание и бульканье воды. В разные стороны от него полетели брызги, по воде пошли круги, и Кузя увидел, как вокруг чудища обернулась радуга. Покрытый чешуёй, которая переливалась на солнце, с огромными обвислыми усами, водяной держал крючок Кузиной удочки с червяком.
— Знатный рыбак!.. Хе-хе! — пробулькал водяной и опять захохотал, хлопнув по воде хвостом, похожим на щучий.
Кузя в панике бросил удочку и хотел убежать, но водяной остановил его.
— Да погоди ты — не трону! Добрый я сегодня. Да и повеселил ты меня безмерно, — лучился от удовольствия водяной, — я кликну сейчас подружек своих — водяниц. Пусть чайку нам приготовят с вареньем из пиявок.
«Из пиявок?» — содрогнулся про себя Кузя, но вслух переспрашивать не решился. Водяной, наконец, успокоился. С его головы спрыгнула лягушка и поплыла в сторону камышей. На берегу в траве сидели трясущиеся от страха мыши, восхищённые нечаянной смелостью Кузьмы. Из воды показались водяницы. Они плыли, толкая перед собой большой лист кувшинки, на котором стояли две чашечки и ракушка с вареньем. Чай был темно-зелёного цвета и попахивал тиной, но Кузя из вежливости отхлебнул глоток
На прощание водяной пальцем дотронулся до Кузиного лба, от чего у того в ушах зазвенели колокольчики, широко улыбнулся, а потом бесшумно скрылся под водой. Водяницы, громко смеясь, наперегонки поплыли к старой мельнице и около неё исчезли из вида. Переполненный впечатлениями Кузьма не сразу увидел в своих лапах большой кукан, на котором висело с десяток крупных пескарей и пара плотвичек. «Подарок», — с благодарностью подумал Кузьма о водяном, окликнул мышей, взял свою удочку и гордой походкой заспешил по тропинке к дому…
Как же обрадовался дед Василий, когда увидел Кузьму со свеженькой рыбкой, — давненько не видел он столько! Кузьма, довольный тем, что смог уважить старика, отдал ему плотвичек покрупней, а сам разобрался с пескарями. После, когда они лежали с дедом на печи, Кузьма рассказывал Василию о случившемся с ним этим утром. Дед Василий, хоть и напускал на себя суровость, распекал за дружбу с мышами, всё же иногда хитро улыбался в поредевшие седые усы.
— Молодой ты ещё, всё тебе в диковинку, — промурлыкал он, — я-то всякого повидал, что-то и подзабыл уже. С нами-то рядом тоже народцу чудного хватает, да знаешь ты из них только анчутку одного. Ступай вот в баньку вечерком, там, глядишь, и свидишься с кем-нибудь. Так ступай, без веника, но хлебца с солью прихвати, пригодится, поди ж, но не тебе. А как зайдёшь в предбанник, скажи: «Баня без пара, что щи без навара!», а там смотри во все глаза.
Последние слова дед Василий промурлыкал уже сквозь сон — от плотвичек и печного тепла разморило его. К вечеру Кузьма и впрямь собрался в баньку заглянуть, но для храбрости решил мышей в компанию зазвать — те согласились, недолго думая.
Баня была добротная, пятистенок. Стоять такой не перестоять! Много и большого пара она снесёт, одно слово — добротная банька! Только солнце скрылось за леском — Кузьма толкнул дверь в предбанник и проскользнул, а за ним и мыши.
для хранения и переноса выловленной рыбы. Рыбки на кукане висят красивой гирляндой, и можно опустить в воду, не боясь, что какая-нибудь из них уплывёт.
— Баня без пара, что щи без навара! — как можно громче произнёс Кузьма.
Но ничего ровным счётом не произошло. Они вместе прошли предбанник и отворили дверцу ая из камней. в парилку здесь было тепло, каменка ещё не остыла — хозяева парились недавно. Осторожно ступая по влажным половицам, Кузьма подошёл к лавке и положил на неё краюшку ржаного хорошо посоленного хлебца. Через какое-то время из-под лавки появилась не то рука, не то веник без листьев, схватила хлеб и исчезла. Кузьма испуганно отпрянул от лавки и попятился обратно к двери. Из-за большого ушата около каменки послышалось хихиканье, печная дверца слегка отворилась, и оттуда брызнул сноп искр, озарив парилку. От яркого света Кузьма зажмурился и прикрыл лапой глаза. Оглядев снова парилку, он увидел на полках небольшое существо с длинной клокастой бородой, с узкими как щёлка зелёными глазками, с лохматыми ногами и руками.
Бородач жевал краюшку хлеба, которую принёс Кузьма. Не зная как правильно себя вести, Кузьма опять произнёс, но уже тише:
— Баня без пара, что щи без навара…
Тут вдруг загорелся огонь в каменке, а от воды в ушате повалил пар.
Кудесы — день угощения домового. Здесь кудесы — сами гостинцы, которыми домового угощают.
Паря — ласковое обращение к юноше.
Жихарь — дух, обитающий в жилище человека, домовой, банник.
— Вот ведь какие кудесы ты вытворяешь, паря! — воскликнул дедок. — И кто тебя научил только?
Кузя промолчал, а один из мышей, осмелев, спросил:
— Так, стало быть, ты и есть Жихарь? Мы всё знаем про тебя, только вот не доводилось нам свидеться.
— Где уж нам свидеться, вы же баньку мою стороной обходите?! — сверкнул глазами Жихарь и плеснул из ковша воду на раскалённые камни.
Поднялся пар, Кузе стало невмоготу, и он приоткрыл дверь парилки — тут сразу в него полетел пустой ковш, брошенный разозлившимся Жихарем.
— Ты почто дух мой выгоняешь? Сам же сказал «баня без пара, что щи без навара»!
Кузьма, потирая шишку на макушке, сделал виноватый вид.
— Давай без всякой колготни попаримся, — пробубнил нахохлившийся Жихарь и полез в ушат.
Мыши залезли на полок и наперебой стали похлёстывать друг друга берёзовыми веничками.
Кузя обхаживал веничком Жихаря со всех сторон, тот довольно кряхтел, выпуская периодически изо рта мыльные пузыри. Потом они шумно и весело поливали друг друга водой из ковша, выбрались в предбанник, сели рядком на лавку, и Жихарь, разомлевший и раздобревший, угостил всех свойским кваском.
— Удалась банька! — сказал Жихарь, любуясь в маленькое оконце на загорающиеся в уже потемневшем небе первые звёздочки.
Весь следующий день Кузьма провёл на чердаке. Он решил сделать мышам и их деткам радость. Ведь за то короткое время их дружбы они принесли ему столько новых впечатлений, что он уже думать забыл о своей былой тоске. Он вспомнил, что как-то в их деревню приезжали бродячие артисты и устраивали балаган. А ещё у них была маленькая карусель, на которой они катали деревенских детишек. Кузя был тогда ещё котёнком, но он надолго запомнил радостные лица детворы, скакавшей по кругу на крохотных деревянных лошадках. И вот теперь он решил соорудить карусель для мышей.
На чердаке Кузя нашёл старую машинку для очистки кедровых орехов. Он снял с неё верхний потрескавшийся короб, очистил все деревянные шестерни и пристроил к ним ручку от старого граммофона. Верхнюю часть карусели он сделал из крышки от деревянной кадушки. Оставалось самое главное — лошадки. «Из чего бы их сделать?» — Кузя стал бродить по чердаку и наткнулся на старый сундук. Он долго перебирал уже давно забытые хозяевами вещи и вдруг увидел потускневшие от времени ёлочные игрушки. Среди стеклянных шишек, бус, картонных блестящих птичек на глаза ему попались фигурки северных оленей, и он понял, что из них выйдут отличные лошадки для его карусели! Кузя долго провозился над тем, чтоб олени превратились в лошадок, отламывая острые рога, которые могли поранить катающихся. В конце концов у него получилось, и он прикрепил безобидные фигурки к верхней площадке. Карусель готова! Он взялся за ручку и осторожно попробовал её покрутить. Шестерёнки нехотя поддались и начали раскручивать крышку от кадушки, на которой теперь уже поскакали по кругу
Балаган — шутовские представления.
Обычно устраивались на ярмарках и народных гуляниях.
маленькие разноцветные лошадки. Радостный и довольный собой Кузьма побежал созывать мышей. Наконец-то он сможет отплатить им за те удовольствия, которые они ему доставили.
После полуночи на чердаке собрался мышиный народец во главе с Жулой, предвкушающий необычный праздник. При свете лучины их крохотные глазки блестели словно драгоценные самоцветы. Кузьма засомневался, что сможет их всех перекатать на своей карусели, но Жула успокоила его, сказав, что у них вся ночь впереди. Первыми решили катать малышей, каждый из них покупал билетик, а расплачивался разноцветными пуговицами, которые им выдавали старшие мыши.
Кузя усаживал их на лошадок и раскручивал карусель. Поначалу малышам было страшновато, но, пообвыкнув, они так развеселились, что Кузьма еле успевал менять седоков. На весёлый шум появился крошечный и юркий печной домовой Востуха со своей балалайкой. Усевшись поудобней, он заиграл знакомые всем бодрые мелодии, отчего стало ещё веселее. Мыши принялись подпевать Востухе, угощая друг друга принесёнными с собой сладостями. Катание на карусели переросло во всеобщее ликование, и Кузьма опять вспомнил своё детство и бродячих артистов с их балаганом: как он сидел на краю деревенской площади под огромным лопухом и радовался вместе с детьми. Праздник получился, как он и хотел: никто не заметил, как прошла ночь и во дворе запели первые петухи. Жула долго кланялась Кузе в знак благодарности, а малыши повисли на Кузиных лапах и просили ещё и ещё завести его карусель. Но делу время, а потехе час. Жула повела свой народец, который тянулся за ней гуськом, к лазу в чердачном полу. Кузя, улыбаясь, долго смотрел им вслед. Потом он посадил себе на загривок засыпающего уже Востуху, прикрыл рогожкой карусель и пошёл к чердачной лесенке. У хозяев начинался новый день, а Кузьма думал о том, что испытал не меньшую радость, чем его гости.
Сказ о том, как Кузьма Тимофеевич повидал Бльу-Ягу-Ягинишну
Лесной дяденька Лопастый, с которым совсем недавно подружился Кузьма, передвигался по вечернему лесу бесшумно и незаметно. Он был не один — на его плече сидел филин, для которого как раз начиналась пора бодрствования. Лишь лёгкое подрагивание листьев на кустах выдавало его. Шёл Лопастый к заветному уголку в непролазной чаще. Там жила в своей избе его давняя знакомая — Баба-Яга-Ягинишна. К полуночи Лопастый остановился близ опушки леса и увидел избушку, которая переваливалась с ноги на ногу. Из трубы валил дым — значит хозяйка дома. Он окликнул избушку, чтоб она повернулась к нему передом, а к лесу задом. Нехотя, скрипя брёвнами и скидывая солому с крыши, изба повернулась. Тут же отворилась дверь, и на порог выскочила взъерошенная Ягинишна. Лохматая, с длинным сучковатым носом, она весело улыбалась старинному приятелю.
— Ой, Лопастый, не ждала я тебя, неважно выгляжу да и не прибрано у меня, погоди, мальца сейчас позову, — затараторила Ягинишна и захлопнула за собой дверь.
В избушке послышалась возня, шум, тарарам. Через какое-то время отворилось окно избушки, из него вылетел всклокоченный ворон, а за ним высунулась голова бабушки:
— Заходи, милок, тебе-то я всегда рада.
В избе пахло дымком, травами и непонятно чем ещё. Леший уселся на единственную табуретку и деловито закурил трубку. Яга, недолго думая, пододвинула к столу свою ступу, присела на неё и сказала:
— Рассказывай, ведь не просто так пришёл.
Лопастый неспешно начал разговор о том, как прошла неделя, что видел и что думал. И признался, что есть теперь у него
новый приятель, кот Кузьма, который, стало быть, внук кота Василия, что хочет он Кузьму к ней, Яге, привести.
— А на что он мне тут? Лясы с ним точить что ли? Так он молод ещё, — удивилась бабушка.
— В том-то и дело, что молод, поучить бы его уму-разуму, ты же самая мудрая у нас, — пробубнил леший.
Бабе-Яге понравились слова лешего о её мудрости, и она, поправив пышную шевелюру, сказала:
— Ну, коли так, то ладно уж! Но не хочу в избе моей его встречать, — давай-ка у тебя!.. У болота, около дуба старого… у тебя же там и самоварчик есть, а травки для чая я принесу. Как сговоришься с Кузей, зашли ко мне филина своего с весточкой — меня долго ждать не будете.
— Хорошо, Яга, так и сделаем. Пойду покуда навострю Кузьму! Вот он обрадуется-то… а может и испугается, — усмехнулся Лопастый. Усадил филина на плечо, распахнул дверь, да и был таков, довольный собой. Ведь теперь у него был такой хороший повод почаёвничать с Ягинишной в душевной обстановке! Наедине с ней Лопастый обыкновенно становился от смущения угрюм и даже мрачен, опасаясь острого языка лесной подруги.
К вечеру этого же дня филин разыскал Кузю и на ухо ему нашептал, где и когда его будет ждать леший. Кузя немного струхнул, но потом понял, что бабушка Яга — личность, конечно, легендарная, но ему не столько страшно, сколько интересно с ней познакомиться. «Ещё одно приключение!» — распушил хвост Кузьма.
Солнце завалилось за косогор, и Кузьма с двумя мышами-приятелями направились к опушке леса, где Кузьма в прошлый раз встретился с лесным дяденькой. Их уже ждали. Лопастый в этот раз выглядел иначе — как огромный живой пень с руками-сучками. Борода была из корней и веток и топорщилась во все стороны. Но улыбался он, как и прежде, лукаво и весело. Он
подхватил Кузьму и усадил себе на загривок. Филин велел мышам забираться к нему на спину.
— Так мы быстрее доберёмся — дорога-то длинная, — проскрипел леший, и они двинулись.
Долго ли, коротко ли шли они, Кузьма так и не понял, — он слышал только, как ветер свистит в его ушах да мелькают мимо кусты и деревья. Но вот леший сбавил ход, остановился, потом пошёл медленнее, раздвигая руками кусты. Они вышли на крохотную поляну, на краю которой возвышался огромный дуб. Дуб казался живым, в нём кипела своя жизнь. Белки и бурундуки сновали по веткам, птицы разных цветов щебетали всяк на свой манер, огромные листья светились под лучами уже появившейся на чёрном небе луны. Посреди поляны возвышался огромный пень, служивший, видимо, столом. На него приземлился филин, и мыши кубарем покатились с его спины. Филин ухнул пару раз, видимо, желая всем доброй ночи, и скрылся в лесной чаще.
— И-эх, шёл, нашёл, потерял, — проскрипел леший, — сейчас и бабушка объявится. Вы пока располагайтесь тут, а я с самоваром похлопочу.
Кузя с мышами уселись вокруг пня, внимательно озираясь по сторонам. Огромная луна, казалось, висела над самой поляной. Вдруг на её фоне друзья увидели маленькую точку, которая очень быстро росла в размерах. Точка в один миг превратилась в Бабу-Ягу-Ягинишну, сидящую в своей ступе с метлой под мышкой. Бесшумно, даже не примяв травы, ступа приземлилась на краю поляны. Держась за поясницу, из ступы вылезла Яга. Стало видно, что она приоделась по такому случаю: лохматые волосы повязаны красной косынкой, на плечи накинута тёмно-вишнёвая шаль с бахромой, пальцы в перстнях, переливающихся всеми цветами радуги. Яга улыбнулась, и у Кузи, и у мышей-дружков отлегло от сердца. Уж больно боялись они появления Яги-Ягинишны.
— Здравствуй, милок, — обратилась Яга к Кузе, словно он был ещё котёнком, — а это друзья твои? — показала она костлявым пальцем на мышат.
— Здравствуй, бабушка! Одному-то мне страшновато было, а с компанией вроде бы и не так, — сказал Кузьма, прижимая к себе своих друзей.
— Ой, да что там, хоть и невелики друзья твои, а всё же друзья… Ишь как трясутся. Но бояться меня не след, не обижу таких малышей, — сказала бабуля.
Она кликнула лешего и отдала ему вязанку с травами. Тот бросил весь пучок прямо в самовар, потёр руки и счастливо сказал:
— Ну, чаёк будет знатный, от бабушки Яги!
Уже через полчаса вся честная компания сидела вокруг пня и угощалась чаем. Леший высыпал на пенёк пригоршню малины. С дуба прилетели светлячки со своими чашками. Леший угостил и их на радостях. Бабушка Яга рассказывала одну за другой весёлые сказки — остальные слушали и смеялись до слёз. Кузя и подумать раньше не мог, что может быть так душевно и весело в такой компании, о которой ему рассказывали лишь одни страшилки. «Не ходи в лес — леший заберёт», «Не крутись за хвостом — Баба-Яга придёт»… И чего ему только не говорили в детстве! Они выпили целый самовар чая, и выпили бы и ещё один, да стало светать. Стали прощаться как настоящие друзья, обещая заходить друг к другу почаще.
Бабуля перед отлётом повесила Кузьме на шею оберег — клевер-четырёхлистник.
— Носи, Кузьма, токмо польза тебе от него!
Увидишь ещё у кого — знай, от меня подарок.
Она уселась в свою ступу, слегка повела метлой в воздухе, и ступа поднялась, чтобы плавно отнести бабушку Ягу в её укромный уголок в чаще — к избушке на курьих ножках.
— Душевно посидели, — проскрипел напоследок леший, похлопывая по самовару, словно это был его лучший друг.
О к аз о том, как у обымных вещей обнаруживаются волшевные СВОЙСТВА
О раннего утра Кузьма как следует позавтракал сметанкой и творожком, поискал деда Василия, но не найдя, вышел во двор. В тени от сарая во главе с петухом куры ворошили старую солому. Петух строго глянул на Кузю, потом — на своих кур, и, успокоившись тем, что всё под контролем, важно зашагал в сторону телеги с сеном, под которой безмятежно, развалившись на правом боку, спал поросёнок Борька. Задние копыта Борьки выглядывали из-под телеги и слегка подёргивались — видимо, Борька во сне куда-то бежал. Петух, подойдя к телеге, долго смотрел на бегущие сами по себе Борькины копыта. По виду петуха было ясно, что не понимал, почему так происходит. Он взлетел на телегу, похлопал крыльями и успокоился. Кузя побродил по двору и, снова не зная, чем бы ему заняться, пошёл к колодцу. На рассохшейся крыше колодца сидел, придрёмывая, филин лешего.
«Может, весточку принёс?» — с надеждой подумал Кузя, вспоминая недавнюю встречу с лешим и Бабой-Ягой. Филин заморгал огромными глазами, слетел на землю и боком приблизился к Кузе.
— Ты бы сходил к Яопастому! Яга-Ягинишна подарок тебе передала, говаривала, что дед твой Василий знаком с этим гостинцем, — сказал филин, — как солнце сядет — заходи.
Филин всегда был немногословен. Вот и в этот раз он оттолкнулся от земли и полетел низко над травой и скрылся в пролеске искать место для сна. Кузя побежал в избу расспросить деда про чудо-гостинец Бабы-Яги, но Василий так и не объявился. Тогда Кузьма побежал к Жуле, чтоб позвать с собой и, может быть, разузнать о подарке у неё. Жула сказала, что слыхивала
о том, как дед Василий годов эдак пять, а то и больше, назад принимал подарок от Яги, но подарок этот никто так и не видел. Кузе стало ещё интересней и, договорившись с Жулой на вечер, он снова стал искать деда Василия.
Он умаялся, обегал весь двор, избу, был на чердаке и крыше, но дед Василий как сквозь землю провалился.
«Ну и ладно, — успокоился Кузя, — дедулю, видно, опять в гулянку понесло». Он забрался на печь и решил вздремнуть, чтобы побыстрее скоротать время до вечера. «Тогда и дед уже вернётся», —думалось ему.
Уже затемно Кузя с мышами попали на опушку леса, где прежде встречались с лешим. Как ни странно, на полянке никого не было. Под одним из кустов они увидели огонёк. Подойдя поближе, Кузя понял, что это огонь от масляной лампы, которая стояла на коврике.
Тут же на коврике он увидел крынку. В ней была сметана, но в этот раз она его не особенно обрадовала. Он ждал чего-то большего.
Если это и есть подарок от Бабы-Яги, то интересного в нём мало — сметану-то Кузя ест почти каждый день. Он позвал мышей пробовать сметану. И вдруг случилось что-то непонятное.
Коврик, на котором стояла крынка со сметаной, задрожал и плавно поднялся над поляной. Кузя ухватился за крынку, придерживая, чтобы она не упала.
Мыши лежали на ковре пластом и не поднимали головы — им было страшно. Ошалевший и перепуганный Кузя сидел столбиком, боясь шелохнуться, а ковёр завис над поляной словно никуда не собирался лететь.
Сзади Кузя услышал покашливание. Он обернулся и увидел, что на краю ковра сидит филин и щурит на него свои огромные глаза.
— Это и есть гостинец бабушки, — сказал филин, — чтобы он тебя слушался, разговаривай с ним, указывай ему дорогу и высоту.
Он взмахнул крыльями и исчез. Кузя перевёл дыхание и произнёс:
— Коврик, опускайся на землю.
Тут же, очень плавно и мягко, ковёр опустился туда, откуда взлетел. Пришедшие в себя мыши улыбались. Страх их как рукой сняло, и теперь они просили Кузьму покатать их на ковре.
— А если я не справлюсь с управлением? — неуверенно сказал Кузя. Будь он один, то никогда бы не решился полетать на таком предмете.
Один из мышей тут же шмыгнул в кусты, наломал там прутиков и связал из них колёсико, похожее на корабельный штурвал. Кузя благодарно улыбнулся:
— Вот сам этим штурвалом и управляй, а я голосом попробую. Если у меня не будет получаться, бери всё управление на себя.
Он завязал посильнее тесьму на горлышке у крынки, поближе поставил фонарь и сказал мышам, чтоб держались крепче, кто за что может. Жула встала сбоку от Кузи и ухватилась за его шерсть. Мышь со штурвалом сел впереди и приготовился рулить. Когда Кузя увидел, что все готовы к полёту, сказал:
— Коврик, лети к деревне на малой скорости.
Ковёр опять задрожал и плавно стал подниматься. Вот он уже поднялся над макушками деревьев и поплыл, не торопясь, к деревне. У Кузи и мышей от такой высоты захватило дух, но потихоньку они стали привыкать и даже посматривать вниз.
Под ними проплывала деревня, свой дом сверху они даже не узнали. Кузя приказал:
— Теперь, коврик, лети дальше и прибавь скорость. Посмотрим, что же там за нашей деревней.
А за деревней открывался простор, куда хватало взгляда. Над головой в небе уже высыпали звёзды, но ветерок, который посвистывал в ушах, был ещё тёплым. Друзей охватил восторг, и они шумно обсуждали то, что виднелось внизу. Там серебрилась круто изгибающаяся река, ещё одна деревня осталась позади, а впереди простирались поля, обрамлённые кудрявыми рощами. Мыши перебегали от одного края ковра к другому, показывая наперебой друг другу примечательные места. Через какое-то время с ними поравнялась ворона. Она удивлённо смотрела на странных путешественников, потом вежливо поздоровалась и пожелала доброго пути. Кузьма решил, что для первого раза с них достаточно впечатлений, и приказал ковру разворачиваться и лететь обратно.
Над своей деревней они замедлили ход, опустились ниже и стали высматривать свой дом, а когда увидели, радостно замахали ему лапками. Кузьма как заправский пилот посадил ковёр посреди своего двора. Домашние спали. Кузьма и мыши аккуратно скрутили коврик, перевязали его бечёвкой от крынки и договорились, что его возьмёт и спрячет Жула со своими друзьями до следующих полётов. Они обнялись на прощание, и каждый зашагал в свою сторону, переживая вновь и вновь незабываемые ощущения, которые они испытали на ковре-самолёте. Каждый думал с благодарностью о Бабе-Яге-Ягинишне — подарок её и в самом деле оказался бесценным.
Сказ о том, как дед Василин вспоминал молодость
Отдышавшись от ночного полёта на ковре, Кузя, мягко сту-пая, пробрался в избу. У него было одно желание — увидеть чудесный сон, навеянный полётом. Но это пришлось отложить. Мирно посапывавший на печной лежанке дед Василий, почувствовав Кузю, проснулся.
— Ну что, милок, притомился? Опробовал бабушкин гостинец? — с усмешкой сквозь усы спросил Василий.
— А откуда ты знаешь, дедуля? — поразился Кузя.
— Мне ли не знать этот летательный аппарат! Да и видел я, как вы над деревней пролетали. Поди страху натерпелись? — сказал дед.
— Поначалу-то да, страшно было, — признался Кузьма. — Но потом стало так весело и интересно! Сколько же вокруг всего… Я и подумать не мог!
— Эх, романтик ты, Кузя, красоту тебе подавай и приключения! Я-то вот с этим бабулиным подарком натерпелся, — вовек не забуду, — проворчал Василий.
— А что было-то? Расскажи, дедуля, интересно же!
— Ну да ладно, слушай, ежели сна нет у тебя.
Василий подбоченился как вещий Боян и повёл рассказ.
В каком году это случилось, Василий уже не помнил, но Кузьмы тогда ещё и в помине не было. Так же как и Кузя, Василий гостинец от Яги получил. Понравился ковёр ему, красивый очень, а вот как управлять им, никто не рассказал. Видимо, филина тогда ещё в услужении у лешего не было. Впопыхах уселся Василий на ковёр, да и начал говорить что-то не то, а коврик то ли обиделся, то ли не понял команду,
но так быстро полетел, что Василий чуть не свалился с высоты. Сколько ковёр летел, Василий сказать не мог, только вспомнил, что осмелился посмотреть вниз только тогда, когда пролетал огромный пруд — потом ему сказали, что это море-океан. Взмолился тут Василий ковру, потому что терпеть свой страх уже не мог. Коврик послушался и опустился в саду около огромного и чудного дома, каких Василий в своей жизни и не видывал.
Вокруг было темно, неуютно, даже кусты казались совсем чужими — с другими цветами и листьями. Пригорюнился Василий и стал у ковра спрашивать, что ему делать дальше. Но ковёр не умел разговаривать. И тут Василия охватило отчаяние и страшная тоска по родине. Так он сидел, не зная ни куда ему идти, ни что делать дальше, пока не почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Около высокого каменного крыльца здания сидела кошка, внимательно рассматривавшая Василия широко открытыми глазами. Это была чудная, но невероятно красивая кошка, и не рыжая, как Василий, а розовая и совсем без шерсти. На её шее красовался бант. Осторожно, почти на цыпочках, Василий направился к ней, но та и не думала убегать, наоборот, она грациозно пошла ему навстречу.
Василий представился, вежливо поздоровался и объяснил своё неожиданное появление в этом месте. Кошка молчала и внимательно слушала. Когда Василий закончил свой рассказ, она сказала, показывая на ближайшее здание, что живёт здесь, зовут её Марта, и она совсем не знает того места, откуда прилетел Василий. Видя, как расстроен её новый знакомый, Марта пригласила его в гости, предложив перекусить с дороги и отдохнуть. Она направилась к маленькому окошку в стене около самой земли, махнув Василию хвостом, чтобы он поспешил за ней. В крохотной комнатке было очень уютно и чисто, на высокой подставке горела огромная свеча, около окна стоял стол, заваленный книгами и какими-то непонятными предметами.
В углу стояла маленькая мягкая лавка, на которую Марта и пригласила присесть Василия. Она пододвинула к нему миску со своей едой. Василий понюхал: это была рыбка, но какая, он не смог опознать. Пока Василий ел, Марта рассказывала ему про свою жизнь. Её хорошо кормили, любили и за ней прекрасно ухаживали, но жизнь ей казалась такой скучной, что она потеряла счёт дням. Появление Василия для неё было единственным значимым событием за последнее время. Вася слушал и ел. Наконец, она присела с ним рядом и стала расспрашивать у него о его жизни, хозяевах и родных. Василий рассказывал с удовольствием. Марта спросила, дружит ли он с мышами, потому как она дружит, и они иногда вместе проводят время. Скрепя сердце Василий сказал, что, мол, мыши его лучшие друзья и что души он в них не чает. После этого неожиданного для него самого признания, откуда ни возьмись, появились и мыши.
Они стали ходить вокруг Василия, принюхиваться к нему и рассматривать его со всех сторон. Он смутился, чувствуя себя новогодней ёлкой. Марта поведала ему, что любит рассказывать мышам сказки, что у них есть большие книги сказок — хотя читать они не умеют. Василий к тому времени уже был обучен грамоте, но не по-людски, а на свой лад, по-кошачьему, и у него ловко получалось читать котятам книжки. Он решил быть благодарным гостем и вызвался развлечь их чтением сказок. Обрадованные мыши принесли ему самую толстую книгу и уселись на столе.
Марта прилегла на лавочку, с уважением глядя на нового друга-странника. Василий читал уверенно, с выражением. Сказки были интересными, и все они были о нём, Василии, о его друзьях, родных местах, о речке и лесах около деревни, о смешных и опасных его приключениях. Мыши слушали, затаив дыхание, смеялись и грустили вместе с Василием, а когда он закончил читать, встали и поклонились ему. Самый большой мышь
пожал Василию лапу своими двумя и попросил остаться. Время было позднее, и Василий, переживший за день столько разных событий, лёг рядом с Мартой, уткнувшись носом в её тёплый бок. Всю ночь ему снились пролетающие под ним поля и леса, реки и озёра, и когда ему казалось, что он вот-вот свалится с огромной высоты, до него доносилось мурчание Марты, и он успокаивался. Утром Марта поделилась с ним своим завтраком, и они побежали на улицу в сад, чтобы придумать, как Василию попасть обратно домой. Когда он сел на ковёр, взявшись двумя лапами за его уголки, Марта своим нежным голоском что-то промурлыкала ковру, и тот, плавно поднявшись, полетел прочь от странного дома и странного сада. Всё случилось так неожиданно, так быстро, что до сих пор жалеет Василий о своём внезапном отбытии из тех чудных краёв. Что теперь с Мартой и где она? Куда лететь ему, чтобы встретить её снова? Этого Василий не знал. Поэтому на волшебный коврик смотреть он больше и не мог — вернул его Ягинишне.
Кузя дослушал рассказ деда до конца и посмотрел на него с сочувствием:
— Как же, дедуля, я тебя понимаю! Понимаю, почему ты вернул подарок бабушке обратно. Но ведь, деда, тебе есть что вспомнить.
Дед Василий с нежностью посмотрел на внука, смахнул лапой слезу и сказал:
— Спи, внучок, будет и у тебя своя Марта.
Кузьма заснул, и всю ночь ему снилось, что пролетает он на ковре-самолёте поля и леса, реки и озёра, города и деревни, и ищет странный сад и странный дом, в котором живёт Марта, но мир так огромен, что найти дорогого друга сложнее, чем потерять.
Сказ о том, как Кузьмл Тимофеевич и мыши встречдли зиму
Наступила осень, а за ней пришла и зима. Проснувшись в одно морозное утро, Кузьма выбежал во двор и от яркого солнечного света, который переливался на снежинках ослепительно-белого снега, зажмурился. Непривычно было видеть двор, который был по-новому прибран хозяйкой-зимой. После серых и слякотных осенних красок всё заискрилось голубыми и розовыми цветами — даже почерневший за осень стог сена стал похож на рождественский пряник, посыпанный сахарной пудрой. Сколько времени уж прошло, как дружен он с мышами? Немало. Но разве ведёт теперь Кузьма счёт времени? Нет — не за чем ему это теперь с весёлыми друзьями.
Кузьма долго сидел, привыкая к новому солнцу, морозному воздуху, звуку скрипящего снега под ногами хозяина. Сзади донеслось недовольное ворчание деда Василия — тот сетовал на ломоту в костях и выпадение шерсти, а всё будто из-за первого снега и наступившей зимы.
Кузьма же радовался всему, настроение у него было самое что ни на есть игривое и весёлое. Он слепил снежок и запустил им в сонных кур — те врассыпную разбежались по двору. Второй снежок Кузя бросил в деда. Василий отряхнулся без обид, выдержал паузу и помчался за Кузьмой. Они носились по крышам сараев, перескакивали с забора на забор, уронили пару старых прохудившихся крынок и успокоились лишь тогда, когда хозяин окликнул их и пригрозил хворостиной.
Пока непоседы отдыхали под телегой, дед Василий признался Кузьме:
— Стар я для игр таких ужо, ступай вон к Жуле, пусть соберёт своих — наиграетесь.
— И то правда, — подумал Кузьма и заспешил в погреб.
Хоть и не просто было деду Василию принять дружбу внука своего с мышами, но видно, в память о своей мышелюбивой Марте смирился он с этим.
Компания из мышей, Кузьмы и анчутки собралась за околицей. Решили соорудить три крепости: две для мышей, а одну для Кузьмы, ведь он из них самый большой и сильный. Быстрее всех управился Кузя и стал помогать остальным. Когда возвели все крепости, мыши разделились на две команды и обговорили правила. Анчутка Шукля возглавил одну команду мышей, а старшина Жула — другую. Каждый из команды играет до тех пор, пока в него трижды не попадут снежком — тогда он выбывает. Побеждает та команда, в которой останется последний неподбитый игрок.
Кузьма выбыл из игры первым — трудно ему было прятаться за маленькой крепостью, и почти сразу все снежки попали в него. Ему было обидно до слёз, но он не стал спорить, и пока мыши и анчутка весело перекидывались, соорудил маленькую снежную бабу и вскипятил для мышат чайку — подкрепиться после игры.
Шукля оказался заядлым и проворным игроком, и очень долго игра между двумя командами шла с равным успехом. Но постепенно хитрость и сообразительность анчутки стали приносить свои плоды. Вскоре его команда одержала победу с явным преимуществом в два игрока. Но никто из побеждённых и не думал расстраиваться — ведь такого веселья у них не было никогда. Ведь ещё прошлой зимой Кузьма грелся у печки, а мыши сновали по чулану, и дружбы между ними не было. Теперь они стряхивали друг с друга налипший снег и вместе грели озябшие лапки.
Довольные, усталые и весёлые мыши, анчутка и Кузьма пили крепкий чай, вспоминая самые волнующие моменты игры. Из-за соседнего сугроба за ними наблюдал дед Василий, умываясь лапой от прилипших к шерсти снежинок. Он улыбался в усы, вспоминая свою молодость.
Когда все собрались домой, Кузя посадил к себе на спину и мышей, и анчутку, стряхнул снег с хвоста и неспешной походкой направился к крыльцу. Из трубы их избы шёл дымок, и от него всем становилось теплее и уютнее.
— Кузьма, помнишь ли ты, как я у тебя пескарей утащил? — дёрнул его за ухо Шукля.
— Пошто ты сейчас об этом? — удивился Кузьма.
— Так это ты гордый был слишком. Я вот и подумал, что может, ты хоть так внимание на меня обратишь, — покаялся ан-чутка. — А так я кашу гречневую больше люблю.
«Всё-таки только дом — это ещё не дом. Дом — это когда тебя ждёт кто-то, с кем у тебя никогда не бывает ни тоски, ни одиночества», — подумал Кузьма, подходя к крыльцу. Шукля, словно услышав эти его мысли, поймал пару снежинок в кулачок и дунул ими на окна избы. Стёкла покрылись сказочными узорами, и в воздухе разлился тонкий аромат предстоящего новогоднего чуда.
Всё волшевство мира хранится в теве самом
Окоро полночь — время сказок и чудесных превращений, когда стрелки часов могут побежать вспять. В это время открывается та потаённая дверца, в которую хочется заглянуть, а может даже и войти. А там рыжий Кузьма находит своих друзей — мышей, домовых, водяного, филина и лешего, а может быть, он даже отыщет Марту, о которой так скучает дед Василий. За волшебной дверцей живёт каждый из нас, кто верит в чудеса и сказки, кто не боится бродить по лесным чащам, летать с бабушкой Ягой на её ступе или ковре-самолёте, плавать наперегонки с водяным и подружками его водяницами, кто может радоваться тому, что над бархатистой гладью озера и берёзовой рощей взошло солнце, что среди белого дня вдруг как через решето пошёл тёплый дождь, окрашивая всё вокруг в яркие краски. Какие мы — такая и сказка вокруг нас. Закрой глаза, и ты почувствуешь, как едва заметно приоткрывается дверца в таинственный мир, невидимый для обычного взгляда.
Ты отпускаешь по волнам своих фантазий бумажный кораблик — и только ты увидишь, мимо каких берегов он поплывёт, с чем и с кем он встретится, промокнут ли его паруса под дождём, высушит ли их солнце. Придумай кораблику своей мечты название, и оно поможет ему справиться с огромными волнами и грозовым небом. Зато потом он вернётся к тебе с дарами. Это и сказки, каких ты не слышал, и маленькие помощники, которых ты не видел. И все они придут в твои сны, помогая по-новому взглянуть на себя и мир вокруг.
Скоро полночь… Открой дверцу в сказку, и утром ты станешь ещё лучше, мудрее и добрее, чем теперь.
Домовой
Легенды гласят, что в каждом доме есть свой дух-покровитель. Если домовой любит хозяев дома, то старается принести им уют и достаток, караулит дом, предупреждает об опасности. Недовольство домового обычно проявляется ночами: он не даёт домашним уснуть, хлопает дверьми, может ущипнуть, разбить что-то. Особенно не любит домовой ленивых: если в доме грязно, разбросаны вещи, на кухне стоит немытая посуда, а хозяева о порядке не пекутся, он начинает возмущаться. Усердных домовладельцев он любит: заплетает им ночами волосы в косички, находит пропавшие вещи, привлекает в дом удачу.
Существует красивая легенда о происхождении домовых. В стародавние времена, когда человек шёл в лес, чтобы срубить себе для постройки избы деревья, он должен был сначала попросить у леса прощения. Ведь считалось, что каждое дерево имеет свою душу. Когда же дом был построен, души срубленных деревьев воплощались в маленьком существе, которое оберегало дом и хозяев, если они вели себя с почтением к нему. Это существо, рождённое из срубленных душ деревьев, и прозвали домовым.
В старину был праздник, посвящённый домовому. Его называли кудесами, как и бубны. В этот день все в доме веселились, пели, а домового угощали, оставляя ему за печкой горшочек каши: «Хозяин-батюшка, прими нашу кашу! И ешь пироги — наш дом береги!»
Анчутка
Анчутка — шаловливый дух. Банные анчутки — мохнатые и лысые. Полевые — совсем крохотные и самые мирные. Водные — в помощниках у водяного, могут ухватить купающихся, свести ногу судорогой. Анчутки часто проказничают, подшучивают над людьми. Взрослые иногда говорят: «Сиди спокойно. Не болтай ногами под столом!» Это замечание имеет давнюю историю, которая сейчас уже почти совсем позабыта. Раньше считалось, что к ребёнку, который болтает ногами просто так, устремляется анчутка, чтобы покататься на раскачивающихся ступнях как на качельках. А так как анчутка — большой проказник, родители совсем не хотят, чтобы ребёнок потешал этого духа.
Водяной и водяницы
У водяного характер непростой. Согласно поверью он может забавы ради утащить человека на дно, но если ему помочь, то дух вод отблагодарит спасителя хорошим уловом на рыбалке и выручит в бурю или шторм. Дружит водяной и с сухопутными духами: если обидеть водяного, то за него заступятся другие обитатели потустороннего мира. Поэтому избегать обиженного водяного нельзя — надо обязательно просить у него прощения. А ещё лучше — не навлекать на себя его гнев: не оставлять на пляже и не бросать в реку или водоёмы мусор, не кричать у воды в местах рыбной ловли и, конечно, не глушить рыбу, нарушая покой хозяина вод. За выловленные бутылки из рек и озёр, за чистоту берегов водяной всегда будет признателен людям.
Водяницы—водные девы, подружки и жёны водяных. Они — вечно юные шаловливые проказницы — могут защекотать плывущего, запутать рыболовные сети, заманить в воду чарующей песней, обернуться лебедями или золотыми рыбками. Водяницы не любят насмешек над природой: если пренебрежительно при них отозваться о реке, в которой они живут, то могут утащить в воду или затопить костёр или палатку.
Леший
Cамых труднопроходимых местах леса живёт его хозяин— леший. Он оберегает деревья, помогает лесным обитателям, подсказывает дорогу тем, кто заблудился в его владениях. Если прогневать лешего, гласит молва, то он, наоборот, запутает странника в трёх соснах, заставит ходить кругами, запугает его в лесу, крича на разные голоса. Поэтому ни в коем случае нельзя после отдыха на природе оставлять тлеющие угли от костра, мусор, ломать ветви без особой нужды и ворошить палками в муравейниках. Каждый маленький житель леса дорог лешему. Иногда он сам не прочь принять облик зверя или дерева.
Банник
Банник живёт в бане — там ему тепло, уютно и всегда есть вода, с которой банник любит поиграть. Встречаются среди банных духов и дамы — баннихи. Игры банника людям не всегда приятны: он может ошпарить того, кто небрежно моется с его точки зрения; стучать в стену или в дверь, выманивая из бани тех, кто в ней засиделся; или кидаться тем, что подвернётся под руку. Любит ржаной хлеб с солью. За это подношение готов простить даже самых нечистоплотных. Сам банник очень любит мыться.
Баба-Яга
Бабу-Ягу многие представляют злой старухой. Чаще всего Баба-Яга испытывает своих гостей, чтобы понять, достойны ли они её помощи. Если её гость — добрый молодец, то она ему и баньку истопит, и обед приготовит, и спать положит, и волшебный клубочек подарит, чтобы дорогу указывал. А если Баба-Яга сомневается в человеке, то запугивает его, притворяясь страшной и злокозненной старухой. Может превратить нерадивого путника в животное до той поры, пока он не перевоспитается и не проявит свою доблесть и добросердечие.
Баюн
Кот Баюн — не обычный зверь, а волшебный, как Жар-птица, Сивка-Бурка или Конёк-Горбунок. Это тот самый учёный кот, о котором писал великий поэт А. С. Пушкин:
«И днём и ночью кот учёный Всё ходит по цепи кругом;
Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит».
Сказки Баюна — целебны. Баюн — зверь большой и сильный со смертельно опасными когтями. Не кот, а настоящий тигр! Дружен он с Бабой-Ягой, и они часто составляют друг другу хорошую компанию.



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top