Сказка: «Принцесса Жасмин»

Loading...Loading...
Сказка: "Принцесса Жасмин"

Детская сказка: «Принцесса Жасмин»

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (108 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

Оглавление
Золотая клетка
Свобода…
Возвращение домой
Ещё один жених
Настоящее волшебство
Торжество Джафара
Кошмар
Последнее желание

ЗОЛОТАЯ КЛЕТКА
В далекой Аравии, сказочной стране чудес, был когда-то город Аграба. Он простирался во все стороны от пышного султанского дворца, высившегося над рыночной площадью, над лабиринтом улочек и переулков. На этих улочках теснились, прижимаясь друг к другу, домишки — все одинаково белые, все одинаково скромные снаружи, а изнутри наполненные всевозможными голосами, ароматами, красками.
Дворец одиноко вздымался в небо, в своем великолепии белого и розового мрамора, с позолоченными куполами — символ могущества и богатства на фоне царившей вокруг нищеты.
В этом роскошном дворце жила дочь султана, прекрасная Жасмин, девушка с длинными волосами цвета воронова крыла.
— Не дай тебе Аллах иметь потомство женского пола! — мрачно сказал султан, отец принцессы, обращаясь к тигру Радже.
Жасмин поджала губы. Она сидела на краю круглого, искрящегося брызгами фонтана, украшавшего полные цветов и диковинных растений султанские сады. Султан, понимая, что дальнейшие разговоры бесполезны, повернулся к дочери спиной и, сжав кулаки, удалился. Тигр, лениво растянувшийся возле своей хозяйки, проводил его озадаченным взглядом.
— Вот так всегда! Как же тяжело быть женщиной! — прошептала принцесса и с грустным видом
стала водить рукой в воде.
По ее повелению последний из женихов, являвшихся ко двору султана просить ее руки, — принц Ахмед — едва не сделался добычей Раджи. Жасмин просто не знала, что ей делать с этими людьми, исполненными высокомерия и тщеславия, представавшими перед ней с фальшивой улыбкой на устах и с пустотой в сердце. У них всех было только одно на уме — усесться когда-нибудь на трон Аграбы.
— Если мне непременно надо выйти замуж, то я хочу, чтобы это было по любви! — сказала она отцу. Но закон предписывал ей вступить в брак в день шестнадцатилетия, а до этого срока оставалось всего лишь три дня…
— Это неправильный закон! — Осмелившись выразить вслух крамольную мысль, девушка увидела гнев в глазах отца.
«Закон! — Жасмин погладила мягкую шерсть на голове Раджи. — Из-за этого закона я живу во дворце как узница, и единственный друг, с которым я могу поделиться мыслями, — тигр. Зачем только я родилась принцессой?!» Тут девушка улыбнулась пришедшей в голову идее. Если быть принцессой — значит провести всю жизнь в золоченой клетке, не имея никакого представления о том, что происходит за стенами дворца, то она больше не желает быть принцессой!
Сколько раз пыталась она рассказать о своих чувствах отцу — все напрасно. Не мог он ее понять.
Жасмин сильно тосковала. Была бы рядом мать, она бы помогла девушке добрым советом, вниманием, лаской. Но принцесса знала лицо матери только по миниатюрным портретам, сделанным на эмали. Один всегда был
при ней. Говорили, что девушка очень похожа на мать, от которой она унаследовала стройную фигуру, тонкие черты лица, сверкающие бездонные глаза. Однако сходство не распространялось на характер — царица Фирюза была по натуре гораздо мягче!
Но царица давно уже покинула этот мир, а нянюшки, которые во всем потакали капризам принцессы-сиротки, не могли заменить ей мать. Она выросла, и целая армия слуг, приставленных к ней для постоянного наблюдения, стала ей несносна. Одни должны были будить ее по утрам, другие — готовить ей завтрак;
были те, кто одевали ее, и те, кто ее причесывали. Были и такие, которые решали, что она должна говорить и делать по каждому отдельному случаю. Теперь же они обязаны были подсказывать ей, за кого выйти замуж, с кем провести остаток дней своих.
«Неужели мне суждена жизнь без любви?!» — подумала принцесса и вздохнула.
Потом Жасмин вскочила на ноги и направилась к клеткам с голубями. Этим птицам выпало на долю вечно видеть синеву неба только сквозь ячейки сетки. Глаза девушки наполнились слезами.
Как и они, занятые приглаживанием своих мягких перышек и мечтами о свободе!..
Как и они, ухоженные и вызывающие всеобщее восхищение, но обреченные на безрадостное существование!..
«Я точно такая же, как и они…»
Проворные пальчики Жасмин открыли дверцу клетки. Голубки нерешительно закружились около нее, не в состоянии сразу ощутить острый вкус свободы. Взмах руки проводил их в полет. Расправив белые крылья, птички взмыли к солнцу. Взгляд девушки следовал за белым облаком голубей, которое вскоре исчезло вдали.
Принцесса улыбалась. Никакие законы на свете не заставят ее примириться с постылой долей! Жасмин не хотела огорчать отца; она понимала, что он беспокоится о ней, о ее будущем.
Она пожалела, что разговаривала с ним так резко там, в саду, и решила поискать его в тронном зале. Нужно попросить прощения — скорее всего, обиды Жасмин преувеличены, ведь отцу тоже нелегко находить с ней общей язык!
— Просто не знаю, в кого она пошла. Мать не была такой строптивой! — бормотал султан себе под нос. Жасмин печально улыбнулась.
Она знала, что отец хотел как можно скорее решить вопрос о ее замужестве не только потому, что этого требовал закон, но и для собственного спокойствия: дочь не останется одинокой, когда его уже не будет на свете.
Им надо было поговорить еще немного, наедине… Но тут Жасмин увидела приближающегося визиря Джафара со своим неразлучным попугаем Яго.
Девушка терпеть не могла этого длинного тощего субъекта, который
смотрел на нее странным, подозрительным взглядом, словно все время что-то выискивая. Она ощущала беспокойство всякий раз, когда видела визиря, его присутствие раздражало ее. Вот и сейчас ей совсем не хотелось с ним встречаться, лучше уйти прочь. Все равно при нем невозможно было урезонить отца.
— Мой многоопытный и верный советник, я крайне нуждаюсь в твоем авторитетном мнении! — радостно встретил султан Джафара.
— Цель моей жизни — в служении вам, мой повелитель! — ответил визирь, кланяясь.
— Опять та же самая история: Жасмин отказалась выбирать себе супруга.
— Что ж, посмотрим… Возможно, я смогу найти какое-нибудь решение. Но для этого мне понадобится волшебный Голубой Алмаз, — ответил визирь.
— Мой перстень? Но он… он испокон веков принадлежал нашему роду…
Колебания султана, конечно, не могли стать препятствием для Джафара там, где не действовало его красноречие, преуспевало колдовство, большим знатоком которого был визирь.
Никто, и тем более принцесса, не мог знать о том, что именно благодаря колдовству ему удалось отыскать в песках пустыни легендарную каменную тигриную голову, чья раскрытая пасть указывала вход в Волшебную Пещеру. Там хранились баснословные сокровища, такие, что человеческий разум и вообразить не в силах. Джафара же интересовала только медная лампа, каких было много на прилавках арабских рынков. Но внешний вид обманчив: как это часто бывает, здесь ценилось не то, что видно снаружи, а то, что скрывалось внутри! Эта лампа могла изменить судьбу многих людей…
Обеспокоенная Жасмин вернулась в сад. Девушка уже давно заметила,
что визирь имеет большую власть над отцом, но она никогда бы и представить себе не смогла, что именно творилось в тронном зале всего в нескольких шагах от нее. А там Джафар медленно водил перед лицом султана своим волшебным посохом с набалдашником в виде головы кобры с глазами-рубинами.
— Пусть вас ничто не заботит, повелитель, все будет чудесно… Алмаз… необходим при выборе мужа для Жасмин… — напевно повторял визирь.
— Он твой, Джафар, — сдался наконец султан, не в силах сопротивляться наваждению. — В придачу возьми все, что пожелаешь.
Тигриная голова позволила бы проникнуть в Волшебную Пещеру и взять лампу только тому, кто «обладает особой драгоценностью, содержащей в себе необработанный алмаз».
Теперь, заполучив перстень султана. визирь мог найти того, кто был
способен спуститься в подземные глубины.
Тем временем, глядя на свое отражение в воде фонтана, Жасмин размышляла. Ей показалось, что она увидела лицо отца. Кто знает, может быть, так и надо, чтобы рядом с таким хорошим, но мягкосердечным человеком, каким был султан, находился некто вроде великого визиря, этого ястреба со злыми глазами, способного руководствоваться только рассудком и совсем забывшего о чувствах…
СВОБОДА…
Решение было принято: она должна бежать! Эта мысль владела разумом, сердцем, душой Жасмин, когда она гуляла по бескрайним дворцовым садам, сопровождаемая на некотором расстоянии рабами и служанками, обязанными не выпускать ее из виду ни на мгновение. Но принцесса знала каждую тропинку, каждое дерево, каждый кустик на этом пространстве, составлявшем весь ее мир.
— Принцесса! Принцесса Жасмин, куда вы спрятались?
Эти все отдалявшиеся возгласы еле достигали слуха девушки, которая быстрым шагом уходила от слуг. Ведь она прекрасно ориентировалась в лабиринте парковых аллей.
Вот и кухня, куда каждый день рыночные торговки и крестьяне с корзинами на головах приносили все лучшее, что у них было для продажи: самые сладкие финики, самые сочные ананасы, самую свежую зелень — все, что сумела вырастить земля, постоянно воюющая с пустыней.
Спрятавшись за колонной, принцесса стала ждать: с кухни должны были выходить торговки, после того как их корзины опустеют…
— Ну и скупец этот Газим, все время старается заплатить меньше!
— Всего несколько монеток за мои яблоки, а ведь лучше их на всем рынке не сыскать!
— А мой инжир? Да, говорят, султан, храни его Аллах, просто без ума от него!
Женщины шли группой, переговариваясь между собой. Одна из них, погруженная в свои думы, немного отстала.
К ней-то Жасмин и обратилась вполголоса:
— Дай мне, пожалуйста, твою накидку.
Денег у Жасмин не было, они ей были не нужны — девушка ведь не вы ходила за пределы дворца, — зато были
изумительные, бесценные украшения. Она предложила торговке свой перстень:
— Возьми взамен вот это!
Продавщица фруктов остолбенела.
На лице ее отобразились изумление, страх, недоверие.
— Не бойся, мне нужна только твоя накидка.
Быть может, на женщину подействовал мелодичный голос этой незнакомой девушки или ее взгляд, который был полон мольбы; быть может, ее изысканные одежды или благородная внешность; а может быть, забота о своих шестерых детях, которых надо было кормить, или просто мысль о том, что этот перстень стоит целое состояние и что такой случай никогда больше ей не представится.
Женщина улыбнулась, сняла с себя коричневую накидку и приняла дрожащей рукой перстень, который протянула ей девушка. И тут же убежала прочь.
Солнце еще не вставало из-за горизонта, а в султанских садах уже бродила одинокая фигурка в темной накидке с капюшоном, какие носят женщины из народа. И намеревалась она взобраться на высокие стены, окружавшие дворец.
Вдруг кто-то ухватил ее за полы накидки. Жасмин вздрогнула. Это тигр Раджа не хотел ее отпускать.
— Мне очень жаль, но я не могу остаться здесь и позволить другим распоряжаться моей жизнью. Я буду скучать по тебе, Раджа… Прощай!
Казалось, тигр понял и, хотя и с великой грустью в глазах, все-таки помог хрупкой хозяйке перебраться через стену.
Теперь она могла прогуляться по этим незнакомым улочкам; побродить среди пестрых лотков на рынке; посмотреть на шпагоглотателей и глотателей огня, на заклинателей змей и факиров, спокойно растянувшихся на ложе, утыканном гвоздями; окунуться в водоворот городской жизни; дать себя оглушить шумом, гамом и голосами бродячих торговцев.
— Драгоценное ожерелье для прекрасной госпожи!
Глядя на эти дешевые побрякушки, Жасмин улыбнулась: она подумала о баснословных сокровищах, которые оставила в своих покоях, и о том, что, расставшись с ними, она не испытала ни малейшего сожаления.
А люди… До сих пор принцесса знала только слуг и обитателей дворца. Она понятия не имела о том, что делали подданные султана; не знала, как волшебно прекрасна ее страна; не знала и того, какая нищета была повсюду за пределами дворца! Понять эту действительность ей помогли широко раскрытые глаза оборванного мальчика, уставившиеся на
прилавок с яблоками.
— Ты, наверное, умираешь с голоду! Вот, возьми, — сказала Жасмин, взяв один плод и протянув его мальчику.
Девушке казалось вполне естественным брать то, что ей было нужно в данный момент: так ее воспитывали с детства. Здесь, однако, дело обстояло иначе.
— Имей в виду, ты должна мне заплатить за это яблоко! Никому не позволено красть с моего прилавка! — закричал на принцессу продавец.
— К сожалению, у меня нет ни гроша… — ответила Жасмин. Здоровенный, толстый торговец схватил ее за руку и стал грозить наказанием, положенным за воровство. Тогда принцесса сказала, что он может пойти во дворец, и султан ему заплатит. И что же, вы думаете, делает этот злодей? Он поднимает над головой топор и удерживает руку принцессы, как будто и вправду собирается…
Сначала Жасмин не поверила ему, но теперь пришла в ужас.
— О, благодарю вас, добрый господин, хорошо, что вы её нашли! — воскликнул кто-то, вовремя остановив ручищу, собиравшуюся ударить топором по запястью принцессы. — Где ты была? Я ищу тебя повсюду!
— Ты знаешь эту девчонку? — спросил пораженный торговец.
— К сожалению, знаю. Это моя сестра. У нее с головой не все в порядке!
— ответил незнакомец.
Не все в порядке с головой? Что ж, если для спасения надо притвориться безумной — это даже забавно!
— О, премудрый султан, чем могу вам служить? — спросила она, отвешивая поклон маленькой обезьянке.
— Пойдем, пойдем, сестренка, нам надо к доктору.
— Ах, приветствую вас, доктор! Как поживаете? — на этот раз Жасмин обратилась к верблюду.
Но кто этот смуглый юноша, у которого хватило духу встать между ней и разъяренным великаном-торговцем?
Нужно было поскорее удирать оттуда, покуда ошеломленный продавец не пришел в себя.
Аладдину было не в новинку отчаянное бегство по переулкам Аграбы, но Жасмин оказалась в таком положении впервые. Она была взволнована происшествием и внезапной переменой, случившейся в ее жизни.
Мчась во весь дух, скача между разостланными на земле тканями и лотками, заваленными товарами, они достигли, наконец, убежища юноши, которое находилось на крыше заброшенного дома.
Все в округе знали Аладдина и любили его, потому что он никому не причинял зла, а совершая мелкие кражи, позволявшие ему не умереть с голоду, он пользовался исключительно ловкостью и своим невероятным проворством. Ему благоволил даже Расул, начальник дворцовой стражи, которому нередко приходилось вместе со своими солдатами гоняться за этим неуловимым пареньком-воришкой.
Аладдину нравилось это место, откуда открывалась великолепная панорама: как на ладони лежал весь город Аграба, и особенно хорошо был виден дворец султана. Какие только мечты не являлись ему при виде этого дворца! И Аладдин уверенно говорил своему лучшему другу — обезьянке Абу: «Когда-нибудь все изменится, мы разбогатеем, станем жить в роскошных покоях, и не будет у нас никаких забот!»
Но теперь, когда он был здесь с этой таинственной и прекрасной девушкой, ему стало немного стыдно за свое убогое убежище на крышах.
— Так ты живёшь здесь?
— Угадала! Здесь живем мы с Абу. Когда хотим уходим, когда хотим приходим.
— Счастливчики! — вздохнула Жасмин.
— А ты откуда?
— Не все ли равно?.. Я убежала и возвращаться не собираюсь… Мой отец хочет заставить меня выйти замуж.
Так она почему-то разоткровенничалась с незнакомым юношей. Ей, правда, казалось, что она знала его всегда: в конце концов, он ведь спас ей жизнь! Принцессе нравился его прямой веселый взгляд, его простодушная и в то же время немного дерзкая улыбка и это смущенное, но искреннее выражение лица, с которым он предлагал ей помощь и дружбу.
Сидя рядышком друг с другом, они на мгновение забыли обо всем: о своем бегстве, о дворце, о стражниках, о том, как Жасмин была схвачена за воровство — обо всем на свете. Вдруг Жасмин пришла в себя и задумалась о том, что сейчас творится во дворце. Теперь там, наверное, уже заметили ее исчезновение…
— Да хранит вас нынче Аллах, благородная госпожа.
Служанки, обязанные будить и одевать и причесывать Жасмин поутру, осторожно вошли в ее спальню. Они подняли тяжелые занавеси, которые должны были охранять покой принцессы. Но лучи солнца осветили пустую кровать!
Надсмотрщику над рабами Сааду выпала на долю неприятная миссия оповестить Джафара об исчезновении принцессы Жасмин. Саад был огромным детиной с могучей мускулатурой и злобным лицом. Он всех держал в страхе, но перед грозным визирем трепетал сам.
— О, благородный Джафар! — воскликнул Саад, бросаясь к ногам визиря и целуя полу его мантии. — Умоляю, будьте милосердны, выслушав ужасное известие, которое я вынужден вам сообщить. Принцесса Жасмин… исчезла.
— Исчезла? — голос Джафара не выдал никаких чувств. Жасмин ему никогда не нравилась, он не сумел добиться ее расположения — принцесса была
слишком умна и своенравна. К тому же она была препятствием на пути осуществления его честолюбивого плана… — Ты заплатишь жизнью за ротозейство — твое собственное и твоих подчиненных!
В компании с Яго, как всегда сидевшим у него на плече, визирь направился в тронный зал, чтобы сообщить новость султану.
— С содроганием в сердце, о повелитель, сообщаю вам, что принцесса, ваша дочь, исчезла, — воскликнул Джафар, изображая безутешное горе. — Не осталось никаких следов. Но вы не беспокойтесь, я сумею наказать виновников по заслугам.
— Наказать? Виновников?.. Мне нужна моя дочь! Что случилось с моей девочкой? Стража! Немедленно ищите повсюду! — разносились по дворцу громкие крики султана.
— Поручите это дело мне, я лично им займусь. Я уже велел позвать Расула и сам буду отдавать распоряжения… — ухмыльнулся Джафар.
ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ
Ну вот, началось! — Жасмин в панике вскочила на ноги. К их убежищу на крыше подбиралась дворцовая стража! Аладдин тоже проворно поднялся и был уже на карнизе, готовый снова пуститься в бега. Он улыбнулся и взял девушку за руку:
— Ты веришь мне?
Принцесса, не колеблясь, сжала его руку и прыгнула в бездну, навстречу свободе.
Однако Расул и его люди пришли сюда не за принцессой. На самом деле Джафара интересовала вовсе
не Жасмин. Голубой Алмаз открыл ему имя того, кто мог проникнуть в Волшебную Пещеру и взять лампу. А лампа позволила бы визирю добиться исполнения его самых дерзких намерений. Этим человеком был воришка по имени Аладдин!
Расул, предвидя действия юноши, расположился внизу и поджидал, когда тот окажется на земле.
— Не правда ли, мир тесен? — с ухмылкой сказал начальник стражи. Солдаты бросились на Аладдина и схватили его.
— На этот раз ты угодишь прямиком в тюрьму! — хохотали они, однако их смех быстро прервался.
— Отпустите его! Вам приказывает принцесса! — Жасмин отбросила на плечи капюшон накидки, и все увидели на ее голове драгоценную диадему.
— Принцесса! — глаза Аладдина больше чем слова выразили его изумление.
Не меньше поражен был и Расул.
— Но что вы делаете здесь, за пределами дворца? Да еще в компании этого оборванца…
— Это тебя не касается. Делай, что тебе говорят. Освободи его!
— Я бы с радостью, принцесса, но у меня есть приказ визиря. Вам придется объясниться с ним лично.
Чтобы дочь султана не могла остановить какого-то там визиря?!
— Будь спокоен, я это сделаю! — ответила возмущенная Жасмин.
Проводив тревожным взглядом Аладдина, которого уводили прочь,
принцесса в сопровождении двух стражников быстрыми шагами направилась во дворец. Она была полна решимости отказаться от своей свободы и вернуться домой, только бы спасти юношу. «Теперь мне придется опять терпеть вкрадчивые речи Джафара!» — эта мысль вызывала в ней отвращение.
Проходя мимо группы игравших на улице детей, она почувствовала, что кто-то коснулся ее накидки. Обернувшись, она увидела мальчика. Того самого, которому дала яблоко тогда, на рынке.
— Как тебя зовут? — спросила девушка.
— Керим… — робко ответил малыш. — А почему с тобой эти стражники? Ты украла еще одно яблоко?
— Нет, — засмеялась Жасмин, — они провожают меня во дворец.
— Во дворец? — мальчик вытаращил глаза от изумления. — Ты там живешь? Ты служанка? А принцессу когда-нибудь видела? Говорят, она красавица!
— Да, видела несколько раз… А ты хотел бы побывать во дворце султана?
— Конечно, но ведь это невозможно!
— Обещаю, что как-нибудь на днях я тебя проведу туда. До свидания, Керим.
Она не могла больше терять времени: ей нужно было срочно поговорить с Джафаром.
— О принцесса, как я счастлив видеть вас снова! Мы все очень беспокоились за вас!
Почтительные манеры Джафара не произвели впечатления на Жасмин.
— По твоему распоряжению стражники только что арестовали на рынке одного юношу!
— Ваш отец поручил мне обеспечивать мир и спокойствие в городе. Этот юноша — преступник.
— Какие же преступления он совершил?
— Разумеется, он похитил принцессу! — Опять та же фальшивая улыбка на губах! Может быть, и впрямь правдив слух о том, что Джафар — колдун и что вместо сердца у него камень!
— Никто меня не похищал, я сама убежала!
— Ах, какое досадное недоразумение! Если бы мы только знали раньше… К сожалению, смертный приговор в отношении этого юноши уже приведен в исполнение. Жасмин побледнела. «Нет, нет, не может быть!» — думала она.
Джафар стоял, разглядывая ее. Девушка не хотела, чтобы он заметил ее отчаяние.
— Нет! — вскрикнула она и кинулась прочь, будто стараясь убежать от этого страшного известия.
Около бассейна обессилевшая Жасмин дала волю своему горю: она чувствовала себя виноватой в смерти юноши.
— Если бы не я, он был бы сейчас жив! — рыдала она, прижавшись к верному Радже.
Но не только угрызения совести мучили Жасмин: этот юноша был
единственным человеком в мире, который проявил к ней искренние чувства. Он сразу же предложил ей свою дружбу, он помог попавшей в беду девушке, а не принцессе, перед которой все привыкли заискивать. Прежде с ней никогда в жизни такого не случалось!
— А я даже не знаю его имени! — всхлипнула девушка.
В душе она всегда будет с болью вспоминать о нем как о спутнике в коротком, но прекрасном приключении на пути к запретной свободе.
ЕЩЁ ОДИН ЖЕНИХ
Восседая на высоченном троне, имевшем форму слона, султан изливал на Джафара свое раздражение.
— Это возмутительно! Если бы не долгие годы верной службы… Я требую, чтобы отныне и впредь ты обсуждал со мной все приговоры, выносимые заключенным!
— Заверяю вас, мой повелитель, что такого больше не повторится! Вы тоже, моя госпожа, примите мои глубочайшие извинения.
Если все это могло удовлетворить султана, то гнев Жасмин требовал другого.
— Мой вынужденный брак принесет, по крайней мере, хоть какую-то пользу: как только я стану царицей, то смогу, наконец, отделаться от тебя! — крикнула она в лицо Джафару.
Ну и тип! Ведь это был ученый человек, просидевший свои лучшие годы над книгами, знавший множество языков, обладавший острым и ярким умом. И все же он вызывал у Жасмин одно только отвращение. Ей был противен этот бегающий взгляд, этот слащавый голос, эти вечные поклоны, этот посох с головой змеи, который Джафар неизменно носил с собой. Вот и на этот раз она заметила в его глазах насмешливый блеск, как будто ее угрозы были для него развлечением.
Ах, самое главное — поскорее выгнать визиря, хотя это очень трудно осуществить…
Откуда весь этот шум? Жасмин вышла на террасу, прилегавшую к ее покоям: через весь город по направлению к султанскому дворцу двигалась внушительная процессия. Сначала шла группа танцовщиц в роскошных нарядах, усыпанных драгоценными камнями. За ними, в сопровождении большого отряда вооруженной стражи, десятков рабов, разодетых в пух и прах, и множества вьючных животных, шествовал исполинский слон, убранный богатейшими украшениями. Слон нес на себе большой паланкин, в котором сидел молодой человек благородной наружности, одетый в белое.
«Новый жених, — подумала принцесса, — еще один самонадеянный принц, думающий произвести на меня впечатление этой показухой… Тут слуги даже разбрасывают золотые монеты: вот почему собравшаяся толпа его так приветствует!»
Крики восторженных горожан смешивались с музыкой труб, литавр, барабанов, свирелей и рожков, сопровождавших этот фантастический парад. Никогда еще за последнюю сотню лет в городе Аграба, да и во всей Аравии и ее окрестностях никто не видывал ничего подобного!
Жасмин достаточно насмотрелась: ей наскучило наблюдать, как этот принц выставляет напоказ богатство и роскошь, и она вернулась в свои покои. И все-таки это представление пробудило в ней любопытство. «Хоте-
лось бы знать, что скажет ему отец!» — подумала девушка, направляясь в тронный зал.
Принц Али уже беседовал с султаном, который, в отличие от дочери, был в восторге от всего этого блеска.
— Я прибыл из далекой страны, чтобы просить руки принцессы, — услышала Жасмин слова молодого человека. Никто не заметил ее присутствия. Остановившись у входа в зал, девушка стала разглядывать нового кандидата в мужья. Она заметила, что он быстро завоевал симпатии султана благодаря еще одной невероятно редкой в этих краях вещи: волшебному ковру-самолету!
«Весьма забавный способ добиться расположения отца.
— подумала Жасмин. — Однако Джафар, мне кажется, не так доволен!»
И действительно, великий визирь не мог скрыть раздражения.
— Не верю я ему, мой повелитель, — твердил он.
— Ах, глупости! Жасмин будет восхищена!
— Надеюсь, я тоже буду восхищен принцессой, — вставил принц Али.
Тут Жасмин начала по-настоящему злиться.
— О нет, государь, — настаивал Джафар, — надо думать о благе Жасмин…
Этот молодой человек ничем не лучше всех остальных.
И что только дало ему повод думать, что он достоин принцессы?
— Позвольте мне только встретиться с ней, увидите — я сумею покорить её! — воскликнул принц в ответ.
Ну, это уж слишком!
— Да как вы смеете? Все вы тут! — Появление Жасмин застало всех врасплох. — Все время решаете за меня мою судьбу! — ее голос дрожал от негодования.
Эта хрупкая девушка обладала необычайной силой, способной заставить замолчать самых могущественных из султанов, самых богатых из принцев, самых хитрых из визирей.
— Я вам не трофей, который можно завоевать! — Жасмин повернулась к ним спиной и с достоинством удалилась.
Легкий ветерок распространял повсюду пряные ароматы Востока. Ночь была тихая, звёздное небо куполом
простиралось над головой, свет луны навеивал фантастические мечты.
Но Жасмин надоело мечтать: что в этом толку, если в жизни все выходит совершенно по-другому?.. Она сидела в своих покоях, погруженная в глубокую печаль, с единственным собеседником в лице Раджи.
— Принцесса Жасмин, — раздался голос. Он слышался с балкона.
Жасмин выглянула наружу:
— Кто здесь?
— Это я, принц Али.
— Уходите, я не хочу вас видеть! —
Из мрака ночи появилось лицо молодого человека, освещенное луной… Он на своем ковре-самолете приземлился прямо на балкон. Этот принц кого-то ей напоминал. Мысль перенесла ее к юноше, с которым она познакомилась в городе.
— А мы с вами нигде не встречались? — Пристальный взгляд принцессы изучал его лицо. — Вы напоминаете мне одного человека, которого я видела на рынке.
— На рынке, принцесса? На рынок я посылаю слуг!
Нет, это не мог быть он! И все же… те же самые неловкие жесты, тот же самый смущенный тон, когда он произносил:
— Ах, принцесса Жасмин, вы такая… такая чудесная!
— А я еще и богата, еще и дочь султана… — Жасмин медленно приближалась к нему с заговорщическим видом, — …я — выгодная партия для любого принца…
Сердце Али бешено заколотилось. Может быть, и вправду ему удалось ее покорить…
— Конечно, для такого принца, как я!
— Как ты и как все остальные надутые чванством гордецы, которых я видывала! — яростно набросилась на него Жасмин. — Убирайся! Исчезни с глаз долой!
А он-то подумал… вот глупец! К этой принцессе и впрямь не подступиться. Никаким богатством в мире невозможно ее заманить, никакой лестью обворожить, никакими посулами обмануть.
— Это правда, тебя не завоюешь как приз! Ты должна быть вольна в своем выборе.
Я ухожу!
Эти слова, в которых прозвучала покорность и уважение к ее воле, глубоко тронули принцессу.
— Нет!.. Погоди…
Обрадованный принц предложил девушке прокатиться на волшебном ковре. Это было очень заманчиво, однако Жасмин одолевали сомнения.
— Ты веришь мне? — спросил принц, протягивая ей руку. Эту сцену она уже однажды видела…
— Да! — ответила девушка.
Жасмин и принц Али летали под звездами, сверкающими как алмазы. Ночь выдалась удивительная. Юноша и девушка чувствовали себя свободными как никогда. Это был фантастический полет! Все трудности остались где-то далеко. Жасмин и Али позабыли обо всем. Они были неразлучны в мире, существующем только для них двоих! Такое никогда не изгладится из памяти, и они сумеют удержать новое чувство в своих сердцах. Ибо это было очарование зарождающейся первой любви.
— Мы будто в волшебной сказке! — воскликнула принцесса. Ее голова покоилась на плече юноши: вокруг с треском рассыпались тысячи сияющих разноцветных огней фейерверка. Бархатные глаза Жасмин были не только обворожительны, в них сверкало острое лукавство. — Жаль, что Абу не видит всего этого. — Ничего, он терпеть не может фейерверков. Да и летать ему не по душе. Ой… то есть…
— Так ты все-таки тот юноша с рынка! Зачем ты мне соврал?
— Жасмин… прости, но… это…
Обиженный тон девушки встревожил Али. Он не решался раньше открыть Жасмин всю правду — слишком велик был страх ее потерять… А теперь все рушилось!
— Ты считал меня дурой, думал, я ни о чем не догадаюсь? — очарование ночи таяло на глазах. — И кто же ты, в конце концов? Только не смей мне лгать!
— Ну… Если честно, я временами живу среди простых людей… но вообще-то я принц!
— Почему ты сразу не сказал мне этого?
— Но ведь принц, который переодевается оборванцем и бродит по городу, мог показаться тебе слегка странным, разве нет?
— Ммм, не очень! — прошептала Жасмин. Похоже, в городе Аграба у знатной публики стало привычкой маскироваться под простолюдинов! И она сама, убегая из дому, поступила так же…
— Спокойной ночи, мой милый принц! — пожелала девушка.
— Приятных снов, принцесса!
Волшебный ковер опустился на террасу у покоев Жасмин. Захватывающее путешествие завершилось, навсегда оставшись в памяти юных влюбленных.
НАСТОЯЩЕЕ ВОЛШЕБСТВО
— О Раджа, все было просто волшебно! — повторила Жасмин, лишь только вошла в свою комнату, все еще ощущая на губах поцелуй принца Али.
С мечтательным выражением лица она села перед зеркалом и принялась расчесывать свои длинные шелковистые волосы.
— Все было блестяще, великолепно, потрясающе! Да что я говорю? Необычайно, фантастично… О, я просто
не нахожу слов…
Принцесса умолкла, застыла с гребенкой в руке, с полузакрытыми глазами… Потом встала и, обняв тигра, заговорила опять:
— Я влюблена, Раджа, понимаешь, я влюбилась в принца Али… Я поняла это сразу, еще тогда, когда увидела его на рынке. Поняла, что он — моя любовь.
Жасмин была вне себя от радости. Она пела и кружилась по комнате, и говорила, говорила, говорила… Потоки слов готовы были объявить всем о ее счастье.
—Раджа, я решила — я выйду за-
муж за принца Али! А когда я сделаюсь царицей, все здесь станет по-другому. Первым делом я освобожусь от этого мерзкого Джафара и его несносного попугая. Как будет здорово не видеть больше эти черные одежды, развевающиеся в залах дворца! Потом надо будет заняться правосудием: если бы ты знал, Раджа, что я видела там, в городе! — тень печали скользнула по лицу Жасмин, но тут же ее вновь переполнила радость.
— Да, я выйду замуж, и, быть может, у меня родится дочь, маленькая принцесса… И у нее обязательно будет вся та свобода, которой я всегда была лишена. Свобода думать, решать… и любить. Я уверена, что Али согласится со мной. Он ведь тоже переодевался в простолюдина, чтобы узнать больше о жизни горожан, хоть и рисковал быть принятым за вора и очутиться в тюрьме. А ты что думаешь, Раджа?
Жасмин расхаживала по комнате и продолжала увлеченно рассуждать о своем принце:
— О, Али такой обаятельный, такой обходительный, с ним так интересно… Но в то же время в нем есть какая-то тайна, будто он хочет что-то скрыть. Зачем, например, ему нужна эта старая лампа, которую он прячет в своем тюрбане? Я заметила ее, когда он снимал тюрбан, но не решилась спросить. Если он так любит лампы, я закажу ему новую, золотую, тонкой работы и с драгоценными камнями: это будет моим свадебным подарком!
Если бы Жасмин знала, что именно эта не пощаженная временем старинная лампа должна была изменить ее судьбу! Что юноша, с которым она встретилась на рынке и который по приказу Джафара оказался в тюрьме, преодолел тысячи препятствий и рисковал собственной жизнью ради того, чтобы завладеть этой лампой!
Аладдин сидел в темнице, скованный цепями, а мысли его устремлялись к девушке, околдовавшей его сердце. Он был уверен, что никогда больше ее не увидит, что он вообще не достоин ее… Но Джафар, появившийся в обличии старого узника, помог юноше освободиться. Он хотел чтобы Аладдин спустился в Волшебную Пещеру и достал для него вожделенную лампу. Не задаром, а за щедрое вознаграждение. И тогда Аладдин вообразил себе, что если он станет богатым, очень богатым, то сумеет добиться расположения принцессы.
Как во сне спустился он в недра земли и увидел скрытые там ослепительные, чудесные сокровища.
Лампа… Аладдину было разрешено дотрагиваться только до лампы…
Но Абу при виде всего этого великолепия не смог удержаться и схватил огромный рубин, который лежал на ладони какой-то ста-
туи. И тут тигриная ^ голова грозно пророкотала, что теперь им никогда больше не увидеть солнечного света! Каменные стены вдруг закачались, золото превратилось в неудержимый поток кипящей лавы.
Единственным спасением для друзей стал ковер-самолет! Стремительно промчавшись сквозь этот ад, он доставил их ко входу в Пещеру.
Итак, старику — лампу, Аладдину взамен — богатство. Таков был уговор. Но вместо этого лже-старик достает кинжал… Только проворство Абу, бросившегося на злодея, позволило юноше избежать смертельного удара. Но при этом друзья навсегда остались узниками Пещеры! Лампа… Абу в последний момент выхватил ее из рук Джафара.
Аладдин вскоре обнаружил, что лампа обладает магическими свойствами! Густой столб дыма, появившийся вдруг из нее под изумленными взглядами юноши и обезьянки, принял форму огромного существа синего
цвета — джинна, способного творить чудеса. Джинн не только оказался способен вызволить Аладдина и Абу из пещеры, но и готов был выполнить три любых желания.
Что бы пожелать в первую очередь?
На этот счет у Аладдина не было никаких сомнений: чтобы завладеть вниманием прекрасной дочери султана, следовало стать принцем. Вот так он и превратился в принца Али.
Этой наполненной впечатлениями ночи, казалось, не будет конца. Неожиданно в покои дочери явился султан; его глаза имели странное выражение. Принцесса встретила его с воодушевлением:
— О отец, если бы ты знал, как прекрасно я провела время! Я так счастлива!
—Очень хорошо, что ты счастлива,
Жасмин: твой отец только что выбрал тебе мужа, — ответил султан.
— Что?! -улыбка исчезла с лица принцессы.
— Ты выйдешь замуж за Джафара!
Губы визиря, стоявшего за плечами султана, вытянулись в тонкой, злорадной улыбке:
— Я вижу, вы молчите. Что ж, молчаливость — ценное качество для жены.
— Я никогда не соглашусь стать твоей женой! — прошипела Жасмин. — Отец, я выбрала принца Али! — добавила она.
— Принц Али покинул нас!
Но слова султанского советника были сразу опровергнуты появлением Али, который тут же разоблачил Джафара. Оказывается визирь только что пытался убить юношу, наслав на него
свою стражу.
— Государь,
Джафар управлял вашей волей с помощью вот этого! —
И, не долго думая, принц сломал волшебный посох с головой кобры.
От верной смерти Аладдина спасло только вмешательство джинна из лампы. А визирь, думая, что освободился от юного соперника, попытался предложить себя в мужья принцессе! Но теперь-то, наконец, все прояснилось… кстати, и для Джафара: он увидел волшебную лампу, спрятанную в тюрбане, который принц Али придерживал рукой!
— Стража! Немедленно арестовать Джафара! — крикнул султан.
Однако искусство колдовства взяло верх.
— Ты еще не победил, мальчишка!
— Облако дыма застлало глаза стражникам, и великий визирь растворился в воздухе.
— Жасмин, с тобой всё в порядке?
— голос юноши дрожал.
— Да! — счастливая принцесса прижалась к нему.
— Что это? Глазам своим не верю! Моя дочь наконец-то выбрала себе жениха? Хвала Аллаху! — султан, хотя и огорченный коварным предательством Джафара, не мог не радоваться решению дочери и тому восторгу, который читался в ее глазах. — Вам надо пожениться не откладывая. А потом ты, мой мальчик, станешь султаном. И заживете вы в счастье и довольстве! — объявил он.
«Как в сказке!» — подумала Жасмин. Это было невероятно! Слишком, слишком хорошо, чтобы быть правдой…
ТОРЖЕСТВО ДЖАФАРА
Были подобраны тончайшие ткани, изготовленные специально для самых богатых и могущественных монархов. Им не было цены еще и потому, что их украшала прекраснейшая вышивка.
Складки платья, скрепленные драгоценной застежкой, ниспадали мягкими, воздушными волнами, подчеркивая тонкую талию. Неощутимая на ощупь шелковая лента, удерживаемая чудесной диадемой, охватывала густые и черные искусно заплетенные волосы. В центре диадемы сверкал крупный яркий сапфир — более красивого камня никто никогда не видывал. Золотые сережки и ожерелье блистали, но слабее, чем лучезарные глаза принцессы.
Жасмин примеряла платье, которое будет на ней во время свадьбы.
Раньше она никогда не проявляла особого интереса к нарядам, всегда уверенная в своей красоте и в своем обаянии. Но в этот день все было иначе: никогда еще ее не причесывали и не одевали так тщательно. Никогда еще ее служанки не были столь терпеливы, переделывая на разные лады торжественный наряд принцессы, пока, наконец, она не была полностью удовлетворена. Облик, отразившийся в зеркале, поистине радовал взор!
— Принцесса, вы дивно прекрасны! — восторженно восклицали рабыни.
Тут как раз и султан наведался в покои дочери.
— Отец! — воскликнула она, подбегая к нему. — Скажи, тебе нравится? Служанки твердят, что я чудесно выгляжу. Но может быть, они просто хотят мне польстить? Мне хочется узнать твое мнение.
— Душа моя, я убежден, что они лукавят… Ты гораздо прекраснее, чем можно выразить словами!
Жасмин улыбнулась и нежно обняла отца.
— Однако теперь нам следует поторопиться, — напомнил султан, — людям не терпится увидеть принца Али.
С самого раннего утра султанские глашатаи ходили по улицам города, оповещая население о предстоящей свадьбе принцессы Жасмин. Аграба подготовилась к празднику: повсюду развевались флаги, пестрели гирлянды; воздух был
наполнен звуками музыки, веселившей народ. Торговцы украсили свои палатки самыми лучшими коврами, самыми яркими подушками, всевозможными растениями и цветами. Была подготовлена ночная иллюминация:-5^
ведь праздник должен был растянуться надолго! Ремесленники прекратили работу, да и вообще все побросали свои обычные занятия — огромная толпа собралась перед дворцом, чтобы посмотреть на супруга принцессы и будущего правителя страны.
В это самое утро две рабыни направились в переулочек, прилегающий к рыночной площади, к убогому домишке, где жил Керим со своими родителями и братьями. По распоряжению
принцессы они должны были привести мальчика во дворец. Жасмин не забыла обещания, данного ею смышленому малышу.
Никто не верил словам Керима, мало того, все от души смеялись, когда он заявлял, что рано или поздно отправится во дворец! Поэтому все были ошеломлены при виде того, как он удаляется в сопровождении двух рабынь.
— Я иду во дворец! — сообщал он по пути каждому встречному. — Иду ко двору султана, там увижу принцессу! — возбужденно повторял счастливый малыш.
Жасмин, ожидавшая Керима в саду, встретила его объятиями. Мальчуган был потрясен ее одеждой и драгоценностями.
— Так значит, ты… значит, вы… вы… — бормотал он, не веря своим глазам.
Смущенный и растерянный Керим улыбался, не в силах ничего добавить.
Принцессе раньше и в голову не
приходило, что, доставляя радость другим, получаешь такое удовлетворение.
— Теперь я должна уйти, — сказала она, улыбаясь, — но ты — почетный гость на моей свадьбе и можешь оставаться здесь сколько захочешь. Развлекайся и не забудь встретиться со мной потом!
— Али, что ты там мешкаешь? — в голосе Жасмин слышалось волнение, вызванное торжественностью момента: султан официально объявлял с балкона дворца о свадьбе своей дочери и принца Али.
— Жасмин, я должен сказать тебе одну вещь, — начал принц.
— Народ уже собрался и слушает речь отца!
— Жасмин, прошу, выслушай меня. Я не… — пытался он объяснить.
Но разве можно было допустить.
чтобы именно сейчас Али пустился в рассуждения? Она оборвала его поцелуем.
— Желаю успеха! — и Жасмин вытолкнула его на балкон навстречу аплодисментам толпы.
Между тем Джафар тоже вовсе не собирался лишать себя такого зрелища. Он стоял у одного из окон дворца и ожидал начала торжества: тогда только свершится его месть, и будет она ужасна!
И вот долгожданный момент наступил. Джафар появился на балконе — в
глазах злорадство, в руках лампа…
-Теперь я твой господин!
Яго выполнил свое задание: волшебная лампа, неосторожно оставленная Аладдином без присмотра, была теперь во владении Джафара.
— Джинни, исполняй мое первое желание: хочу стать султаном!
Жасмин с ужасом поняла, что джинн не мог уклониться от выполнения приказов Джафара… Пред ней развернулась настоящая трагедия: она увидела, как знаки власти срывают с отца и передают Джафару.
— Что… что здесь происходит? — растерянность султана быстро уступила место гневу… — Джафар, это ты! Гнусный предатель!.. Приказываю тебе прекратить!
— Теперь здесь новый порядок — мой! Наконец-то не я вам, а вы мне будете кланяться!
— Мы тебе никогда не поклонимся! — отчаянно заявила Жасмин.
Но джинн уже выполнял второе желание Джафара: визирь хотел сделать-
ся самым могущественным колдуном на свете.
Посох с головой кобры опять магическим образом оказался в руках Джафара. Непреодолимая сила, сверхъестественная власть подчинила себе султана и его дочь. Сопротивляться было бесполезно. Сжатые невидимой железной рукой, они были принуждены склониться перед новым господином.
— Джинни, остановись! — вскричал Али. И на мгновение у Жасмин мелькнула искра надежды, что этот крик поможет разрушить наваждение.
Но все было напрасно, лампа больше не принадлежала Аладдину, и ничто не могло удержать джинна, даже напоминание об их дружбе.
— Мне жаль, приятель, но у меня теперь новый хозяин.
Жасмин с усилием подняла голову и протянула руки к принцу, который смотрел на нее умоляющим взглядом.
— Принцесса, я умираю от желания
представить вам одного человека! — ликовал Джафар. — Можете распрощаться с принцем Али!
— Али! — слово, как легкий вздох, сорвалось с губ Жасмин, в сознание которой постепенно прокладывала путь горькая правда.
— Или, может, лучше сказать Аладдин? — Впервые слуха принцессы коснулось это имя, произнесенное резким голосом попугая Яго.
— Жасмин, я все пытался сказать тебе, что я всего лишь… — Аладдин приблизился к принцессе, руки их соединились, глаза встретились: его
взгляд выражал горечь и сожаление, ее глаза все еще не верили тому, что видят, и были полны изумления. Али снова принял вид нищего воришки с улицы.
Однако времени на объяснения не было; Джафар грубо разлучил влюбленных.
Преображенные колдовством Аладдин и Абу были заточены в одну из башен дворца, а потом заброшены за тридевять земель в ледяную пустыню. Жуткий хохот колдуна сопровождал исчезновение Аладдина и крушение всех надежд Жасмин.
Зловещая тень Джафара нависла над ней и султаном, прижавшимися друг к другу с глазами, полными ужаса.
КОШМАР
Даже во сне не могло привидеться принцессе такое развитие событий. Город Аграба оурлил, и не только из-за печальной участи, постигшей султана и Жасмин. Жизнь народа вообще трудна — так было всегда. Теперь же тирания Джа-фара сделала ее невыносимой.
Жестокое безумство узурпатора проявлялось, прежде всего, во дворце. Жасмин была вынуждена стать свидетельницей того, как жажда мес-
ти Джафара неумолимо обрушилась на султана. Бывший визирь превратил его в марионетку и отдал во власть Яго, который по части злодейства ничуть не уступал своему хозяину.
И все же самым беспощадным образом злоба Джафара проявилась в отношении принцессы: она стала предметом его жестокой игры. Сверкающее в глазах девушки чувство собственного достоинства не давало ему покоя, он хотел бы погасить его навсегда. Он требовал от девушки полной и безраздельной покорности.
Но Жасмин, наоборот, чувствовала в себе кипение жизненной силы и негодования. Чем откровеннее выражалась низость визиря, тем больше принцесса обнаруживала у себя способности к сопротивлению. Никакое страдание не могло заставить ее смириться, даже горькое сожаление обо всем, что она утратила, о былой мечте, любви… Али или Аладдин, принц или оборванец… Разве это могло иметь значение? Жасмин возвращалась мыслями к той волшебной ночи, когда они почувствовали, что любят друг друга; вспоминала полет на ковре-самолете, поцелуй. Нет, никогда не удастся Джафару покорить ее!
— Простите меня, принцесса, но я осмелилась начать этот разговор только потому, что вы мне дороже всего на свете. — У бывшей кормилицы Жасмин, доброй няни Амины, которая присутствовала еще при ее рождении, сердце разрывалось при виде того, что сталось с принцессой. Она всегда заботилась о девушке с материнской любовью, стараясь заполнить пустоту, оставшуюся после кончины королевы Фирюзы. Сколько раз замечала она грусть в глазах принцессы, сколько раз хотелось ей обнять, успокоить бедняжку, как в былые времена, когда совсем ребенком та засыпала у нее на руках, убаюканная
тихим пением. Теперь Амина не могла больше молчать. Ее крошка Жасмин нуждалась в ее помощи.
— Принцесса, вы должны бежать, я помогу вам!
— Нет, Амина, я никогда не брошу отца. К тому же Джафар обладает слишком большой властью, он отыщет меня везде. На его стороне силы магии. Нет, выход надо искать не в бегстве…
Жасмин задумалась о том, что во всей этой истории ключевую роль играет волшебная лампа.
— Сходи на рынок и купи подержанную лампу, точно такую же, как та, которую Джафар постоянно держит при себе, — велела принцесса Амине. — А когда нынешним вечером он будет развлекаться зрелищем танцовщиц, сделай так, чтобы он выпил побольше молодого вина, от которого туманится рассудок. Затем подмени его лампу той, что ты купишь на рынке, а Джафарову лампу принеси мне… Но имей в виду: колдун не спускает со своей лампы глаз… Будь осторожна, ты рискуешь жизнью…
— Как я могу жить, видя, что вы испытываете такие страдания?
Жасмин с благодарностью сжала руку кормилицы:
— Спасибо, Амина, я никогда не забуду этого. Если наш план увенчается успехом, можешь считать себя свободной.
— Не свобода мне нужна, а ваше спасение. Да поможет нам Аллах!
Тишину ночи нарушил крик. Джа-фар сидел на постели, задыхаясь, с вытаращенными глазами, весь в поту. Кошмар, это был просто кошмар: наверное, он выпил чересчур много вина. Он откинулся на подушки, медленно восстанавливая дыхание. Кто-то украл волшебную лампу… Нет. Вот она, рядом. Просто ему приснился страшный сон. А может быть, пророческий? Джинни сможет положить конец этим сомнениям. Джафар протянул руку и потер лампу.
Никакого результата. На мгновение его сердце остановилось.
В безмолвии Амина пробиралась к комнате Жасмин. Рабыни, приставленные следить за принцессой, спали. Кормилица проскользнула в комнату.
— Нам удалось! — Дрожащей рукой
девушка приняла лампу… Спасена!
А потом… Все произошло так быстро, слишком быстро! Лампа была грубо выхвачена из ее рук Джафаром, преисполненным досады и ярости.
— Сон предостерег меня! О, темные силы всегда со мной!
Убедившись, что лампа, лежавшаяся у его постели, не волшебная, визирь еще раз прибегнул к колдовству и сразу же выяснил, кто пытался его одурачить.
Стражники уже выкручивали Амине руки.
— Нет, Джафар, пощади ее! Это я все придумала, я во всем виновата!
— Уведите ее! Она понесет справедливое наказание за свое предательство!
Женщину уволокли и заперли в дворцовой тюрьме, пока Джафар не придумал для нее более страшной участи.
— А теперь, принцесса, займемся нашими делами!
Нежные запястья принцессы Жасмин сдавили браслеты из тяжелого
металла, кандалы стали символом ее нового положения — положения рабыни. Никто больше не имел права приближаться к ней за исключением ее хозяина.
Огромный зал был освещен огнем жаровен. Красные вспышки пламени отражались на золоте, лежавшем грудами на полу. Это был символ богатства и могущества Джафара. Красным было одеяние рабыни Жасмин, ярко-красным было яблоко, которое, поднимая свои цепи, она должна была подносить ко рту Джафара.
— Мне больно видеть вас доведенной до такого положения. Жасмин. Прекрасный цветок пустыни должен находиться рядом с самым великим и могущественным человеком на Земле! Подумайте только, если бы вы стали моей супругой… — в руках Джафара сверкнула золотая корона. Он протянул ее принцессе.
— Никогда! — Красным как кровь было вино, которое девушка выплеснула в лицо новому правителю, выразив этим все свое презрение.
Джафар хотел было ударить ее, но тут ему пришла в голову одна мысль Наконец-то он нашел способ обуздать Жасмин!
— Джинни, я решил объявить свое последнее желание: хочу, чтобы принцесса Жасмин самозабвенно, до безумия полюбила меня!
Принцесса задрожала от ужаса…
Она не знала, что это было одно из тех немногих желаний, которые джинн в лампе не мог исполнить.
И тут — о чудо! — она заметила в зале, за спиной Джафара, лицо, которое
видела каждую ночь во сне. Юношу, память о котором не позволяла ей поддаваться отчаянию. С помощью ковра-самолета Аладдин вернулся из страны вечных льдов, чтобы спасти Жасмин. Принцесса увидела его и сразу поняла, что ей надо делать! Раз уж визирь пожелал, чтобы она превратилась в страстно влюбленную в него, что ж, его желание будет удовлетворено!
— Джафар, а знаешь, я никогда не отдавала себе отчета в том, что ты так необыкновенно привлекателен! — Жасмин во всей своей удивительной красе, с драгоценной золотой короной на голове, стала приближаться.
— Смелее, кошечка, скажи еще что-нибудь обо мне… — Неужели подобным языком говорил тот самый коварный визирь?
Жасмин снова собралась с духом и продолжала:
— Ты такой высокий, загорелый, статный…
Внезапное чудесное появление Аладдина надоумило её так притворяться. Она должна была помочь юноше, отвлекая внимание визиря.
— Любовь моя, твои глаза околдовывают меня, мне нравится все в тебе, я влюблена безумно!
Игра продолжалась, а между тем Аладдин все ближе подбирался к волшебной лампе.
— Твоя бородка приводит меня в трепет, — девушке пришлось обнять визиря…
Рука Аладдина была готова схватить лампу, рука Жасмин ласкала лицо Джафара.
—Ты похитил мое сердце.
Неожиданный шум заставил Аладдина окаменеть, а Джафара — резко обернуться.
Отбросив колебания, принцесса с силой прижалась губами к губам визиря…
Но поцелуй этот стал напрасной жертвой: отражение Аладдина на золоте короны, сиявшей на голове Жасмин, мгновенно вернуло Джафара к действительности.
— Ты! Сколько же раз мне придется от тебя избавляться?!
Жасмин сжала кулаки: и тогда визирь все понял… Его ответный удар будет ужасным.
—Твой час пробил, принцесса!
Жасмин уперлась руками в гладкую прозрачную поверхность стекла, окружавшего ее со всех сторон: больше она не сможет помогать Аладдину — она заключена в гигантские песочные часы. Ей предстояло быть заживо похороненной в песке, который неумолимой струей сыпался на нее сверху. Обезьянка Абу была превращена в заводную игрушку, а ковер-самолет —
в бесполезную массу ниток. Итак, Аладдин остался наедине со страшным врагом.
— Аладдин! — отчаянно закричала Жасмин. Надо было что-то делать!
Но кому по плечу сражаться со сверхъестественными силами? И все-таки Джафар, в конечном счете, был человеком, человеком, как и все остальные, а значит…
— Боишься выйти против меня таким, какой ты есть в действительности, змей ползучий? — в своей стеклянной ловушке Жасмин плохо слышала голос любимого, но весь его вид говорил о том, что он готов биться до последнего.
Песок, сыпавшийся все быстрее, ослеплял принцессу. Она застучала кулачками по стеклу. Быть может, оковы помогут ей разбить его? Но вот уже ее руки оказались под слоем песка…
В ужасе смотрела она, как Джафар превратился в чудовищную исполинскую кобру и давил Аладдина своими кольцами.
— Глупый мальчишка, неужели ты и впрямь
надеялся одержать верх над самым великим и могущественным существом на Земле? Без джинна ты просто ничто!
Это был конец. В своей стеклянной тюрьме принцесса уже не могла дышать — песок засыпал ей подбородок, рот… Но ведь она нужна Аладдину, она не может погибнуть вот так…
Тем временем кольца змеи сжимались все сильнее, одного мужества
тут оказалось недостаточно.
Борьба была неравной: единственным спасением теперь могла стать только находчивость…
— Без джинна! Да джинн всегда будет сильнее тебя, Джафар! — воскликнул Аладдин.
Страшная рептилия, в которую превратился визирь, на мгновение заколебалась.
— Что ты сказал?
— Ведь это джин дал тебе твою теперешнюю силу и так же сможет отобрать ее у тебя! — продолжал юноша.
Он увидел руку Жасмин, вскинутую в последней тщетной попытке выбраться из песка, засыпавшего девушку: она погибнет из-за своей веры в него, Аладдина! Нельзя было терять ни секунды!
— Смирись, Джафар. Ты всегда будешь номером вторым!
Жажда власти затмила рассудок Джафара, зависть затуманила его сознание.
— Ты прав, его могущество пока превышает мое… но ненадолго! Эй, раб, а ну-ка исполняй мое третье желание: хочу превратиться во всемогущего джинна!
Жасмин уже с головой погрузилась в песок, когда почувствовала, что стеклянные часы разбились на тысячу ос-колков. Сильные руки подхватили ее, 92 вырывая из когтей смерти. Девушка закашлялась и начала приходить в себя.
Аладдин бережно обнимал свою волюбленную.
— Что теперь? — слабым
голосом спросила девушка.
—Доверься мне!
Над ними возвышался Джафар, превратившийся в джинна:
— Теперь у меня власть, власть беспредельная! Вселенная в моих руках!
И тогда Жасмин заметила предмет, появившийся на полу: лампу! Аладдин схватил ее первым. — Ты хотел стать джинном? Отлично, вот ты им и стал…
На запястьях новоиспеченного джинна появились тяжелые браслеты — толстые оковы.
—Необыкновенная космическая
власть! — гремел голос Джафара, когда Аладдин поднял над головой новую лампу. — Вам не устоять против меня, жалкие людишки!..
Непреодолимая сила засосала громко вопящего Джафара в лампу. Слишком поздно он понял, что теперь останется узником лампы вместе со своим Яго до скончания веков!
— Теперь он никому больше не сможет причинить зла, — прошептала принцесса, все еще не веря в случившееся.
Настоящий джинн улыбнулся:
— Несколько тысячелетий в глубинах Волшебной Пещеры должны его усмирить, — и, употребив свое могущество, Джинни зашвырнул лампу далеко-далеко за пределы досягаемости человеческого взора.
Кошмар закончился.
ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНИЕ
Жасмин и Аладдин стояли рядом на террасе султанского дворца: наступило время отбросить прочь всяческую ложь. Джафар был побежден, опасность миновала. Оставалось только уладить некоторые вопросы.
— Жасмин, я сожалею, что заставил тебя считать себя принцем, — Аладдин прижал к груди нежные руки любимой, глядя ей прямо в глаза.
— Я знаю, почему ты так поступил, — Жасмин понимала, что его чувство было искренним: не честолюбие и не жажда обогащения вынудили юношу солгать, — он просто думал, что иначе ему не добиться внимания принцессы.
Жасмин видывала многих принцев: они являлись к ней с грузом даров, а также самомнения и чванства. Аладдин же мог предложить только свое чистосердечие, понимание, свое жизнелюбие, великодушие, свою отзывчивость… свою любовь. Но это-то как раз и было ей нужно!
— Ну что ж, тогда нам пора прощаться! — Аладдин не мог скрыть свою печаль. Да он и не пытался.
Ему оставалось еще высказать джинну свое последнее желание. Стоило ему только попросить — и он снова стал бы принцем. Но в свое время, когда Аладдин встретил джинна впервые, он пообещал ему…
— Я дам тебе свободу! — сказал он джинну в ту ночь. — Когда ты выполнишь два моих первых желания, я использую третье для твоего освобождения.
Этот момент наступил. Аладдин колебался: ему предстояло отказаться от самого прекрасного, что ему дала жизнь, никогда он не найдет другой Жасмин, никогда больше не будет у него другой любви, такой большой и волшебной!
— О, этот дурацкий закон! — воскликнула в сердцах Жасмин. — Он несправедлив, ведь я тебя люблю!
— Жасмин, я тоже тебя люблю, но больше не могу притворяться тем, кем не являюсь в действительности.
— Понимаю. — Может быть, за это она любила его еще больше!
— Джинни, хочу, чтобы ты был свободен! — голос Аладдина разнесся далеко в воздухе. Руки в последний раз сжимали волшебную лампу. — Джинни, ты свободен!
Закружился стремительный вихрь, оковы разбились, лампа упала на землю. Чары рассеялись.
— Свободен! Какое изумительное
чувство! Наконец-то я свободен! — завопил джинн.
Свобода! Никто не мог понять эту неудержимую радость лучше Жасмин. А будет ли она когда-нибудь по-настоящему свободна? Ей вспомнились белые голубки, летавшие в поднебесье… Так много времени, казалось, утекло с того дня. Она сильно повзрослела после всех этих приключений, всех этих испытаний. Теперь она была женщиной, способной ради любви на подвиг.
— Что бы там ни говорили все остальные, ты для меня всегда будешь принцем! — Джинни сжал Аладдина в последнем, сердечном объятии.
— Да, это справедливо! — Султан знал, что он обязан своим избавлением этому отважному и находчивому юноше. — Ты доказал нам свою доблесть! А что касается закона, то это, действительно, загвоздка! — Султан улыбнулся. — Но, в конце-то концов, султан я или не султан? С этого момента принцесса получает право выбирать в мужья любого, кого считает достойным своей руки!
— Его! — Жасмиг не дождалась даже, когда отец закончит говорить, и бросилась в объятия Аладдина.
— Я выбрала… я выбрала тебя, Аладдин! — Почему она не подумала об этом раньше? Ведь, освобожденный от влияния Джафара, отец стал другим человеком!
В этот день лишь одна служанка помогала принцессе. Жасмин хотела, чтобы только Амина была возле нее. когда она надевала свое свадебное платье. Едва пришел конец правлению Джафара, принцесса сама спустилась в застенок дворца, чтобы освободить старую кормилицу и объявить ей, что окончилось не только ее тюремное заключение, но и рабство во дворце, и отныне она свободна навсегда! Амина, уже не рабыня, попросила Жасмин оставить ее при себе: а принцессе лучшего и не надо было.
Перед тем как невеста покинула свои покои, направляясь на встречу с женихом, Амина расцеловала ее и напутствовала:
— Будь всегда прямодушна, прекрасна и отважна, моя маленькая Жасмин. Да благословит Аллах твои дни, да ниспошлет он тебе мир и радость!
Спустя час состоялась свадебная церемония.
И вот молодожены остались наедине, под просторами небесного купола, сияющего звездами. Праздник был позади. Султан удалился в свои покои. Джинн отправился странствовать по миру, который он не видел несколько тысяч лет. Абу тоже удалился, и даже Раджа не решался нарушать беседу двух влюбленных.
На балконе дворца Жасмин и Аладдин обменялись нежным поцелуем, как в тот вечер… И, как в тот вечер, ковер-самолет еще раз прокатил их над городом.
Как будто заглянув в сердце принцессы, он приземлился на крыше одного дома на рыночной площади; дома, похожего на многие другие; старого, заброшенного дома. Но какой вид открывался оттуда! Там когда-то началась повесть о приключениях и любви Аладдина и Жасмин.
Эта повесть была полна тревог и опасностей, но, к счастью, закончилась она благополучно.
Жизнь принцессы не всегда легка и приятна! Сначала отец задумал выдать принцессу Жасмин замуж против ее воли. Потом коварный визирь Джафар решил жениться на Жасмин, захватить власть в царстве и заточить в тюрьму ее возлюбленного Аладдина. Но даже в самой сложной ситуации нельзя терять надежду! А любовь, удача и немного волшебства помогут справиться с любыми трудностями!
Наша книга необычна: она рассказывает о приключениях Жасмин с ее собственной точки зрения. Хочешь почувствовать себя персонажем сказки? Переверни страницу -и ты окажешься в волшебном мире!..




Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top