Детская книга: «Стихи и песни матушки Гусыни»

Loading...Loading...
Детская книга: «Стихи и песни матушки Гусыни»

Детская книга: «Стихи и песни матушки Гусыни»

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (124 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

Дом, который построил Джек
Вот дом,
Который построил Джек.
Которая в тёмном чулане хранится Который построил Джек.
А это веселая птица-синица,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
Вот кот. Он ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
А вот и собака — сама простота,
Но только вот что-то не любит котг Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
А вот и корова без правого рога, Она на собаку сердита немного За то, что собака — сама простота, Но всё-таки очень не любит кота, Который ужасно собою гордится
Которая часто ворует пшеницу,
В доме,
Который построил Джек.
А вот и девчонка идёт — недотрога! Она-то и доит корову без рога, Которая зла на собаку немного За то, что собака — сама простота, Но всё-таки очень не любит кота, Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу, Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
Который не далее как в понедельник Во ржи целовал свою недотрогу, Которая доит корову без рога, Которая зла на собаку немного За то, что собака — сама простота, Но всё-таки очень не любит кота, Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу, Которая часто ворует пшеницу,
Который построил Джек.
А это священник, венчавший в сочельник Того пастуха, что, хотя и бездельник,
Но всё же не далее как в понедельник Во ржи целовал свою недотрогу,
Которая доит корову без рога,
Которая зла на собаку немного За то, что собака — сама простота.
Но всё-таки очень не любит кота. Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится В доме,
Который построил Джек.
А это петух. Он песни поёт И этим священнику спать не даёт,
Который венчал в позапрошлый сочельник Того пастуха, что, хотя и бездельник,
Но всё же не далее как в понедельник Во ржи целовал свою недотрогу,
Которая доит корову без рога,
Которая зла на собаку немного За то, что собака — сама простота,
Но всё-таки очень не любит кота,
Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу,
Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
А вот и крестьянин, в чьём доме живёт Тот самый петух, что песни поёт И этим священнику спать не даёт,
Который венчал в позапрошлый сочельник Того пастуха, что, хотя и бездельник,
Но всё же не далее как в понедельник Во ржи целовал свою недотрогу,
Которая доит корову без рога,
Которая зла на собаку немного За то, что собака — сама простота,
Но всё-таки очень не любит кота,
Который ужасно собою гордится За то, что пугает и ловит синицу,
Которая часто ворует пшеницу.
Которая в тёмном чулане хранится
Который построил Джек.
Старый Роджер
Старый Роджер умер и в могилу лёг,
И в могилу лёг, и в могилу лёг.
Старый Роджер умер и в могилу лёг,
Эх, в могилу лёг!
Грушу посадили на могиле той,
На могиле той, на могиле той.
Грушу посадили на могиле той,
Эх, могиле той!
Вот поспели груши, сладкие, как мёд, Сладкие, как мёд, сладкие, как мёд.
Вот поспели груши, сладкие, как мёд,
Эх, сладкие, как мёд!
Мимо шла старушка — грушу сорвала, Грушу сорвала, грушу сорвала.
Мимо шла старушка — грушу сорвала, Эх, грушу сорвала!
Выскочил тут Роджер да как даст ей в нос Выскочил тут Роджер да как даст ей в нос
Гектор-Протектор пришёл к Королеве, Одевшись в роскошный зелёный наряд. Но та не любила зелёного цвета,
И Гектор-Протектор был тотчас за это, Был тотчас за это отослан назад.
Сказка про старушку, КОТОРАЯ ОДНАЖДЫ КУПИЛА ПОРОСЁНКА
Одна старушка пошла в магазин и купила себе поросёнка.
У поросёнка был пятачок и четыре ноги.
Но он был ленивым и не хотел идти.
— Ах, боже, нас ночь застигнет в пути! — сказала старушка. — Что делать?
Она прошла немного дальше и повстречала собаку.
— Собака, собака! — сказала старушка, — Укуси поросёнка,
Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути! —
Но собака не захотела.
Тогда старушка прошла немного дальше и увидела палку.
— Палка, палка! — сказала старушка, — Побей собаку!
Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
Но палка не захотела.
Тогда старушка прошла немного дальше
— Огонь, огонь! — сказала старушка, — Сожги палку!
Палка не хочет побить собаку,
Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
— Вода, вода! — сказала старушка, — Залей огонь!
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку,
Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
Но вода не захотела.
Тогда старушка прошла немного дальше и повстречала быка.
— Бык, бык! — сказала старушка, — Выпей воду!
Вода не хочет залить огонь,
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку, Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти, А нас может ночь застигнуть в пути! Но бык не захотел.
Тогда старушка прошла немного дальше и повстречала мясника. — Мясник, мясник! — сказала старушка, —
Зарежь быка!

Бык не хочет выпить воду,
Вода не хочет задить огонь,
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку, Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти, А нас может ночь застигнуть в пути! Но мясник не захотел.
Тогда старушка прошла немного дальше и увидала верёвку. — Верёвка, верёвка! — сказала старушка, —
Повесь мясника!
Мясник не хочет зарезать быка,
Бык не хочет выпить воду,
Вода не хочет залить огонь,
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку,
Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
Но верёвка не захотела.
Тогда старушка прошла немного дальше и встретила крысу.
— Крыса, крыса! — сказала старушка, — Сгрызи верёвку!
Верёвка не хочет повесить мясника, Мясник не хочет зарезать быка,
Бык не хочет выпить воду,
Вода не хочет залить огонь,
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку,
Собака не хочет укусить поросёнка, Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
Но крыса не захотела.
Тогда старушка прошла немного дальше и встретила кошку.
— Кошка, кошка! — сказала старушка, —
Поймай крысу!
Крыса не хочет сгрызть верёвку,
Верёвка не хочет повесить мясника,
Мясник не хочет зарезать быка,
Бык не хочет выпить воду,
Вода не хочет залить огонь,
Огонь не хочет сжечь палку,
Палка не хочет побить собаку,
Собака не хочет укусить поросёнка,
Поросёнок ленивый и не хочет идти,
А нас может ночь застигнуть в пути!
— Если ты дашь мне блюдечко молока, — сказала кошка, — Я поймаю крысу.
Старушка дала ей молока, и, когда кошка его вылакала, она стала ловить крысу. Крыса стала грызть верёвку,
Верёвка стала вешать мясника,
Мясник стал резать быка,
Вода стала заливать огонь,
Огонь стал жечь палку,
Палка стала бить собаку,
Собака стала кусать поросёнка, Поросёнок вскочил и решил пойти,
И ночь не застигла старушку в пути!
До дому добралась она вовремя.
Музыкант
Держал корову музыкант, Но корма не давал,
Зато четыре раза в день На дудке ей играл.
Корова слушала его, Потом, наморщив нос. Просила: «А теперь сыграй «В полях шумит овёс».
Забавная охота
Вот солнце взошло. Охотник трубит —
А с ними собаки, а с ними мальчишки — Для всех найдётся работа.
Но я ничуть не забочусь об этом,
Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли
Лиса перепрыгнула через ограду —
И прямо к священнику в сад!
Помяла петрушку, помяла редиску, Морковку, укроп и салат.
Но я ничуть не забочусь об этом,
Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли Заняты Нэнси одной.
Священник в церквушке как раз собирался Счастливую пару венчать,
Увидел собак и лису — испугался И тут же пустился бежать.
Но я ничуть не забочусь об этом,
Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли Заняты Нэнси одной.
За ним молодые и гости поучались,
Но пастор быстрее бежал.
гей’гда же погоня ни с чем возвратилась,
Жених из кареты пропал.
Но я ничуть не забочусь об этом,
Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли Заняты Нэнси одной.
Лисица тем временем юркнула в норку. Охотники едут домой.
Плетутся собаки, плетутся мальчишки, Ругаются между собой.
Но я ничуть не забочусь об этом, Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли Заняты Нэнси одной.
Вот солнце садится. На улице тихо. Лишь кошка орёт на трубе…
То я не отвечу тебе!
Но я ничуть не забочусь об этом,
Такой уж я, братцы, чудной —
Ведь все мои мысли, ведь все мои мысли Заняты Нэнси одной.
Молочница
— Куда идёшь, красавица?
— Иду коров доить.
— А можно мне с тобою?
— Не смею возразить.
— Кто твой отец, красавица?
— Крестьянин мой отец.
— Пойдёшь, красотка, замуж?
— Вы прыткий молодец.
— А много ли приданого Тебе отец даёт?
— Всего за мной приданого — Коза да старый кот.
— Прости, моя красавица, Но очень я спешу… Жениться я раздумал…
— А я и не прошу!
Вот так-то, да, вот так-то!
Хочу, чтоб моей мамой Была певунья Джилл, Хочу, чтоб моим папой Был непоседа Билл!
Не стану я женою Зануды богача,
Я лучше выйду замуж За Чарли-скрипача.
Он будет по тавернам На скрипочке играть, А я под скрипку буду
— Свистни, дочка, — и к тебе Прибежит овца.
— Не умею, да и как Мне свистеть с крыльца?
Прибежит индюк.
— Не хочу, да и свистеть как-то недосуг.
— Свистни, дочка, — и к тебе Прибежит жених.
— Всё, бегу! Уже свищу!
Как там ветер? Стих?
С прекрасной девушкой я шёл, Чудесней в мире нет!
Теперь решил я холостым Прожить остаток лет…
В тот день мы к ней домой пошли, Я очень робок был,
Она меня толкала в бок,
Чтоб пробудить мой пыл.
Вот и крыльцо. Она меня Толкает всё сильней…
И вот я падаю… бог мой!
В корыто для свиней!
Ах, полно это вспоминать!
Ах, право, это вздор!
Но вот девчонок провожать Я не люблю с тех пор.
Чабрец, розмарин, шалфей
— Если сошьёшь рубашку, Чабрец, розмарин, шалфей.
Без нитки и без иголки, Любимою станешь моей.
И если её постираешь,
Чабрец, розмарин, шалфей,
Воды не истратив ни капли, Любимою станешь моей.
И если потом просушишь, Чабрец, розмарин, шалфей,
Её на невыросшем дубе, Любимою станешь моей.
— Ну, что ж, непростые задачи, Чабрец, розмарин, шалфей,
Ты мне приготовил, чтобы
Я стала любимой твоей.
Теперь и меня послушай,
Чабрец, розмарин, шалфей,
И если всё верно исполнишь,
Я стану любимой твоей.
Когда плодородный участок, Чабрец, розмарин, шалфей,
Ты в знойной пустыне отыщешь, Я стану любимой твоей.
Когда ты его распашешь,
Чабрец, розмарин, шалфей, Рогами зелёной коровы,
Я стану любимой твоей.
Когда урожай ты снимешь. Чабрец, розмарин, шалфей. Иголкой и шёлковой ниткой, Я стану любимой твоей.
Как только ты это исполнишь, Чабрец, розмарин, шалфей, Сошью я тебе рубашку
Девушки, девчоночки!
Девушки, девчоночки, излому тайком Приходите в поле вместе вечерком,
Где скрипач играет,
Пусть Вилли кружится с Дженни, Пусть Джонни кружится с Джилл, Пусть кружатся, кружатся, кружатся, Покуда хватает сил.
— Спины прямее! — советует Кэт.
— Голову выше! — откликнулась Бэт. Пусть пары мчатся,
Пусть веселятся
В танцах, которых не видывал свет.
Всю ночь будем звонко смеяться,
Всю ночь будем радостно петь И в дружном большом хороводе По кругу, по кругу лететь!
— Эй, не сбивайся! — требует Дик.
— Это не я! — возмущается Ник. Долго играл
Скрипач — и устал,
Вот он и сбился на миг.
Пускай он попробует снова,
Пускай замелькает смычок,
Пусть снова закружатся пары
— Пора уходить, — сокрушается Пэм.
— Давай провожу, — улыбается Сэм. И пары гурьбой
Уходят домой,
И скрипка смолкает совсем.
И будут у двери прощаться И будут платочком махать, И будут ребята девчонок, До самой зари целовать.,,
Девчонки, мальчишки, пойдёмте с нами! Луна давно поднялась над холмами! Ужин бросайте, давайте играть,
Топать и прыгать, плясать и скакать! Вверх по ступенькам, вниз по стене Весело бегать при полной Луне!
По переулку, по мостовой,
Чтоб отыскать соверен золотой.
Масла мы купим, купим муки И до утра будем печь пирожки!
Ты мерцай, мерцай в ночи, Яркая звезда!
На деревни льёшь ты свет И на города.
Налесаина поля, Звёздочка,свети,
Чтобы путник в темноте Не терял пути.
Блещешь до утра…
Вот затеплился рассвет — Солнцу встать пора!
Но при ярком свете дня Помню я всегда,
Добрая звезда.
Рождество один раз в год, Скоро вновь оно придёт. Ну а кончится — опять Рождества мы будем ждать
Мне кошечка нравится очень, Не буду её обижать,
Я ласково киску поглажу
Я, помню, славным малым рос Тарелки маме мыл И, запустив свой палец в нос, Рыб золотых ловил.
Есть у меня лошадка, Она её гоняла
Люблю я с ней играть. По кручам и кустам…
Я дал её девчонке Свою лошадку больше
Немножко поскакать. Девчонкам я не дам!
У Мэри есть ручной баран, Учитель вывел его в сад, Пушистый, будто кот. Но прочь прогнать не смог.
И где бы Мэри ни была, Баран в саду стоял и ждал,
Он вслед за ней идёт. Пока пройдёт урок.
За нею в школу, не спросясь, — За что он Мэри любит так? —
Пошёл он как-то раз… Весь класс тут закричал.
Вот хохотала ребятня, — За сердце доброе её! —
Когда вошёл он в класс! Учитель отвечал.
У маленькой Мэри Большая потеря — Барашек в лесу потерялся. Он был таким милым,
А сзади хвостик болтался… Малютка устала,
Слегка задремала…
Вдруг — что это? Голос его! Вскочила бедняжка —
Не видно барашка,
Темно, и вокруг никого!
И Мэри пошла…
И что же? Нашла!
Нашла горемыку в долине. Но смотрит с испугом — «Ах, что с милым другом?» А хвостика нет и в помине!
В полуденный час По лесу девчонка шагала.
И вдруг на рябине,
На самой вершине, Потерянный хвост увидала! Трепещет сердчишко, Смеётся малышка И хвостик ручонкою — хвать! И к дому бегом,
Чтоб хвостик тайком Барашку приделать опять.
Жила-была девчушка С забавной завитушкой, С забавной кучеряшкой, Спадающей на грудь, Она была хорошей — Девчушка с завитушкой, Но иногда бывала Такой, что просто жуть!
Парнишечка кудрявый!
Я так тебя люблю! Женись на мне! Хотя я Тебя не тороплю.
Но всё же знай — об этом Не станешь ты жалеть!
Ты будешь улыбаться И громко песни петь.
Я буду мыть тарелки,
Я буду шить, стирать,
И буду я готовить,
И буду подметать.
Ты ж будешь на кровати Всё время отдыхать,
Пить пиво, есть ватрушки И долго-долго спать!
Зеркальце, скажи мне, Красива я, иль нет?
А может, я дурнушка, Какой не видел свет?
И кто меня полюбит? Кто свататься придёт?
Стоящий у ворот?
Когда я был мальчишкой, Умом я не блистал.
Прошли года… Да только Умнее я не стал.
Наверное, до смерти Останется всё так.
Видать, чем больше парень, Тем больше он дурак.
— Мама, можно искупаться?
— Ну конечно же! Иди!
На кусты повесь одежду,
А к воде не подходи.
Когда я мал был, всё подряд Мне запрещала мать.
Теперь я вырос, в самый раз Мне в гвардию вступать.
Я научусь мушкет держать
И трубочку курить, Девчонок буду целовать, И ей не запретить!
Пастушок
Звуков рожка не слышно в полях. Овцы — в долинах, коровы — в яслях. Где пастушок, что овец стережёт?
Лёг возле стога и спит без забот.
Тише, не надо ребёнка будить,
А то он в рожок возьмётся трубить.
Робин-красношейка
Головой кивает И вертит хвостом.
Робин-красношейка На окошко сел.
— Чаю! Дайте чаю! — Громко просвистел.
Джен н и -жёлтогруд ка Как-то захворала. Робин-красношейка Притащил ей сала.
Утешал он Дженни И ходил за ней, Обещала Дженни:
— Буду я твоей.
Вот она здорова И, собравшись в путь Молвила: — Тебя я Не люблю ничуть.
Робин огорчился, Робин впал в тоску.
И себя ругал он,
Сидя на суку…
Настоящих джентльменов Улыбаться, хохотать Не заставить, даже если Пятки им пощекотать!
Раз на Лондонском мосту Я остановился.
Передать вам не могу,
Как я удивился!
Вы такого никогда, Право, не видали!
Под мостом два водяных В салочки играли!
Пау-Паучина
Пау-Паучина Паутину сшил.
Вдруг закапал дождик —
Вот и солнце вышло. Стало подсыхать. Пау-Паучина Трудится опять.
Сорок пять портняжек Шли на бой с улиткой, Взяв с собой напёрсток И иголку с ниткой.
Но улитка смело Выпустила рожки, И у всех портняжек Задрожали ножки.
Новость вам эту Скажу по секрету: Лондонский мост обвалился! Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Взял да вдруг обвалился!
Если из брёвен Он был построен,
То брёвна, наверное, сгнили! Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Взяли и попросту сгнили.
Из камней возведён,
То камни, должно быть, истёрлись! Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Взяли да просто истёрлись!
Его воздвигали,
То ржавчина сталь эту съела!
Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Взяла и попросту съела!
И я предлагаю
Из золота мост нам построить! Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Из золота взять да построить!
И не воровали,
На мост надо пушку поставить! Да-да, моя прелесть,
Да-да, моя прелесть,
Солдата и пушку поставить!
А чтоб караул
Солдату вина дать и трубку!
Да-да, моя прелесть,
Вина полбочонка и трубку!
Саймон, Саймон — простофиля Вышел погулять.
Ну а мимо ехал пекарь Булки продавать.
— Дай мне булку! — крикнул Саймон.
— Покажи вначале деньги!
— Деньги? Денег нет!
Как-то рыбы простофиля Наловить решил,
Но травы да деревяшек Только наловил.
А однажды он в крапиве Слив набрать хотел.
Целый день потом бедняга Охал да кряхтел.
Одна старушка в погребе Поймала двух мышей И к мельнику на мельницу Помчалась поскорей.
Но мельник на старушку Остался очень зол:
Ещё ни разу в жизни Мышей он не молол!
Увидел ворону стрелок на дубу. Кричит он жене своей:
— Сейчас я ворону эту убью!
Жена принесла. Промазал стрелок — Убил своего быка.
Стрелок обомлел. А злая жена Намяла ему бока.
Мой сыночек — молодец!
Умывается же он В старой сковородке.
Чешет кудри мои сынок Старыми граблями,
А стреляет из ружья Старыми туфлями!
Тэффи из Уэльса, этот плут и вор,
Пришёл ко мне однажды и стибрил помидор. Пришёл тогда я к Тэффи, а Тэффи дома нет,
Я в шкаф его забрался — и разорвал берет.
А Тэффи из Уэльса, ужаснейший нахал, Пришёл ко мне тихонько и окорок украл. Пошёл тогда я к Тэффи, а Тэффи след простыл! Я взял его ботинки и в речке утопил.
А Тэффи из Уэльса, мошенник и подлец,
В мой дом опять пробрался и стибрил леденец. Пошёл тогда я к Тэффи, а Тэффи убежал.
Я взял его рубашку и в печку затолкал.
Одна старушонка из Лиды Умела не помнить обиды. Для бедных трудилась И этим гордилась Старуха из города Лиды.
Один старичок из Тобаго Ел только овсянку и саго. К врачу он попал,
А тот закричал:
«Баранину ешь, доходяга!»
Я в Нориче знал старушонку, Она ела манку да пшёнку. Невкусно, зато Не смог бы никто Мотовкой назвать старушонку.
Один толстячок из Бомбея Курил, от жары тихо млея. Но птички-синички Похитили спички И злился толстяк из Бомбея.
Том, сын трубочиста
У Томе отец на свирели играл,
И Том на свирели играть обожал Особенно песню одну он любил:
«Я долго по белому свету бродил,
В полях, где клонится трава-мурава;’ Где носится ветер-сорвиголова».
И много веселых друзей и подруг Всегда на лугу собирались вокруг.
А Том на свирели своей выводил:
«Я долго по белому свету бродил».
И как только он принимался играть Все тотчас вокруг начинали плясать
Плясали и кони, и
Доила корову молочница Делл,
А Том на свирели своей задудел.
И Делл, и корове пришлось нелегко: Танцуя, разлили они молоко.
Однажды соседскую тётушку Трот С корзинкой яиц встретил Том у ворот. Схватился за дудку, соседка — плясать. Все яйца разбились, а Том — удирать.
Гончар на осла стал посуду грузить. Осел не идёт, а тот — его бить.
Том вынул свирель и на ней заиграл — Осел заплясал и вперёд ускакал.
Доктор Фостер Отправился в Глостер, -В дороге под ливень попал.
Вернулся простужен,
Раз холодным хмурым днём
Раз холодным хмурым днём Старичок-прохожий Перешёл дорогу мне В сапогах из кожи.
А за поясом была Кожаная тряпка.
Были брюки у него Сделаны из кожи,
И рубаха, и пальто,
И фуфайка тоже!
Я здороваюсь, кричу: — Дедушка, привет!
А прохожий ни гу-гу, Лишь скрипит в ответ.
Святой Дунстан был славным малым. Он за нос Дьявола водил.
А тот вертелся, упирался И оглушительно вопил.
Старый Тутуми, индеец учёный,
Не ел ничего, кроме спаржи печёной.
На этой диете Тутуми сидел,
И больше он есть ничего не хотел.
Он жил на такой высоченной сосне,
Что мог бы свободно гулять по Луне,
А спаржу он ел из серебряной ложки, Съедал до конца, до последнейшей крошки. И все папуасы, индейцы, пигмеи Дивились такой необычной затее И шли посмотреть из далеких земель На ту высоченную старую ель.
А старый Тутуми все ел, ел и ел…
Но скоро живот у него заболел.
Лежит он теперь в состоянии жутком…
Так с каждым бывает, кто шутит с желудком!
«Картофель и прочие овощи-фрукты — Бесспорно, важнейшие в мире продукты. Я всех, кто придёт, смогу угостить!» — При встрече любил людоед говорить.
Крошечка Фанни Сидела в чулане.
Фанни была голодна. Гусей воровала И туг же съедала.
Сырыми. Без соли. Одна.
Крошечка Лесли Сидела на кресле И яблочный ела пирог.
Подкрался паук —
И Лесли скорей наутёк!
Она детей учила Читать, считать, писать, Потом порола розгой — И отправляла спать.
Жила-была старушка В дырявом башмаке. Детишек у ней было, Что дырочек в носке.
Маленький Джон
запрыгнул в бидон,
В бидоне темно —
он прыгнул в окно,
он прыгнул в корыто, В корыте пусто —
он прыгнул в капусту,
В капусте гадко —
он прыгнул на грядку, На грядке тоскливо —
он прыгнул на сливу. На сливе жутко —
он прыгнул на будку,
Будку сожгли —
он прыгнул в угли, Уголь горячий —
он прыгнул на клячу,
Кляча упала —
читай все сначала.
Так мы пляшем возле сливы. Возле сливы, возле сливы. Так мы пляшем возле сливы Хмурым и холодным днём.
Моем руки, моем руки,
Хмурым и холодным днём.
Так стираем мы одежду, Мы одежду, мы одежду,
Хмурым и холодным днём.
А вот так мы ходим в школу, Ходим в школу, ходим в школу, А вот так мы ходим в школу Хмурым и холодным днём.
А вот так идем из школы.
Мы из школы, мы из школы,
А вот так идём из школы Хмурым и холодным днём.
Ярмарка
Пошел я как-то в Банбери Погожим летним днём. Жена с кошёлкой шествует, Я — с уткой и гусём.
Дочурка — с поросёночком, Я продал всех и двигаюсь
На ярмарку в Банбери Джонни пришёл, Прекрасного пони себе приобрёл.
До вечера Джонни на пони скакал,
Пока не заснул и с коня не упал.
Жил мужчина сумасшедший
В сумасшедшем городишке С ненормальной детворой.
Они вывели во двор, Понеслись во весь опор.
День и ночь в седле тряслись И, примчавшись куда надо,
В дверь стучаться принялись. Дядя Коля их всех встретил, Сумасшедших он любил,
Но, увидев, как те рады, Перед ними дверь закрыл.
Если бы мухи дружили с шмелями,
А с дикобразами совы,
Если бы стали дома кораблями, Ловцами стали коровы,
Если б на людях ездили кони,
Если бы вздумалось лаять вороне,
Если бы женщиной стал вдруг мужчина, Перевернулся бы мир!
Но вот чудеса! Если б это случилось,
Я б был благодарен судьбе:
Ведь был бы и я не в себе.
Я видел фазана с хвостом из огня,
Я видел — на туче берёзы росли,
Я видел — коровы баранов пасли,
Я видел — блоха проглотила слона,
Я видел два озера все из вина,
Я видел тарелку в пять миль глубиной, Я видел колодец с клубничной водой, Я видел дворец вышиной до Луны,
Я видел, как яблоки рвали с сосны,
Я видел, как месяц из погреба вышел,
Бывает же!
В деревушке одной Жил мужчина с женой.
Что ни день, они всех удивляли: Когда говорили,
Языком шевелили
А когда засыпали,
А ходили они ногами…
Но всё это — тс-с-с! — между нами!
Человечек с Луны попался в капкан — Он хотел у соседа стащить барабан. Если б он барабанов не воровал.
Жил бы он на Луне и горя нс знал.
Человечек с Луны
И в Норич отправился сразу. Но горло дружок
И не был там больше ни разу.
На светлой стороне Луны,
Жил очень добрый человек — Он звался Эйкин Драм.
Играл он на вилках, играл он на ложках,
На блюдцах, тарелках, кастрюлях и плошках. А люди любили на это смотреть И песни пытались под музыку петь.
Он шляпу носил из швейцарского сыра, Ботинки — из лучшего в мире пломбира. Рубаха была из ломтя ветчины,
Из мягкого белого хлеба — штаны. Носки — из сосисок, печенных на гриле, На куртке застёжки из пряников были,
Какой молодец
Эйкин Драм!
На тёмной стороне Луны,
Ни там, ни тут, ни там, ни тут,
Жил очень вредный человек —
Он звался Вилли Вуд.
Играл он на бритвах, ножах, пистолетах, На саблях, секирах, рапирах, стилетах. Никто не хотел с Вилли Вудом играть,
А встретив, скорей норовил убежать.
Тогда он от злости съел шляпу из сыра, Ботинки — из лучшего в мире пломбира.
Из мягкого белого хлеба — штаны.
Носки — из сосисок, печенных на гриле,
И пряники съел отвратительный Вилли!
Но торт он огромный не смог проглотить… И скоро его пришлось хоронить.
Поделом ему!
Поделом!
Моя бабуся умерла,
Одну кровать, один башмак,
От облысенья средство,
Кофейник старый, стул без ног, Вставную челюсть, кружку, Свечу, тарелку и носок Да тощую подушку!
Жил человек. Богат он был.
Но вот пришли грабители,
И он на крышу поскорей Залез, чтоб не увидели.
Он с крыши — прыг на грядки, Потом неделю он бежал —
И лишь сверкали пятки.
Джек Уэст
Джек Уэст Жирного не ест.
Его жена Джудит Постного не любит.
Сидят за столом.
И поэтому вилкой И поэтому ложкой Съедают всё.
До последней крошки.
— Одолжи коня мне Завтра на денёк.
— Рад бы. Да вот только Конь мой занемог.
— Жаль, а то хотел я Щедро заплатить…
— Деньги его могут Быстро исцелить.
— Дай взаймы, бабуся! Двери отопри!
Громче говори!
— Говорю, ты замуж За меня пойдёшь?
— Заходи, касатик! Что за дверью ждёшь?
Старушка Гильом В подвале с углём С собакой и кошкой жила.
Что ела, не знаю,
Хотелось ей, чтоб было чисто… Но только поверь,
Что даже теперь Не чище она трубочиста.
Чарли Варли Стибрил марли Из аптеки — и бежать.
Чтобы знал, как воровать!
Цирюльник каменщика брил…
Мышки пряли у окошка.
Вдруг стучится к мышкам кошка.
— Что вы шьёте там, малышки?
— Шьём рубашки и штанишки.
— Я вам буду помогать!
Буду нитки отгрызать!
— Ну уж нет, не проведёшь!
Ты самих нас загрызёшь!
— Ну тогда я буду шить!
— Шей. Но в дом — не заходить!
Старый филин в лесу обитает. Много видит, но мало болтает. Мало болтает, но всё понимает. Ах, как таких людей не хватает!
Весёлый мельник
Жил да был весёлый мельник, Он работал день и ночь,
А когда он петь садился, Птицы улетали прочь.
А он пел, что было силы,
А он пел, пускаясь в пляс:
«До меня вам что за дело,
Ну а мне до всех до вас?»
Жила ворона. Сидела на пне. Песня закончилась. Скучно мне!
А далеко ли Вавилон?
— А далеко ли Вавилон?
— Миль эдак пятьдесят.
— Туда успею я к утру?
— Ещё придёшь назад.
Ведь если поживей идти И не считать ворон,
Куда угодно попадёшь.
В домишке без ворот И если не скончалась, То так там и живёт.
Печёт пирог со сливой И груши продаёт, Живёт себе старушка
Весёлая старушка В Манчестере жила,
И слива у старушки Под окнами росла.
Когда синели сливы,
Старушка их рвала,
А потом продавала
по три фартинга
Однажды я видел такую картину. Старушка с огромной метёлкой в руках Уселась в большую-большую корзину, Взлетела и скрылась на ней в небесах.
— Куда ты, бабуся, — кричу, — полетела? Она:
— Паутину с небес обметать!
— С собою взяла бы! Вот было бы дело! Она мне в ответ:
— Отчего же не взять!
Жила-была старушка По имени Никак.
Не эдак ине так.
Она почти не ела И вовсе не пила,
Цветы не поливала, Дорожек не мела.
Не шила и не мыла,
Не делала запас…
И встретила спокойно Она свой смертный час.
И нечего ей было
Да стоит ли такую Старушку вспоминать?
Прогулка мистера Квака
Однажды мистер Квак Собрался погулять —
В своей красивой шляпе
И тут ему навстречу Выходит мистер Крыс.
Чудеснейший сюрприз!
Я собираюсь к Мышке, Мы часто с ней поём…
И, если вы хотите,
Мы к ней пойдём вдвоём.
И вот уже два друга Стучатся у дверей.
— Хозяйка, просыпайся! И дверь открой скорей!
— Ах, добрый день, я рад; Входите, гости, в дом —
За праздничным столом.
Вот сыр, омлет и пудинг, Пирог, конфеты, мёд…
А мистер Квак за это Нам песенку споёт!
Ну разве что одну…
Я сочинил недавно Про кочку и луну…
И мистер Квак заквакал… Но тут из-за ворот Вдруг показался рыжий И очень хитрый Кот.
Он сзади к ним подкрался — И мистер Крыс исчез.
Потом исчезла Мышка…
— Простите, извините! Но мне пора домой! —
И Квак домой помчался,
Но в тёмном переулке Он Утку повстречал, Хотел с ней объясниться. Но только «ква» сказал.
А новенькая шляпа Валялась в стороне,
Да где-то Жаба пела О кочке и луне…
Муха и Паук
— Приходите ко мне в гости! — Муху звал к себе Паук, —
У меня красивый домик И чудесный сад вокруг!
А какие мог бы вещи Я вам дома показать!
Нет, должны вы непременно В моём доме побывать!
— Ни за что! — сказала Муха, — Не приду я в гости к вам!
Кто хоть раз зашёл в ваш домик, Навсегда остался там!
Нелегко ведь, в самом деле, Столько прыгать и плясать!
А в моей квартире шторы, Стулья, мягкая кровать…
Может, вы чуть-чуть хотите На кровати полежать?
— Ну уж нет! — сказала Муха, — Я, пожалуй, откажусь!
Мне сдаётся, что я утром В той кровати не проснусь!
— Вы ко мне несправедливы! — Говорит Паук опять, —
Что мне сделать, чтобы дружбу Вам на деле доказать?
— Отойти как можно дальше, — Муха молвила в ответ, —
Для меня в паучьей дружбе Никакого проку нет!
Разозлённый и голодный,
Наш Паук забрался в дом, Проворчав: «Я всё ж хитрее!
Я пойду другим путем!»
Паутину приготовил,
В уголок её сложил,
В комнате чуть-чуть прибрался,
И с порога крикнул Мухе:
— Мне сегодня принесли
Где бывают короли.
Ваши глазки, право слово. Изумрудов красивей! Принимайте приглашенье — И входите в дом скорей!
Ах, у вас такое платье! Крылышки из серебра,
На балу с такой красоткой Я плясал бы до утра!
Услыхала это Муха И забыла обо всём.
— Ах, когда же, ах, когда же Мы на этот бал пойдём?
Ах, серебряные крылья!
Ах, глаза, как изумруд!
На балу меня, наверно, Королевой изберут!
Подлетела Муха ближе,
А Паук ту Муху — цап!
Не уйти теперь бедняжке Из его мохнатых лап!
Так что, детки, опасайтесь Незнакомцам доверять!
Он заманит вас, обманет,
А потом за горло — хвать!
Плывёт по морю шхуна, Плывёт она вперёд, Чудесные подарки Из дальних стран везёт.
Они канаты тянут И ставят паруса,
Над ними солнце светит, Смеются небеса.
В каютах — апельсины, А в трюме — леденцы, Ведут её мышата — Матросы-молодцы.
Мышатами командует Их капитан — Гусак.
Он опытный, бывалый, Испытанный моряк.
Весёлый король
Старый король По имени Коль Повеселиться любил. Послал он за трубкой, Послал он за кубком И скрипачей пригласил.
В лентах и бантах Жарили, что было сил!
Чудесная берёза Растёт в моём дворе — Серёжки золотые,
А листья в серебре.
Рубиновые яблоки На дереве висят, Сапфировые сливы,
И сам король Испании, Проделав долгий путь,
Ко мне приехал в гости — На дерево взглянуть.
Король Пипин был ростом мал. Зато он повелел Соорудить такой дворец,
Что каждый обомлел.
На стены приказал пустить Лимонный мармелад,
На двери — шоколад.
Да только вот беда-Дворец со временем исчез…
Матушка Гусыня По полю скакала. Матушка Гусыня Перья потеряла.
Соберём мы перья.
Бесси Белл и Мэри Грей Девчонки весёлые были — Построили дом без окон, без дверей И крышу соломой покрыли.
Мэри подвал охраняет.
Мэри же горя не знает!
Поспела клубника и свёкла поспела. Служить королеве — хорошее дело! Тётушка Бет Нам на обед
Сварила лягушку и рака.
А люди стоят И в небо глядят,
Где с кошкой играет собака.
Серая гусыня Вышли прогуляться
К королеве вскоре. Чтобы дочку царскую Отвезли за море.
Сражались за корону Единорог и Лев.
Лев гнал Единорога, Внезапно осмелев.
Им люди хлеб бросали Прогнали за порог.
Пять мешков пшеницы, Масло и творог! Двадцать две вороны Запекли в пирог!
Королю несут,
А король в кладовой Деньги стережёт, Королева в спальне Квас медовый пьёт.
А её служанка Вышла на мороз,
Ей ворона сразу Откусила нос!
Взмыла хрюшка в небеса!
Её хвать — и в сачок!
Её хвать-ивлеса! Крендель-мендель-колбаса!
Ини, Вини, Вайни, By!
Кто там спрятался в траву? Там Индеец-ирокез,
Ах, как Матушка Гусыня Весело гуляет!
Оседлала Гусака
Маленький Джонни Сидел на балконе — Рождественский кушал пирог. Сливы слизал И громко сказал:
«Ах, какой славный денёк!»
Две собачонки Сидят у камина
На куче из угля и дров.
— Во дворец к царице —
— Драгоценный камень
Трулялюшки, труляля!
Муха вышла за шмеля! Дили-дон! Дили-дон!
В церкви слышен шум и звон! Дили-дон и тру-ля-ля!
Муха вышла, муха вышла, Вышла замуж за шмеля!
Когда Артур был королём, Никто забот не знал.
И так любил он свой народ, Что куль муки украл.
Решил Артур испечь пирог И граждан накормить, Велел воды он принести
В начинку масла положил И сливы, и творог,
И через час всех пригласил Отведать тот пирог.
И ели все — и стар, и млад, Но съесть всё не смогли,
И потому еще домой В карманах унесли.
Дама крестей
Но тех карасей У Дамы крестей Похитил червовый Валет.
Король крестей Любил карасей И вора велел изловить.
Принёс карасей,
А вора решили казнить.
Вот, на дудочке играя, Мышка пляшет у сарая: «Тру-ля-люшки, тру-ля-ля! Муха вышла за шмеля!» Целый час танцует мышка,
Раз Твидлдум и Твидлди Решили вздуть друг дружку: У Твидлдума Твидлди Испортил погремушку.
Но вдруг ворона пронеслась, Большая, как корова, — Враги пустились наутёк,
Не проронив ни слова.
Лошадка у меня была, Стройна, умна, игрива, Из мешковины голова, А из соломы грива.
Вчера её я променял На двух больших быков.
Есть разных дураков.
Как-то Курица и Утка Вышли вместе погулять. Побеседовать немножко,
О погоде поболтать.
Я их слушал, слушал, слушал, Но потратил время зря — Разобрать сумел я только
Жоржик-коржик-пирожок Убегает со всех ног.
А девчонки верещат. Возмущаются, вопят:
— Вот невежа! Вот нахал! Взял да вдруг поцеловал!
Тили-бом! Тили-бом!
Что нам делать с дураком?
В школу дурак торопился,
В речку дурак провалился. Выбраться он бы вовеки не смог, Да повар его поймал на крючок.
Я Король. Вот мой дворец. Аты Бездельник и Наглец.
Панч подрался с Джуди Из-за пирогов.
Панч отвесил Джуди Сорок тумаков.
— Хочешь пирожочка? — После говорит.
Джуди отвечает:
— Ой, живот болит!
Крошка Вилли Винки кружится над нами В шерстяных носочках и большой пижаме. Он в окно стучится и в трубе гудит:
В королевство Кроватию,
В славный город Простыню Отправляться пора.
В переулке Подушечном,
Во дворе Одеяловом Погостим до утра.
Спи, мой мальчик, без забот, Скоро папочка придёт.
Папа едет на охоту По лесам и по болоту.
Папа зайчика найдёт И нам завтра принесёт.
— В кровать! В кровать! —
Соня сказал.
— Попозже, — ответил Копуша, Добавил Обжора: «Прежде чем спать,
— В кровать! В кровать! —
Соня сказал.
Кричат остальные: «Дудки!
Утро уже! Вставать пора!
Нет у нас ни минутки!»
Крестьянин на ярмарку едет верхом
Очень важный гость
Лавочница Полли выбежала в сад,
И на грядке Полли стала рвать шпинат. Собирает Полли груши, сливы впрок, Чтоб потом начинку положить в пирог. В это время в лавку, прям из-за ворот, Вдруг медведь ввалился да как заревёт: «Мыла! Дайте мыла! Мыться я хочу! Если не дадите, всех вас проучу!»
Был супругу Полли робкий человек, Умер он от страха, не дожил свой век. Только не желает Полли быть вдовой:
С мужем веселее, чем совсем одной. Долго-долго Полли жениха ждала,
Но потом цирюльнику руку отдала.
Крестьянин на ярмарку едет верхом, Бампети-бампети-бамп!
Дочурка на лошади едет с отцом, Лампети-лампети-ламп!
Вдруг ворон ужасно с сосны закричал, Бампети-бампети-бамп!
Крестьянин от страха на землю упал,
А ворон хохочет, нет сил утерпеть, Назавтра грозится опять прилететь,
Подарили Полли розу и тюльпан И цветочек маленький из далёких стран.
И пришёл на свадьбу очень важный гость — Пуговка на шляпе, а под мышкой трость.
Он играл в пятнашки и в ладоши бил,
И по кругу бегал, не жалея сил.
И от шума-гама содрогался дом,
А из-под ботинок дым валил столбом.
Тили-бом,тили-бом!
Пляшут кошка со щенком,
А корова разбежалась —
перепрыгнула Луну! Убежали миска, ложка,
Смотрит мышка из окошка И хохочет: «Ну и ну!»
Король французский забрался на гору, С остатками войска оставил он гору
Был у меня гувернёр из Йоркшира.
Тот гувернёр был ужасный проныра. Этот нахал Сыр воровал —
Жить он не мог без Йоркширского сыра!
Из чего только сделаны мальчики? Из чего только сделаны мальчики? Из жуков и ужей,
Вот из этого сделаны мальчики!
Из чего только сделаны девочки? Из чего только сделаны девочки? Из заколок, резинок И журнальных картинок.
Вот из этого сделаны девочки!
Из чего только сделаны юноши? Из чего только сделаны юноши? Из обид, баловства,
А ещё хвастовства.
Вот из этого сделаны юноши!
Из чего только сделаны девушки? Из чего только сделаны девушки? Из колец и корсетов, Невозможных секретов.
Вот из этого сделаны девушки!
Из чего только сделаны дедушки? Из чего только сделаны дедушки?
И ещё табака.
Вот из этого сделаны дедушки.
Из чего только сделаны бабушки? Из чего только сделаны бабушки? Из колючек, шипов Да коровьих рогов.
Олени любят чащи,
Орлы — вершины гор, Мужчины — меч булатный, А дамы — всякий вздор.
Рыбки плавали по дну, Мама жарила полдня,
Крошка Бетти потеряла — Потеряла свой башмак!
Что же делать бедной Бетти?..
— А в добром ли здоровье Ваш прадед, мистер Грин?
— Хе-хе, вчера женился,
А то всё жил один.
Раз на Лондонском мосту Услыхал я треск.
Стал я слушать… Тишина, Только слабый плеск.
Это мост трещал!
Жалко, больше вот никто Треска не слыхал!
В понедельник открывать, Хочет пиво продавать.
Говорит: «Я джентльменам Буду как родная мать. Только надо для начала, Кто такие, разузнать».
Мистер Григе — он таков!
Каждый день он их меняет И весь город забавляет.
Удивляется народ.
Мистер Григе не отвечает, Про себя он так считает: «Не для разных дураков Я купил сто париков!»
Вопрос и ответ
Спросили меня В Патагонии дикой:
— Много ли в море Растёт земляники?
И я отвечал,
Не смутившись нимало:
— Растёт, но не больше, Чем в роще кораллов.
Апельсины, лимоны
— Апельсины, лимоны, атласная лента! — Колокол бьёт у Святого Клемента.
— Ты задолжал мне четыре дублона! — Слышится с церкви Блаженного Джона.
— Долг отдавать настала пора! —
Громко звонят у Святого Петра.
— Только сначала разбогатею… —
Бьют у Святого Бартоломея.
— Ах, неужели? Отдашь в самом деле? — Звон раздаётся у Старого Бейли.
— Право, не знаю, но ждут очень многие… — Слышно в ответ со Святого Георгия.
Смело иди, не бойся, не плачь, —
Скоро тебя утешит палач!

Интер, мици, тици, тон! Ира, дира, дормидон! Окер, покер, доминокер,
Джек был героем — Он через свечку Прыгнул однажды,
Не бубни и не нуди, Собираешься — иди, Обещаешь — выполняй, Дверь плотнее закрывай.
Позвони в колокольчик, В дверь постучи,
За ручку дёргай —
И смело входи!
Шарабан — Барабан -закали ка! Сцепилась с метлою собака! Свинья — на окошко,
А кошка — в лукошко! Шарабан- Барабан-закаляка!
Хикори-дикори-док!
Часы заиграли —
И мыши сбежали. Хикори-дикори-док!
«А» гуляет с дочкой, «Б» пустилась в пляс, Кошка на комоде
Скачи, мой конёк, без оглядки вперёд, На ярмарке в Банбери дама нас ждёт. На туфлях её колокольчик висит,
Когда она ходит, он громко звонит.
В королевстве-город. В городе — переулок.
В переулке — двор.
Во дворе — дом.
В доме-комната,
Полная цветов!
Цветы-вкорзине. Корзина — на кроватке. Кроватка — в комнате. Комната-в доме.
Дом-во дворе.
Двор — в переулке. Переулок — в городе. Город — в королевстве.
Был пёс у меня. Пёс мал, да удал.
Что я ни скажу — он всё выполнял:
Послал за булавкой его в магазин,
Он вместо булавки принёс апельсин. Послал я нарвать его луку на грядку,
Он сбегал — и тут же принёс мне перчатку.
Он квасу принёс и во двор убежал.
Котёнок с чёрным носом всё время хочет спать, Котёнок с белым носом — охотник поиграть, Котёнок с жёлтым носом идет, когда зовут, Котёнок с серым носом — мошенник, вор и плут.
Этот поросёнок пошел на базар, Этот поросёнок дома остался,
Этот поросёнок проголодался, Этот поросёнок очень устал,
А этот поросёнок громко визжал -Он по дороге домой потерялся.
Мистер Запад подал рапорт, Мистер Север сеял клевер, Мистер Восток пошёл на каток, Мистер Юг обедал — и вдруг Обжёгся совсем холодным супом.
Родился в понедельник —
пригож лицом. Родился во вторник —
ловок умом.
Родился в среду —
горя хлебнёшь.
Родился в четверг-Родился в субботу —
про отдых забудешь. А родился в воскресенье —
Десять негритят собрались пообедать,
Один вдруг поперхнулся — и их осталось девять.
Девять негритят уселись под кокосом,
Один из них заснул — и их осталось восемь.
Восемь негритят поплыли в Ноттингем,
Один из них пропал — и их осталось семь.
Семь глупых негритят на дуб решили влезть, Один из них упал — и их осталось шесть.
Шесть негритят у пчёл решили мёду взять, Закусан был один — и их осталось пять.
Пять глупых негритят судейство учинили, Один в тюрьму попал — и стало их четыре.
Четыре негритёнка купались до зари,
Один ко дну пошёл — и их осталось три.
Три глупых негритёнка опомнились едва,
Но тут пришёл медведь — и их осталось два.
Два глупых негритёнка взялись топить камин, Один из них сгорел — остался жив один.
Последний негритёнок не делал ничего,
Когда же он женился, не стало никого!
Дутер фон Гнутер руку сломал И принялся плакать и выть.
И даже могучий Шотландский Король
Не мог этот рёв прекратить.
Вертится, кружится, Сыплется просо.
Глаз сколько хочешь, Нет только носа.
Я в костюме разноцветном, Понимаю, что и как.
Если кто-то что-то спросит, Я в ответ кричу: «Дурак!»
Круглое! Скрипучее! Такая глубина,
Что даже кони царские Не выпьют всё до дна.
Я очень чёрный и блестящий. Когда-то был дремучей чащей! Я согреваю всех собой… Теперь ответь — кто я такой?
Рождается зимой, Умирает весной И растёт исключительно Вниз головой.
Как-то по полю я шёл И еду себе нашёл:
И не рыба, и не мясо, На траве она лежит.
Я ее поднять собрался, А она как побежит!
Грустная девчонка В беленькой юбчонке, Ярко-красный нос.
До зари, до зорьки Плачет она горько,
Не жалея слёз.
Как-то я гулял в лесу И наткнулся на осу.
Я прогнать её хотел,
И пришлось мне с осой Прибежать домой!
За забором, под стеной — Старушенция с клюкой. Только тронь её рукой — Как ударит! Как ужалит! Нрав у бабки очень злой!
Выше леса,
Выше крыши
Дырочки прогрызли мыши.
В зелёненьком домике -Коричневый домик.
В коричневом домике — Жёлтенький домик.
В жёлтеньком домике -Беленький домик.
Крошечное сердечко.
Одеваюсь весной,
А летом тулуп надеваю.
Раздеваюсь опять,
А зимуя голым встречаю!

СОДЕРЖАНИЕ
ПОДАРКИ ФЕИ
БАБУШКА МЕТЕЛИЦА
КАРЛИК НОС
ДИКИЕ ЛЕБЕДИ
КОРОЛЕВА УЖЕЙ
ВОЛШЕБНЫЙ ГОРШОЧЕК
СНЕЖИНКА И РОЗОЧКА
ВОЛШЕБНАЯ ДУДОЧКА
ОЛЕНЬ — ЗОЛОТЫЕ РОГА
ГАДКИЙ УТЁНОК




Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top