Детская книга: «Сказки для самых маленьких»

Loading...Loading...

Детская книга: «Сказки для самых маленьких»
Детская книга: «Сказки для самых маленьких»

Детская книга: «Сказки для самых маленьких»

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (80 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

Лиса и Журавль
Лиса с журавлём подружились. Вот вздумала лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости:
— Приходи, куманёк, приходи, дорогой! Уж я тебя угощу!
Пошёл журавль на званый пир. А лиса наварила манной каши и размазала по тарелке. Подала и потчевает:
— Покушай, голубчик куманёк, — сама стряпала. Журавль стук-стук носом по тарелке, стучал, стучал — ничего не попадает! А лисица лижет себе да лижет кашу, так всё сама и съела.
Кашу съела и говорит:
— Не обессудь, куманёк! Больше потчевать нечем. Журавль ей отвечает:
— Спасибо, кума, и на этом! Приходи ко мне в гости.
На другой день приходит лиса к журавлю, а он приготовил окрошку, наклал в кувшин с узким горлышком, поставил на стол и говорит:
— Кушай, кумушка! Право, больше нечем потчевать.
Лиса начала вертеться вокруг кувшина. И так зайдёт, и эдак, и лизнёт его, и понюхает-то, — никак достать не может: не лезет голова в кувшин.
А журавль клюёт себе да клюёт, пока всё не съел.
— Ну, не обессудь, кума! Больше угощать нечем. Взяла лису досада. Думала, что наестся на целую неделю, а домой пошла — несолоно хлебала. Как аукнулось, так и откликнулось!
С тех пор и дружба у лисы с журавлём врозь.
Петушок и жерновцы
Жил да был себе старик со старухою, бедные-бедные! Хлеба-то у них не было. Вот они поехали в лес, набрали желудей, привезли домой и начали есть.
Долго ли, коротко ли они ели, только старуха уронила один жёлудь в подполье. Пустил жёлудь росток и в небольшое время дорос до полу. Старуха заприметила и говорит:
— Старик! Надобно пол-то прорубить. Пускай дуб растёт выше. Как вырастет, не станем в лес за желудями ездить, станем в избе рвать.
Старик прорубил пол. Деревцо росло-росло и выросло до потолка. Старик разобрал и потолок, а после и крышу снял: деревцо всё растёт да растёт и доросло до самого неба.
Не стало у старика со старухой желудей, взял он мешок и полез на дуб. Лез-лез… и взобрался на небо. Ходил-ходил по небу, увидал: сидит кочеток — золотой гребешок, а возле него стоят жерновцы. Старик долго не думал, захватил с собой и кочетка, и жерновцы и спустился в избу.
Спустился и говорит старухе:
— Как нам быть, что нам есть?
— Постой, — молвила старуха, — я попробую жернов-цы.
Взяла жерновцы и стала молоть: ан блин да пирог, блин да пирог, что ни повернёт — всё блин да пирог! И накормила старика.
Ехал мимо какой-то боярин и заехал к старику со старушкой в хату.
— Нет ли, — спрашивает^ — чего-нибудь поесть? Старуха говорит:
— Чего тебе, родимый, дать — разве блинков?
Взяла жерновцы и намолола: нападали блинки да пирожки. Боярин поел и говорит:
— Продай мне, бабушка, твои жерновцы.
— Нет, — отвечает старуха, — продавать нельзя.
Позавидовал боярин чужому добру и украл у неё жер-новцы. Как увидали старик со старухою, что украдены жерновцы, стали горевать.
— Постой, — говорит кочеток — золотой гребешок, — я полечу, догоню!
Прилетел он к боярским хоромам, сел на ворота и кричит:
— Кукареку! Боярин, боярин! Отдай наши жерновцы, золотые, голубые!
Как услыхал боярин, сейчас приказывает своему слуге:
— Эй, малый! Возьми брось его в воду.
Поймали кочетка, бросили в колодец. Он и стал приговаривать:
— Носик, носик, пей воду! Ротик, ротик, пей воду… — и вытянул весь колодец.
Выпил воду и полетел к боярским хоромам. Уселся на балкон и опять кричит:
— Кукареку, боярин, боярин! Отдай наши жерновцы, золотые, голубые! Боярин, боярин! Отдай наши жерновцы, золотые, голубые!
Боярин велел повару бросить его в горячую печь. Поймали кочетка, бросили в горячую печь — прямо в огонь. Он и стал приговаривать:
— Носик, носик, лей воду! Ротик, ротик, лей воду…
И залил весь жар в печи. Вспорхнул, влетел в боярские палаты и опять кричит:
— Кукареку! Боярин, боярин! Отдай наши жерновцы, золотые, голубые! Боярин, боярин! Отдай наши жерновцы, золотые, голубые!
В то же самое время боярин гостей принимал.
Гости услыхали, что кричит кочеток, и тотчас же побежали вон из дому. Хозяин бросился догонять их, а кочеток — золотой гребешок подхватил жерновцы и улетел с ними к старику и старухе.
Жихарка
Жили-были в избушке кот, петух да маленький человечек — Жихарка. Кот с петухом на охоту ходили, а Жихарка домовничал. Обед варил, стол накрывал, ложки раскладывал. Раскладывает да приговаривает: «Эта простая ложка — котова, эта простая ложка — Петина, а эта не простая, точёная, ручка золочёная, — это Жихаркина. Никому её не отдам».
Вот прослышала лиса, что в избушке Жихарка один хозяйничает, и захотела она его украсть и съесть.
Кот да петух, как уходили на охоту, всегда велели Жи-харке двери запирать. Всегда запирал Жихарка двери, а один раз забыл. Справил Жихарка все дела, обед сварил, стол накрыл, стал ложки раскладывать, да и говорит: «Эта простая ложка — котова, эта простая ложка — Петина, а эта не простая, точёная, ручка золочёная, — Жихаркина. Никому её не отдам». Только хотел её на стол положить, смотрит в окно — лиса идёт!
Испугался Жихарка, с лавки соскочил, ложку на пол уронил — и поднимать некогда, — да под печку и залез. А лиса в избушку вошла, глядь туда, глядь сюда — нет Жи-харки. «Постой же, — думает лиса, — ты мне сам скажешь, где сидишь».
Пошла лиса к столу, стала ложки перебирать:
— Эта ложка простая — Петина, эта ложка простая — котова, а эта ложка не простая — точёная, ручка золочёная, — эту я себе возьму.
А Жихарка-то под печкой во весь голос:
— Ай, ай, ай, не бери, тётенька, я не дам!
— Вот ты где, Жихарка!
Подбежала лиса к печке, схватила Жихарку, да пустилась в лес.
Домой прибежала, печку жарко истопила: хочет Жи-харку изжарить и съесть. Взяла лиса лопату:
— Садись, — говорит, — Жихарка.
А Жихарка маленький, да удаленький. На лопату сел, ручки-ножки растопырил — и в печку-то и нейдёт.
— Не так сидишь, — говорит лиса.
Повернулся Жихарка к печи затылком, ручки-ножки растопырил — опять в печку нейдёт.
— Ты мне, тётенька, покажи как надо, я ведь не умею.
— Экой ты недогадливый! — лиса Жихарку с лопаты сбросила, сама на лопату прыг, в кольцо свернулась, лапки спрятала, хвостом накрылась. А Жихарка её толк в печку да заслонкой прикрыл, а сам скорее домой.
А дома-то кот да петух плачут, рыдают:
— Вот ложка простая — котова, вот ложка простая — Петина, а вот ложка не простая — точёная, ручка золочёная, да нет нашего Жихарки, нет нашего маленького!
Кот лапой слёзы утирает, петух крылом подбирает.
Вдруг по лестнице Жихарка бежит, громким голосом кричит:
— А вот и я! А лиса в печке изжарилась!
Обрадовались кот да петух. Ну Жихарку целовать! Ну Жихарку обнимать! И сейчас кот, петух и Жихарка в этой избушке живут, нас в гости ждут.
Лиса и кувшин
Вышла баба на поле жать и спрятала за кусты кувшин с молоком. Подобралась к кувшину лиса, всунула в него голову, молоко вылакала; пора бы и домой, да вот беда — головы из кувшина вытащить не может.
Ходит лиса, головой мотает и говорит:
— Ну, кувшин, пошутил, да и будет, — отпусти же меня, кувшинушко! Полно тебе, голубчик, баловать, — поиграл, да и полно!
Не отстаёт кувшин, хоть ты что хочешь.
Рассердилась лиса:
— Погоди же ты, проклятый, не отстанешь честью, так я тебя утоплю.
Побежала лиса к реке и давай кувшин топить. Кувшин-то утонуть утонул, да и лису за собой потянул.
Журавль и цапля
Жили-были журавль да цапля, построили себе по концам болота избушки. Журавлю показалось скучно жить одному, и задумал он жениться.
— Давай пойду посватаюсь к цапле!
Пошёл журавль — тяп-тяп! Семь вёрст болото месил, приходит и говорит:
— Дома ли цапля?
— Дома.
— Выдь за меня замуж.
— Нет, журавль, не пойду за тебя замуж, у тебя ноги долги, платье коротко, прокормить жену нечем. Ступай прочь, долговязый!
Журавль, как несолоно похлебал, ушёл домой. Цапля после раздумалась и сказала:
— Чем жить одной, лучше пойду замуж за журавля.
Приходит к журавлю и говорит:
— Журавль, возьми меня замуж!
— Нет, цапля, мне тебя не надо! Не хочу жениться, не возьму тебя замуж. Убирайся!
Цапля заплакала от стыда и воротилась назад.
Журавль раздумался и сказал:
— Напрасно не взял за себя цаплю: ведь одному-то скучно. Пойду теперь и возьму её замуж.
Приходит и говорит:
— Цапля, я вздумал на тебе жениться; поди за меня.
— Нет, долговязый, нейду за тебя замуж!
Пошёл журавль домой. Тут цапля раздумалась:
— Зачем отказала такому молодцу: одной-то жить невесело, лучше за журавля пойду!
Приходит свататься, а журавль не хочет. Вот так-то и ходят они по сю пору один к другому свататься, да никак не женятся.
ЛИСА и КОЗЁЛ
Бежала лиса, на ворон зазевалась — и попала в колодец. Воды в колодце было немного: утонуть нельзя, да и выскочить — тоже. Сидит лиса, горюет.
Идёт козёл — умная голова; идёт, бородищей трясёт, рожищами мотает; заглянул от нечего делать в колодец, увидел там лису и спрашивает:
— Что ты там, лисанька, поделываешь?
— Отдыхаю, голубчик, — отвечает лиса, — там, наверху, жарко, так я сюда забралась. Уж как здесь прохладно да хорошо! И вода отличная, чистая, холодная! Прыгай сюда, коли хочешь; здесь обоим нам место будет.
А козлу давно пить хочется.
Прыгнул сдуру козёл, чуть лису не задавил. А она ему: — Эх, бородатый дурень, и прыгнуть-то не умел — всю обрызгал.
Вскочила лиса козлу на спину, со спины на рога, да и вон из колодца. Чуть было не пропал козёл с голоду в колодце; насилу-то его отыскали и за рога вытащили.
Два Мороза
Встретились два Мороза, два родных брата. Говорит один другому:
— Давай, брат Мороз — Синий нос, народ морозить. Отвечает другой:
— Отчего не морозить? Бежим, братец Мороз — Красный нос, на проезжую дорогу — авось и встретим кого.
Бегут Морозы, подпрыгивают. Слышат они, кто-то едет. С колокольчиками купец в город едет, а с бубенчиком бедный крестьянин — за дровами.
Мороз — Красный нос за дровосеком побежал.
— Я, — говорит, — его живо заморожу. Полушубок на нём старый да рваный, рукавицы дырявые. А ты за купцом беги — мне с ним не сладить.
— Будь по-твоему, — говорит старший брат, Мороз — Синий нос.
К вечеру встречаются братья. Старший брат, Мороз — Синий нос, рукавицей об рукавицу похлопывает, а Мороз — Красный нос кряхтит. Спрашивает он старшего брата:
— Ну что, заморозил купца?
— Заморозил, — говорит старший брат.
— Как это тебе удалось? — удивился Мороз — Красный нос.
— А я, — говорит Мороз — Синий нос, — забрался к нему в шубу, шапку и сапоги и пробрал его. Ну, а ты справился с крестьянином?
— Не я с ним, а он со мной справился! — говорит Мороз — Красный нос. — Морозил его по дороге, так он за санями бежит. Разве на бегу его заморозишь? Ну, думаю, доберёмся до места — тут я тебя прохвачу.
А как добрались до места, он стал дерево рубить, махать топором. От работы ему всё жарче и жарче, всё с себя снял, рукавицы даже бросил! Забрался я в дырявую шубу,
в шапку, в рукавицы и давай их морозить.
А он кончил дрова рубить и давай меня поленом выколачивать. Здорово моим бокам досталось.
Старший брат говорит:
— Молод ты, брат. Поживёшь и узнаешь, что топор лучше шубы греет.
Снегурочка
Жили-были старик со старухой. Жили ладно, дружно. Всё бы хорошо, да одно горе — детей у них не было.
Вот пришла зима снежная, намело сугробов до пояса, высыпали ребятишки на улицу поиграть, а старик со старухой на них из окна глядят да про своё горе думают.
— А что, старуха, — говорит старик, — давай мы себе из снега дочку сделаем.
— Давай, — говорит старуха.
Надел старик шапку, вышли они на огород и принялись дочку из снега лепить.
Скатали они снежный ком, ручки, ножки приладили, сверху снежную голову приставили. Вылепил старик носик, рот, подбородок.
Гладь — а у Снегурочки губы порозовели, глазки открылись; смотрит она на стариков и улыбается. Потом закивала головкой, зашевелила ручками, ножками, стряхнула с себя снег — и вышла из сугроба живая девочка.
Обрадовались старики, привели её в избу. Глядят на неё, не налюбуются.
И стала расти у стариков дочка не по дням, а по часам; что ни день, то всё краше становится. Сама беленькая, точно снег, коса русая до пояса, только румянца нет вовсе.
Не нарадуются старики на дочку, души в ней не чают. Растёт дочка и умная, и смышлёная, и весёлая. Со всеми ласковая, приветливая. И работа у Снегурочки в руках
спорится, а песню запоёт — заслушаешься.
Прошла зима. Начало пригревать весеннее солнышко. Зазеленела трава на проталинах, запели жаворонки.
А Снегурочка вдруг запечалилась.
— Что с тобой, дочка? — спрашивают старики. — Что ты такая невесёлая стала? Иль тебе неможется?
— Ничего, батюшка, ничего, матушка, я здорова.
Вот и последний снег растаял, зацвели цветы на лугах, птицы прилетели.
А Снегурочка день ото дня всё печальнее, всё молчаливее становится. От солнца прячется. Всё бы ей тень да холодок, а ещё лучше — дождичек.
Раз надвинулась чёрная туча, посыпался крупный град. Обрадовалась Снегурочка граду, точно жемчугу перекатному. А как снова выглянуло солнышко и град растаял,
Снегурочка заплакала, да так горько, словно сестра по родному брату. За весной лето пришло. Собрались девушки на гулянье в рощу, зовут Снегурочку:
— Идём с нами, Снегурочка, в лес гулять, песни петь, плясать.
Не хотелось Снегурочке в лес идти, да старуха её уговорила:
— Пойди, дочка, повеселись с подружками!
Пришли девушки со Снегурочкой в лес. Стали цветы собирать, венки плести, песни петь, хороводы водить. Только одной Снегурочке по-прежнему невесело.
А как свечерело, набрали они хворосту, разложили костёр и давай все друг за дружкой через огонь прыгать. Позади всех и Снегурочка встала.
Побежала она в свой черёд за подружками. Прыгнула над огнём и вдруг растаяла, обратилась в белое облачко. Поднялось облачко высоко и пропало в небе. Только и услышали подружки, как позади простонало что-то жалобно: «Ау!» Обернулись они — а Снегурочки нет.
Стали они кликать её:
— Ау, ау, Снегурушка!
Только эхо им в лесу откликнулось.
Снегурушка и Лиса
Жил да был старик со старухой. У них была внучка Снегурушка.
Пошла она летом с подружками по ягоды. Ходят по лесу, собирают ягоды. Деревцо за деревцо, кустик за кустик. И отстала Снегурушка от подруг.
Они аукали её, аукали, но Снегурушка не слыхала. Уже стало темно, подружки пошли домой.
Снегурушка как увидела, что осталась одна, влезла на дерево и стала горько плакать да припевать:
— Ау! Ау! Снегурушка,
Ау! Ау! Голубушка!
У дедушки, у бабушки Была внучка Снегурушка;
Её подружки в лес заманили,
Заманивши — покинули.
Идёт медведь и спрашивает:
— О чём ты, Снегурушка, плачешь?
— Как мне, батюшка-медведушка, не плакать? Я одна у дедушки, у бабушки внучка Снегурушка. Меня подружки в лес заманили, заманивши — покинули.
— Сойди, я тебя отнесу домой.
— Нет. Я тебя боюсь, ты меня съешь!
Медведь ушёл от неё. Она опять заплакала, заприпевала:
— Ау! Ау! Снегурушка,
Ау! Ау! Голубушка!
Идёт волк:
— О чём ты, Снегурушка, плачешь?
— Как мне, серый волк, не плакать, меня подружки в лес заманили, заманивши — покинули.
— Сойди, я тебя отнесу домой.
— Нет. Ты меня съешь!
Волк ушёл, а Снегурушка опять заплакала, заприпевала:
— Ау! Ау! Снегурушка,
Ау! Ау! Голубушка!
Идёт лисица:
— Чего ты, Снегурушка, плачешь?
— Как мне, Лиса-олисава, не плакать? Меня подружки в лес заманили, заманивши — покинули.
— Сойди, я тебя отнесу.
Снегурушка сошла, села на спину к лисице, и та помчалась с нею.
Прибежала к дому и стала хвостом стучаться в калитку.
— Кто там?
Лиса отвечает:
— Я принесла вашу внучку Снегурушку!
— Ах ты наша милая, дорогая Лиса-олисава! Войди к нам в избу. Где нам тебя посадить? Чем нам тебя угостить?
Принесли молока, яиц, творогу и стали лисицу потчевать за её услугу. А потом простились и дали ей на дорогу ещё курочку.

СОДЕРЖАНИЕ
ЛИСА И ЖУРАВЛЬ
ПЕТУШОК И ЖЕРНОВЦЫ
ЖИХАРКА
ЛИСА И КУВШИН
ЖУРАВЛЬ И ЦАПЛЯ
ЛИСА И КОЗЁЛ
ДВА МОРОЗА
СНЕГУРОЧКА
СНЕГУРУШКА И ЛИСА


В книгах из серии «Для самых маленьких»
Вы встретитесь с героями сказок и стихов, знакомых всем с раннего детства. Красочные иллюстрации выполнены известными художниками-мульти-пликаторами. Надеемся, что наши книги доставят вам и вашим малышам немало приятных

минут.




Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top