Детская книга: «Приключения Растяпкина или экзамен на выживание»

Loading...Loading...
Детская книга: "Приключения Растяпкина или экзамен на выживание"

Детская книга: «Приключения Растяпкина или экзамен на выживание» (Елена Сухова)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (162 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

Судьба на волоске
28 августа, 18 часов ровно В академии, которая находится… Нет, ее местонахождение должно храниться в строжайшей тайне, иначе последствия будут самыми ужасными. Итак, в академии, о самом существовании которой дозволено знать немногим, проходила торжественная церемония.
Жалюзи на окнах небольшого зала опущены. Свет, шедший от люстры, был настолько скудным, что большая часть помещения оставалась в полумраке.
Несколько человек в строгих черных костюмах сидели вокруг стола. Красивый темноволосый мальчик лет двенадцати попадал в круг света, остальные — взрослые с черными полумасками на лицах — оставались в тени.
Очевидно, они кого-то ждали: два стула — один около мальчика, другой во главе стола — пустовали.
В зале царило молчание.
Внезапно дверь распахнулась, и на пороге появился рыжеволосый веснушчатый мальчишка. Черный пиджак был криво застегнут, воротник рубашки загнут внутрь.
— Извините, — пытаясь отдышаться, сказал он. — Я немного опоздал.
— Семен Растяпкин, ты заставил нас ждать, — холодно произнес один из присутствующих. — Пять лет мы учили тебя пунктуальности и, кажется, напрасно. Садись.
Поправляя воротник рубашки, мальчик направился к освещенному свободному стулу. Он сел и широко распахнутыми глазами уставился на собравшихся.
— Ярослав, еще ничего не было? — шепотом спросил опоздавший у второго мальчика.
— Нет, — резко ответил тот, его красивое лицо на миг исказилось злостью, черные глаза презрительно прищурились. Но уже через секунду все эмоции исчезли. — Ждали тебя.
Растяпкин, пытаясь скрыть смущение, взъерошил и без того лохматые волосы.
—Приступим, — не вставая с места, объявил седой человек. — Я знаю, что вы двое ждете решения, от которого будет зависеть ваша жизнь.
Говоривший поправил полумаску, скрывавшую верхнюю часть лица. По традиции такие полумаски были обязательны на всех торжественных церемониях.
—Пять лет назад на тайном голосовании было решено принять вас в нашу академию. Вас двоих и еще трех мальчиков постарше, — продолжил седой. — Ваше пребывание здесь было тайной даже для ваших родственников. Скрытые этими стенами ото всех, в академии вы жили и учились, постигая такие науки, которые запрещены во многих странах мира. — Он склонился вперед, нависая над столом. Его полумаска при этом попала под свет люстры, создавалось впечатление, будто черное существо вылезает из тьмы.
—Еще на первом году обучения вы дали страшную клятву никогда не разглашать то, что узнаете здесь, никогда не упоминать о том, что здесь увидите, — прогремело по всему залу.
Растяпкин вжался в стул и с ужасом стал вспоминать все, что делал в последние дни, не нарушил ли случайно какое-нибудь правило. Лицо второго мальчика побледнело.
—И всем нам, вашим преподавателям, очень приятно, что вы держите свое слово. — Голос звучал уже намного
спокойней. — Я учил вас пользоваться сложнейшей вычислительной техникой и знаю, как тяжело вам приходилось. Трое не выдержали и покинули академию, но не будем сейчас говорить о них. Вы сдали последний экзамен и хотите услышать результаты.
Оба мальчика кивнули в ответ.
— Вы понимаете, что тот, кто смог успешно сдать экзамен, станет секретным агентом, получит личный номер.
Семен с трудом подавил вздох, ему невероятно хотелось получить и звание агента, и новый номер. Во время учебы на студенческом жетоне у него был выбит номер «13». А он мечтал о более счастливой цифре.
— Это предполагает необычайные и страшные приключения, охоту за коварными преступниками и постоянную опасность. — Рот преподавателя искривился в презрительной усмешке. — Тот же, кто не выдержал экзамен, будет с позором исключен из академии и направлен в обычную школу.
«Скорей бы уже, — подумал Растяпкин, — ну чего они тянут. Пусть уж наконец скажут, что решили!»
Второй мальчик непринужденно откинулся на спинку стула, как будто последнее замечание к нему и вовсе не относилось.
— Сейчас вы узнаете, что вас ждет! — торжественно сказал седой преподаватель. Он покосился на пустой стул и продолжил: — Я объявлю наше решение.
И опять в зале наступила тишина. Все неподвижно сидели за столом. Даже воздух казался тяжелым от напряжения.
«Ох, да когда же наконец это закончится?» — мучился Растяпкин.
—Но нам говорили, — вдруг раздался спокойный голос Ярослава, — что сам директор будет объявлять результаты.
Только тут Растяпкин сообразил, для кого предназначен стул во главе стола, — ну конечно, для директора академии Истребителя. Его настоящего имени никто не знал, а прозвище «Истребитель» он получил после того, как выследил и посадил неуловимого бандита Злата.
—У директора возникли срочные дела, я думаю, он подойдет чуть позже, — после небольшой заминки ответил преподаватель восточных единоборств.
«Что для директора академии может быть важнее вручения дипломов? — недоумевал Растяпкин. — Хотя в последнее время от нас многое стали скрывать».
— А теперь, студент Ярослав Орлов, встань. — Голос говорившего потеплел.
Ярослав встал, с благодарностью посмотрел на преподавателей и почтительно склонил голову. Многие из сидящих за столом дружески улыбнулись — Ярослав был их лучшим учеником.
Растяпкин уставился на Орлова. Как ему хотелось быть таким же блестящим и невозмутимым!
— Ярослав Орлов, ты показал следующие результаты. Прошел все десять пунктов испытаний. Семь из них с отметкой «великолепно». А вот логическое вычисление противника и вскрытие сейфа с повышенной системой защиты вызвали у тебя некоторые затруднения. За эти два испытания ты получаешь отметки «хорошо». И еще один пункт — отразить нападение противника, здесь ты проявил излишнюю жестокость. Выполнение этого задания мы оценили удовлетворительно. На все испытания ты потратил четыре часа тридцать две минуты и набрал сто сорок четыре балла. Это лучший результат за всю историю академии.
Преподаватели, сидевшие до этого неподвижно, зааплодировали. У Растяпкина на миг возникло чувство, будто перед ним не люди, а чудом ожившие статуи. Надо же, то не шелохнутся, то вдруг радуются, хлопают в ладоши.
—Спасибо, — поблагодарил их Орлов и еще чуть ниже склонил голову, в его голосе звучало ликование.
«Он настоящий секретный агент, — с тоской подумал Семен. — Мне, наверное, никогда не стать таким же».
—Студент Семен Растяпкин.
Растяпкин неуверенно поднялся и попытался ногой отодвинуть стул в сторону, но тот с шумом опрокинулся. Покраснев, Семен попытался придать своему лицу выражение безразличия, но получилось плохо.
Орлов склонил голову, скрывая усмешку, и уже через секунду он дружелюбно смотрел на Растяпкина.
—Уже можно не волноваться, Семен, — сказал преподаватель по маскировке. — Даже если ты переломаешь всю мебель, это не повлияет на наше решение.
Растяпкин вздохнул и покраснел еще больше, он не знал, как относиться к этим словам, но скорее всего ничего хорошего ожидать не приходилось.
— Послушай свои результаты. Систему кодов на компьютере ты взломал с трудом и затратил на это слишком много времени, к тому же после тебя компьютер сломался. Очень быстро и правильно ты выяснил картину происшедшего по оставленным следам. Но после тебя самого осталось столько следов, сколь-
ко не оставило бы и стадо мамонтов. В преследовании ты мог бы показать великолепный результат, если бы сначала не побежал в другую сторону.
Полумаски преподавателей не могли скрыть усмешки, появившиеся на их лицах. Орлов дружески кивнул — во всяком случае, Семену очень хотелось видеть в этом поддержку.
— Незаметно проникнуть в дом у тебя не получилось, ты споткнулся о порог, об кресло и грохнулся, наступив на собственный шнурок. Шума было больше, чем на салюте. У всех нормальных людей на этом бы закончились все испытания, но только не у тебя. Тебе удалось вскрыть сейф. Невероятно, но у тебя это получилось без всяких сложностей. В беге ты показал превосходный результат, хотя по своему обыкновению дважды споткнулся и упал. Оружием владеешь очень слабо… Хорошо, что хоть заряды были холостые.
Растяпкин опустил глаза и принялся разглядывать носки ботинок.
«И зачем все это зачитывать вслух? — подумал он. — Лучше бы выгнали сразу, чем так позориться».
— В болоте ты чуть не утонул. Запомни, Растяпкин: в болоте не плавают, это не озеро. Ладно хоть выбраться смог самостоятельно. Отражать нападение ты умеешь, но проявил излишнюю снисходительность к врагу. Последнее задание на логическое мышление выше всяких похвал, ты быстро догадался, что надо делать.
Похвалили, хоть один раз, но похвалили. Радость засветилась на лице Семена.
— На все испытания у тебя ушло четыре часа пятьдесят девять минут. Ты набрал всего восемьдесят два балла…
Раздавшийся в коридоре шум прервал говорившего. Все развернулись к двери и замерли в ожидании.
Растяпкин сжался, постарался стать незаметным, ему показалось, что это приехали за ним, чтобы навсегда увезти из академии. Словно в последний раз он посмотрел на Орлова и на преподавателей.
Дверь резко распахнулась. Семен зажмурился, но, пересилив себя, приоткрыл один глаз.
На пороге стоял Истребитель, директор академии.
Последний шанс
28 августа, 18 часов 40 минут На пороге стоял Истребитель — директор академии. Человек, от одного имени которого бледнели самые опасные преступники. Элегантный черный костюм сидел на нем как влитой. Темно-русые волосы зачесаны назад. Орлиный нос и глубоко посаженные глаза стального цвета указывали на сильный характер.
Истребитель, чуть прихрамывая, подошел к столу и занял свое место.
— Слишком многое произошло за последние дни, — он достал из кармана черную полумаску. — Потому должен вас огорчить: в экзаменационные испытания решено внести некоторые изменения.
И так дела хуже некуда, так еще и какие-то изменения. Переминаясь с ноги на ногу, Растяпкин с тревогой думал о том, чего ожидать дальше. А ожидать можно было чего угодно.
— Сядь, — кивнул директор. Семен подчинился, но спокойнее ему от этого не стало.
— В этом году, из-за чрезвычайных обстоятельств, мы были вынуждены проводить выпускные экзамены в августе, — медленно продолжил Истребитель, он надел полумаску и пригладил волосы. — Но теперь все еще больше усложнилось. Вам предстоит пройти еще одно испытание. Решающее.
Орлов вытянул шею, словно хотел лучше расслышать последние слова директора. В глазах его молнией сверкнул гнев. Он был уверен, что сейчас получит диплом. Знал, что он лучший за всю историю академии. А тут придумали что-то еще.
— Но что это за обстоятельства? — спросил Орлов. — Мы хотим знать, что происходит.
— И обязательно узнаете, как только станете секретными агентами, — спокойно возразил директор.
Преподаватели были удивлены таким поворотом событий не меньше, чем студенты. Они на несколько мгновений ожили, зашевелились, перекинулись парой фраз, — стали нормальными людьми,
а не безликими существами, неподвижно сидящими за столом.
И тут Растяпкин улыбнулся, да не просто улыбнулся, — его рот растянулся до самых ушей. До него наконец дошло, что никто не выгоняет его из академии. Ну, во всяком случае, пока не выгоняет. Судьба дает еще один шанс. От счастья хотелось вскочить и закричать.
—Он хромает, значит, все прошло не так гладко, как мы думали, — раздался еле слышный шепот преподавателя в мятом костюме.
Растяпкин явно не должен был услышать эти слова, но они достигли его слуха.
«И в самом деле, где был директор? — подумал Семен. — Что происходит за нашими спинами?»
Поставив локти на стол и сплетя пальцы, Истребитель пронзительно посмотрел на студентов. У Растяп-кина по спине пробежали мурашки.
—Хорошо, — неожиданно сказал директор. — Приступим. Подойдите ко мне оба.
Растяпкину, когда он вставал, удалось не уронить стул.
—Хотя испытания будут одинаково тяжелыми, я хочу провести жеребьевку, чтобы каждый из вас собственной рукой выбрал свою судьбу, — торжественно объявил Истребитель и достал из кармана пиджака два одинаковых конверта. — Семен, ты первым выбери конверт.
С удивлением и даже с недоверием Растяпкин уставился на директора. Орлов всегда и во всем был первым, почему же сейчас это изменили? Может быть, задания не настолько уж одинаковые или директор что-то задумал?
Семен потянул руку к одному из конвертов, но потом вдруг передумал и взял другой. Знал бы он, как много зависит от его выбора!
Орлов взял оставшийся конверт. Лицо его было непроницаемо, лишь по бегающим глазам можно было догадаться, насколько он обижен. Обижен тем, что продлили испытание, и тем, что Растяп-кина вызвали первым.
Оба мальчика вернулись за стол.
— Это не обычное испытание: вам предстоит самостоятельно раскрыть преступление. Все подробности в конвертах. Вы не должны говорить никому, и тем более друг другу, о том, какое задание выполняете. — Истребитель говорил медленно, тщательно подбирая слова, будто боялся выдать что-то лишнее. — Как любому секретному агенту, вам при выполнении задания придется столкнуться с опасностью. Хотя я надеюсь, что все обойдется без жертв.
—Жертвы?! — повторил изумленный Растяпкин.
— Да, Семен, в этой работе можно ожидать чего угодно, — кивнул головой директор.
Растяпкину стало не по себе. Их готовили к перестрелкам, погоням, но до сих пор это были без-
опасные тренировки. Теперь же предстоит столкнуться лицом к лицу с реальной угрозой.
— Если это будет настоящее дело, — Орлов старался казаться спокойным, — то нам понадобится оружие.
— Ты прав, — признал директор. — Скажи, Ярослав, какое оружие ты хотел бы получить?
— Оксидетрон, — не задумываясь ответил лучший ученик.
— Замечательно! Это новейшее оружие небольших размеров огромной разрушительной силы. Семен, что выберешь ты?
Как сложно сделать выбор! С одной стороны, хотелось взять что-нибудь помощнее, из последних разработок. Но с другой стороны, он никак не мог научиться пользоваться таким оружием.
— Лазерный минипулемет, — наконец решился Растяпкин.
— Ну что ж, это твой выбор, — кивнул Истребитель, словно этот выбор многое ему объяснял. — Хотя это даже не совсем оружие, но если он тебе подходит, то бери.
Директор достал из кармана рубашки ручку, вернее, это был дистанционный пульт, замаскированный под ручку. Он направил пульт на стену и нажал на кнопку. Стена раздвинулась, за ней оказались металлические полки, заполненные оружием.
— Дай им то, что они выбрали, — приказал Истребитель преподавателю, который пять лет учил Растяпкина и Орлова обращаться с оружием.
Тот подошел к полкам и бережно взял небольшой оксидетрон, похожий на пистолет, только у него было второе дуло для метания огня, рычаг — переключатель режимов и сбоку красовался излучатель парализующих волн.
Небрежно преподаватель подхватил минипулемет — устройство с очень коротким стволом и рукояткой, на которой располагалась гашетка. Из-за двух глубоких царапин на стволе оружие казалось старым.
— Держи, — сказал преподаватель, вручая минипулемет Растяпкину. — Только не понимаю, зачем он тебе. При свете дня он ловит солнечную энергию и может работать, как лазер, а без солнечного света он будет просто светить, как самая обычная лампочка.
Растяпкин молча взял минипулемет, в то время как Орлов восхищенно рассматривал оксидетрон.
Истребитель направил ручку-пульт на пол около своих ног. Одна из мраморных плит отъехала в сторону, и снизу стал подниматься металлический столик, на котором что-то лежало.
— Семен, ты знаешь, что это такое? — спросил директор.
Растяпкин присмотрелся и неуверенно пожал плечами. На первый взгляд это был обычный складной нож.
— Это электронно-механический взломщик, он может открывать любые замки, — поправив челку, сказал Орлов. — В него вмонтировано лезвие для
механических замков и электронно-магнитный излучатель.
— Молодец, — похвалил директор. — Только этот прибор бессилен против некоторых видов усовершенствованных замков. На втором курсе вы изучали, как им пользоваться. Держите.
Сгорая от стыда, Растяпкин поймал брошенный ему взломщик. Он же хорошо знал этот прибор, но сейчас почему-то забыл.
— И в подарок от академии возьмите еще одну вещь.
На первый взгляд это были самые обычные электронные часы, но, присмотревшись внимательно, можно было заметить на металлическом корпусе странную резьбу. Это был электронный ключ от транспортала.
Растяпкин от восторга раскрыл рот, набрал побольше воздуха в легкие, но так и не смог ничего сказать. Транспортал! Система скоростных подземных ходов, по которой за двенадцать с половиной минут можно пересечь весь город. Теперь им разрешают самостоятельно пользоваться ею.
— Стоит только поднести эти часы к двери транспортала, как она откроется. Кстати, к часам прилагается карта, на которой отмечены все входы. Карту надо выучить до завтра, она нарисована на специальной бумаге и к утру исчезнет.
Как только часы оказались на руках студентов и щелкнули браслеты, директор едва слышно вздохнул.
—Вы можете идти, а с утра приступайте к выполнению задания, — тихо проговорил Истребитель. — Завтра вас ждут настоящие испытания.
В полной тишине мальчики покинули зал.
—Зачем тебе понадобился лазерный минипулемет? — спросил Орлов, когда они уже спускались по лестнице. — Он так же похож на оружие, как я на преступника.
—Ну… — замялся Растяпкин. — Я умею пользоваться только пулеметом.
Семену было стыдно признаваться в этом Ярославу.
—Сейчас первым делом сяду изучать карту, — заявил Орлов. — И тебе тоже советую…
—Карта! — воскликнул Растяпкин. — Как я мог забыть ее?
—Беги обратно, — тут же среагировал Орлов. — Давай я подержу твои вещи.
Семен отдал минипулемет и конверт с заданием, а сам бросился обратно в зал. Он надеялся, что там уже не будет никого, кто мог бы заметить его рассеянность. Растяпкин набрал шифр на двери (в этом здании все двери имеют кодовые замки) и зашел внутрь.
Директор и остальные преподаватели разглядывали голографическую карту, появившуюся над столом.
—И это не просто угроза, над городом нависла невероятная опасность, — услышал Семен голос Истребителя. — И замешен в этом может быть любой из…
Директор замолчал, заметив стоявшего в дверях Растяпкина.
Преподаватели повскакивали со своих мест.
— Что ты забыл? — холодно спросил Истребитель.
— Карту, — только и смог пролепетать Растяп-кин. Краснея и обливаясь потом, он подошел к столу и, увидев на полу лист бумаги, быстро поднял его. — Извините. До свидания.
Помни, Растяпкин, — еле слышно сказал директор, провожая мальчика к двери, — иногда все бывает не так просто, как кажется на первый взгляд.
Экспериментальная лаборатория
29 августа, 11 часов 07 минут — Глазам своим не верю! — воскликнул Растяп-кин, глядя на часы. — Как я мог проспать!
На столе лежал лист зеленой бумаги, карта, начерченная на нем, исчезла. Половину ходов Растяпкин так и не успел запомнить, он заснул, уронив голову на стол. Конверт с заданием, так и не раскрытый, валялся на полу.
К удивлению Семена, конверт оказался не запечатан, из него вывалилась маленькая бумажка, на которой была написана всего одна фраза: «Раскрой ограбление в экспериментальной лаборатории», и адрес лаборатории.
Через полчаса к большому серому зданию, окруженному металлическим забором, подходил рыжий мальчик, в красной куртке и синих джинсах. Он легко прошел в никем не охраняемые ворота.
При входе красовалась табличка: «Экспериментальная лаборатория», а сразу за дверью сидел серьезный охранник, который внимательно посмотрел на мальчишку.
— Ты куда идешь? Видишь, это научный объект, — сурово сказал он.
— Мне в школе задали написать научную работу, — ответил Растяпкин. — Я хочу посмотреть на эксперименты.
— Ишь ты, эксперименты ему подавай. Они строго засекречены, иди домой и читай лучше книжки, — проворчал охранник.
— Мне двойку влепят, если я про эксперимент не напишу.
— Ну тогда в Интернет залезь, а тут делать нечего. Иди давай. — Охранник встал и вывел мальчика на улицу, а после плотно закрыл дверь.
«Через дверь войти не удалось, — подумал Растяпкин. — Придется лезть в окно».
И только он это подумал, как где-то сбоку раздался легкий шелест, чуть слышный порыв ветра слегка задел куртку. И все тут же стихло. Если бы Растяпкин был внимательней на лекциях, то обязательно обратил внимание на этот шелест.
Семен стал обходить здание лаборатории в поисках какой-нибудь лазейки. Как учили в академии, даже в самом охраняемом доме есть маленькая дверца, за которой никто не следит. Через несколько метров такая дверца нашлась, она вела в подвальное помещение и была настолько мала, что взрослый человек едва ли пролез бы в нее.
Растяпкин с трудом протиснулся между деревянными створками, разодрав джинсы о ржавые гвозди, торчавшие повсюду. Оказавшись внутри подвального помещения, Семен разглядел приборы разнообразной формы и размеров, покрытые толстым слоем пыли. Похоже, сюда относили уже неработающую аппаратуру. Пахло горелой проводкой.
Растяпкин стал пробираться вперед. Дважды пребольно ударившись локтем о железные корпуса, он вспомнил про потайной фонарик, вмонтированный в козырек кепки. Семен повернул скрытый рычажок, луч света вырвался вперед. Всего в нескольких шагах виднелась серая каменная стена с металлической дверью.
Вдруг дверь со скрипом стала открываться. Семен заскочил за огромный развороченный прибор.
— Гляди-ка, — послышался изумленный мужской голос. — В подвале свет горит.
— Не говори глупости, — ответил его товарищ. — Тут уже сто лет, как проводку замкнуло.
— Да ты посмотри, вон там что-то светится, — настаивал первый.
И тут Растяпкин сообразил: свет идет от его фонарика на кепке. Он повернул крошечный рычажок у козырька.
— О, погас! — удивился первый. — Пойду-ка я гляну, что там такое.
Растяпкин отполз на несколько сантиметров и зацепился рукавом за торчащие провода.
Шаги приближались.
— Точно, свет шел отсюда, — раздался голос совсем рядом.
Растяпкин отчаянно дернул рукав и пополз в сторону.
— Нашел чего-нибудь? — спросил человек, стоящий у двери.
— И что это вы тут ищете? — раздался строгий женский голос. — Вам же ясно сказали: починить замок на двери и принести сюда разбившийся аппарат для измерения скорости молекул.
Растяпкин перебрался на безопасное расстояние и выглянул. Полная женщина в белом халате почти заслоняла собой дверной проем, рядом с ней стояли двое в рабочих комбинезонах.
— Сейчас все починим, — миролюбиво сказал один из рабочих.
— Вот это будет правильно. Вы же знаете, я не потерплю посторонних в моей лаборатории. — Она сжала кулаки: — Так что все двери должны быть надежно заперты.
— Замок-то взломан профессионально, — заметил второй рабочий, осмотрев дверь. — Вот вы говорите, что это уборщица тетя Маша шваброй его зацепила, а у меня такое чувство, что здесь грабители постарались.
— Вас это не касается, — разозлилась женщина. — Сказано починить — вот и чините.
Она важно удалилась.
— Давай сначала притащим сюда ту штуку для молекул, а потом замок починим, — предложил один из рабочих, подражая походке начальницы.
Засмеявшись, оба ушли. Путь в лабораторию был открыт.
Растяпкин шмыгнул за дверь и оказался в длинном коридоре, здесь он отряхнул с одежды налипшую паутину и пыль.
Надо с чего-то начинать осмотр лаборатории. Ничего путного в голову не приходило, и Семен сунулся в первый попавшийся кабинет.
Вдоль стены стояли клетки с животными, посредине на столе возвышался прибор, казалось, целиком составленный из стеклянных шариков. Около прибора крутился человек в белом халате, лаборант.
—Тебе чего? — обернувшись, спросил он.
— Нам в школе задали написать научную работу, — повторил заготовленную фразу Растяпкин. — Я хочу посмотреть на эксперименты.
— Эксперименты — это хорошо, но как ты сюда попал, у нас же закрытое учреждение? — Лаборант посмотрел очень подозрительно.
Семен растерялся, надо было с ходу придумать правдоподобное объяснение.
— У тебя здесь кто-то из родственников работает? — спросил лаборант.
Растяпкин обрадовался — ему подсказали правильный ответ.
— Тетя Маша, — вспомнил Семен. — Уборщица тетя Маша, только она мне не тетя, а бабушка. Она меня сюда привела и велела как следует учиться.
— А, ну это правильно, — похвалил лаборант. — Будешь хорошо учиться, потом к нам в лабораторию работать пойдешь.
— Расскажите мне что-нибудь про опыты, — попросил Растяпкин. — У вас тут зверюшек много, для чего они нужны?
— Теперь не так уж и много, — вздохнул лаборант.
— Что-то случилось, кто-то пропал? — Семен сам не верил своему счастью: вот так сразу и узнал, что украли преступники! Нужно как следует расспросить лаборанта.
— Крыса и хомяк пропали. — Он развел руками, показав порванный рукав белого халата.
Из коридора послышались шаркающие шаги и громкое ворчание.
—Вот и твоя бабушка идет, — заметил лаборант.
Встречаться с тетей Машей, которая тут же его
рассекретит, совершенно не хотелось.
— Ой! — вскрикнул Семен. — Я обещал ей щетки принести и забыл. Надо бежать.
В этот момент дверь распахнулась, и в проеме появилась величественная фигура уборщицы.
— А ну все выходите, мне полы надо мыть, — раздался громоподобный голос.
Растяпкин, протиснувшись между уборщицей и косяком, кинулся бежать по коридору. Он несся вперед, поворачивая то направо, то налево, пока не оказался у двери туалета. Заскочив туда, Семен наконец вздохнул. Как это глупо — начинать расследование, не разработав предварительно план!
Предстояло все тщательно обдумать. Он узнал, как преступники проникли в лабораторию, узнал, что пропали крыса и хомяк. Странно только, что в лабораторию залезли ради двух маленьких грызунов.
— Иваныч, ну я же не знал, что эта штука наполнена красками! — На пороге возник рабочий, которого Семен уже видел в подвале. Его комбинезон был похож на палитру художника, цвета перемешались в самых неожиданных сочетаниях. На руках и лице было такое же буйство красок.
— Здесь же ученые! Они тебе такое изобретут, что потом полгода отмы-
ваться будешь, — нравоучительно заметил Иваныч, вошедший следом. — А ты чего тут делаешь? — спросил он у Растяпкина.
— Научную работу пишу для школы, — завел старую песню Семен.
— Что, прямо в туалете? — усмехнулся Иваныч. — Тут много не напишешь. Хочешь, я тебе интересные изобретения покажу?
Смотреть на всякие изобретения не хотелось, надо было заканчивать расследование и уходить из лаборатории.
— Пойдем, — настаивал Иваныч. — Иначе мне придется стоять и ждать, пока этот неряха отмывается. А я науку люблю, всю жизнь здесь работаю. Хорошо в свободную минутку на всякие изобретения посмотреть, а заодно и тебе помогу.
Он схватил Растяпкина за руку и потащил к выходу. Они прошли через холл, обставленный мягкой мебелью, поднялись по лестнице и оказались у неприметной двери.
— Нам, вообще-то, сюда ходить не разрешается. — Иваныч слегка понизил голос. — Я тут только дважды был. Один раз неделю назад и второй — сегодня. Мы должны были забрать какую-то штуку для молекул, и нам дали ключи. Мне всегда очень хотелось поближе на это посмотреть, а теперь такой случай — и тебе помогу, и сам в науку углублюсь.
Дверь раскрылась без малейшего скрипа. Комната, освещенная специальной синей лампой, была
заставлена круглыми столиками. Почти на всех возвышались странные приборы.
— Видишь, это хранилище самых последних изобретений, — с гордостью сказал Иваныч. — Они как что-то новое придумают, сразу сюда на столик выставляют.
— А почему здесь пустые столики? — спросил Растяпкин.
— Ну, с этого, — рабочий показал налево, — мы поломанную штуковину в подвал отнесли. Она у них то ли упала, то ли заклинила, ну, в общем, вышла из строя. А почему тот пустует, я не знаю. Все должно быть занято.
Растяпкин подошел к пустому столику. На гладкой поверхности виднелись свежие царапины. Совсем недавно здесь явно что-то стояло.
—Тут все подписано, — раздался голос Иваныча.
Семен увидел сбоку стола небольшую табличку:
«Гипнотизатор. Модель еще не прошла испытаний».
— Значит, — сообразил Растяпкин, — два дня назад прибор здесь еще стоял, а сегодня его нет. В подвал гипнотизатор не относили, — Иваныч отрицательно покачал головой. — Но его могли взять для испытаний.
— Не могли, — отозвался рабочий, сдувая пылинки с прибора устрашающего вида на соседнем столике. — На испытаниях у них всегда заведующий сидит, а он уж неделю как в командировку уехал.
Растяпкин понял, что на самом деле интересовало преступников. Красть зверьков глупо, конечно,
им нужны были последние изобретения. Вот ради чего они залезли в лабораторию — ради гипнотиза-тора. Надо внимательнее осмотреть столик, поискать следы. Если повезет, то и отпечатки пальцев можно обнаружить.
БАХ! — раздалось за спиной. Семен обернулся: прибор, возле которого стоял Иваныч, сыпал искрами.
— Надо уходить отсюда, — закричал Иваныч. — Давай живо!
Они выскочили наружу. Рабочий дрожащими руками провернул ключ в замке.
— Ты, вот что, давай иди отсюда и никому не говори, что ходил сюда. — Он был очень напуган. — А я позову кого-нибудь из ученых, скажу, что случайно эту штуку задел, пока поломанную штуку вытаскивали. Ну, иди давай, а то еще и за тебя влетит.
Растяпкин выскочил в коридор и помчался вперед, куда-нибудь подальше от взорванного прибора. Навстречу вышла полная женщина в белом халате, которую он чуть раньше видел в подвале.
Семен шмыгнул в первую попавшуюся дверь и, споткнувшись о высокий порог, влетел внутрь и ударился об стол, заваленный бумагами.
К счастью, в кабинете никого не было. Семен нагнулся, чтобы собрать разлетевшиеся бумаги, и в этот момент дверь распахнулась. Письменный стол скрывал Растяпкина.
Раздался легкий скрип кожаного кресла.
Мальчик сидел, затаив дыхание. Время тянулось невероятно медленно. Человек в кресле что-то писал, вовсе не думая уходить.
От неудобной позы ноги стали затекать. Растяпки-ну очень хотелось пошевелиться, но любое движение могло его выдать. За столом продолжалось шуршание, потом послышалось жужжание телефонного диска.
—Алло! — раздался женский голос. — Это справочная? Подскажите мне телефон фирмы «Три крюка».
«Значит, это кабинет той тетки», — подумал Семен.
—Как нет такой фирмы? Они у нас три дня назад сигнализацию устанавливали. Телефон свой оставили, но там никто не подходит. Поищите как следует, может они ошиблись и не тот номер сказали. Все равно нет? Хорошо, я найду способ вычислить этих жуликов!
Трубка шмякнулась на телефон.
Вот как! Значит, за день до ограбления какая-то фирма установила сигнализацию. И, по всей вероятности, в момент ограбления сигнализация не сработала. Что-то здесь нечисто.
Семен так глубоко задумался, что забыл о затекших ногах. Тут раздался стук в дверь.
—Войдите.
—У нас неприятности, — хриплый голос был Растяпкину не знаком.
—Ну что еще случилось? — недовольно отозвалась дама за столом. — Почему каждый раз, когда я замещаю заведующего, что-то происходит!
— В хранилище изобретений взорвался блокатор. Иваныч говорит, что он его случайно задел, когда измеритель скорости молекул выносили.
— О нет! — тяжело вздохнула заместительница заведующего. — Пойдем посмотрим, что там произошло.
Растяпкин откинулся на спину и вытянул ноги. Словно тысяча мелких иголочек впилась в его тело, но это неприятное чувство быстро прошло. Теперь самое время уходить из кабинета.
Семен встал и уже направился к двери, когда заметил на столе рекламный листок фирмы «Три крюка». Недолго думая, он сунул его в карман. Скорей всего эта фирма напрямую связана с преступниками.
Покинув лабораторию через подвальное помещение, Растяпкин тут же устремился к телефону. При всем многообразии новейших изобретений, пользоваться сотовым на экзамене им запретили. Надо связаться с фирмой «Три крюка», а там уже будет ясно, в каком направлении продолжать расследование.
«Вы набрали несуществующий номер», — ответил голос из трубки.
Значит, придется ехать по адресу, указанному в рекламном листе. Настораживало, что фирма располагалась в одном из самых глухих районов города.
Предатели
29 августа, 15 часов 15 минут Растяпкин оказался единственным пассажиром в автобусе, конечная остановка которого находилась между огромным пустырем и старым заброшенным заводом. Двери захлопнулись, и он остался стоять один.
Ветер гонял по пустырю обрывки бумаги и мелкий мусор. Мрачно темнели разбитые окна завода, сразу за которым должен был располагаться нужный дом. Не верилось, что хоть одна фирма может открыть здесь свой офис, но в академии учили проверять даже самые невероятные факты.
Растяпкин пошел вперед, оглядываясь по сторонам, — в такой местности это не было лишним. Вроде не происходило ничего необычного, но все-таки шестое чувство подсказывало, что здесь что-то не так.
Когда Семен уже почти обогнул завод, ветер донес ужасный скрип. Он замер, прислушался и осторожно выглянул.
Впереди виднелся дом, окруженный забором из необструганных досок, он покосился настолько, что, казалось, вот-вот рухнет. Вокруг были свалены тонны мусора. Возле парадного входа, который давно превратился в зияющую дыру, сидели два оборванца. Вероятно, они были обитателями этого дома и сейчас пытались выяснить отношения.
— Сам иди осмотри все кругом, а мне вставать лень, — донеслись слова одного из них.
— Если мы не поймаем его, нам точно не поздоровится, — огрызался второй. — Ведь тот человек, который приходил от Злата, сказал, что мы должны схватить мальчишку.
Растяпкин похолодел, его здесь уже поджидали. Кто-то знал, что он должен прийти. Скорей всего, этот адрес был ловушкой. Надо было срочно уходить! Семен сделал шаг в сторону и вдруг почувствовал, что в кармане куртки что-то заворочалось. Там сидел кто-то живой! Он задергался и стал вылезать. И вот из кармана показалась волосатая морда.
Не в силах сдерживать ужас, Растяпкин закричал во весь голос. Он не видел, как два споривших человека направились в его сторону.
Вслед за мордочкой появилось рыжее лохматое тельце. Пушистый зверек спрыгнул на землю, и его глаза-бусинки стали спокойно оглядывать все вокруг.
— Хомяк! — только и смог выдавить из себя Растяпкин. — Простой хомяк.
Рыжий грызун беззаботно потянулся.
— Ну и напугал ты меня, — вздохнул Семен. — Вот что значит появиться невовремя. Как ты вообще ко мне попал? А, наверное, в лаборатории залез в карман и проспал там всю дорогу.
— Лучше скажи: «явиться вовремя». Мы тебя тут все утро поджидаем, — неожиданно раздался совсем рядом грубый голос. — Вот ты и попался.
Растяпкин поднял глаза и увидел двоих, которые раньше сидели в полуразвалившемся доме. Неприятный запах ударил в нос. Грязные руки тянулись прямо к горлу.
—Что вам от меня нужно?
— А ты веником не прикидывайся, — рявкнул один из подошедших. — Сам знаешь, что натворил. Сейчас мы из тебя вытряхнем все что можно.
Два взрослых человека в грязной засаленной одежде склонились над Растяпкиным. Он вдруг ясно увидел их гнилые зубы, обнаженные в кривой усмешке.
Навыки по самообороне, полученные в академии, куда-то исчезли. Страх сковал мальчика. Волосатые руки с обкусанными грязными ногтями уже почти сомкнулись на его шее. И в этот момент Семен почувствовал, что кто-то укусил его за левую ногу. Укусил очень чувствительно. Это вывело Растяпкина из оцепенения. Мускулы вдруг вспомнили все. Мозг стал соображать с необычайной ясностью.
Растяпкин присел, отклонившись от тянущихся к нему рук, выкинул кулак вперед и ударил одного из оборванцев в живот, при этом сам резко развернулся и, обойдя второго противника, кинулся бежать. Бежать вперед, бежать все равно куда, лишь бы уйти от опасности. Что-то зацепилось за левую ногу и мешало двигаться, но с этим можно будет разобраться позже, сейчас главное уйти, спастись.
Семен мчался бешеными скачками. Сзади слышалось тяжелое дыхание преследователей, впереди раздавался противный скрип, он шел от громады полуразрушенного дома, стоящего посреди свалки. Но, увы, другого пути не было. Ни свернуть, ни повернуть назад Семен уже не мог.
Одним прыжком он преодолел забор и оказался среди залежей мусора. Ноги провалились в грязное месиво. Растяпкин с трудом шагнул и провалился снова. Радовало то, что и преследователи тут особо не разбегутся. Кроме того, у Семена появился шанс, что его просто потеряют из вида в этом хаосе объедков и упаковок.
Гневные крики преследователей отдалились, план сработал: его искали, но искали совершенно в другой стороне. Растяпкин вздохнул и прислонился к стене полуразвалившегося дома, который в этот момент заскрипел с небывалой силой.
Внизу у самых ног что-то зашевелилось, Семен дернулся и отскочил в сторону. С левой штанины на мусор спускался хомяк.
— Опять ты! — вздохнул Растяпкин. — Появляешься непонятно откуда, пугаешь меня, а потом еще и кусаешься, ведь это ты меня укусил? Надо тебя в лабораторию вернуть и проверить, не бешеный ли ты.
Он взял хомяка на руки. В глазах-бусинках светилась преданность. Семен погладил зверька. Со стороны дома снова послышался скрип, и хомяк вдруг ощетинился, стал биться в руках.
—Дом рушится! — раздался страшный крик.
Растяпкин оглянулся. Стена дома медленно клонилась вниз. Сверху посыпался мелкий сор. Семен бросился в сторону. Сейчас ему было неважно, встретит он своих преследователей или нет. Опасность’погибнуть под обломками оказалась более вероятной.
Семен успел. Там, где он стоял еще несколько секунд назад, рухнула каменная стена. Промедли он еще хоть чуть-чуть — спастись бы не удалось. Если бы его не предупредили об опасности, если бы кто-то не крикнул. Но кто кричал? Вокруг никого не было, только он и хомяк.
— Ведь это не ты кричал? — спросил Растяпкин у хомяка.
— Конечно я, — неожиданно ответил тот человеческим голосом.
— Чего?! — Растяпкин протер глаза. Не удивительно, что после всех сегодняшних событий мерещится всякая чушь.
— Я говорю, что решил помочь, иначе бы от тебя и мокрого места не осталось, — ответил зверек.
— Но хомяки не говорят, — только и смог пробормотать Растяпкин.
— Это я и без тебя знаю, — гордо заявил хомяк. — Но, увидев такого растяпу, как ты, и рыба заговорит.
— Откуда ты знаешь мою фамилию? — удивился Семен.
И вдруг понял, что разговаривать с хомяком глупо. Скорей всего, этот зверек в результате каких-то экспериментов обрел способность говорить. То есть не говорить совсем как человек, а, подобно попугаю, воспроизводить ранее услышанные звуки. Такая догадка успокаивала.
— И вовсе не знаю, — возразил хомяк. — Какая у тебя фамилия?
— Растяпкин. Семен Растяпкин, — запинаясь, ответил мальчик. Похоже, с попугаем он поторопился…
—И что же ты тут делаешь? — спросил хомяк.
— Расследую одно ограбление, — изумленно ответил Растяпкин, он все еще не мог поверить, что разговаривает с маленьким грызуном.
—Так ты сыщик! Вот здорово! — заверещал хомяк. — Возьми меня с собой, я тебе помогать буду.
Такое слышать раньше хомяк точно не мог. Раскрыв рот, Растяпкин старательно пытался придумать объяснение этому феномену, но ничего путного не приходило в голову.
—Не могу, я работаю на тайную академию, о которой никому нельзя рассказывать, — сказал Растяпкин и вдруг с ужасом понял, что проболтался. — Но только ты никому этого не говори.
Хомяк хитро подмигнул:
—Чего не говорить?
—Ну, про секретных агентов и про то, что мы ловим опасных преступников, — объяснил Растяпкин и тут же прикусил язык. Но поздно, — тайна академии была раскрыта.
—Возьми меня с собой, под твоим присмотром я точно никому не проболтаюсь, — сказал хомяк. — К тому же от меня пользы много, я тебя за ногу укусил, когда ты, как мумия, от ужаса застыл. А ведь иначе бы тебе конец пришел.
—Я не могу взять тебя на секретное дело.
—А бросить здесь можешь! — запыхтел хомяк. — А я, между прочим, не посторонний, а очень ценный свидетель. Я ведь и говорить научился в ночь, когда было совершено преступление.
—Расскажи, что ты видел, — попросил Растяпкин.
—А ты возьмешь меня с собой? — упрямо спросил зверек.
— Да! — Растяпкин решился: в конце концов хомяк был единственным свидетелем.
— Ну, слушай, — начал зверек, — ночь был глубокая, я спокойно сидел в своей клетке, но тут пришел один человек в маске, открыл замок соседней со мной клетки, в которой сидела крыса. Он взял эту крысу и ушел. А замок-то у нас общий был на две клетки. И я выбежал за ней. Забежал я в одну комнату, а там трое незнакомцев стояли около этого самого гипноти-затора, крыса в клетке сидела. Я спрятался за клеткой. И вдруг чувствую — ни с того ни с сего очень захотелось себя за хвост укусить. Укусил, больно было.
— Да, я знаю, как ты кусаешься, — откликнулся Растяпкин, потирая левую ногу, но хомяк сделал вид, что не слышал его.
— Смотрю, а крыса тоже себя за хвост тяпнула, — продолжал хомяк. — Я решил: уходить пора, пока еще чего не случилось. А тут один из троих что-то этому гипнотизатору сказал. И я вдруг понял, что говорить научился. Гляжу, и крыса на человеческом заговорила. Вот и все.
— Так вот как работает этот гипнотизатор! — воскликнул Растяпкин. — Надо в микрофон сказать команду, а тот, на кого направлен излучатель, эту команду выполнит. Преступники решили проверить его работу на крысе, а ты случайно тоже
попал под луч. Сначала они дали простую команду — укусить себя за хвост, а затем, чтобы развеять любые сомнения,
очень сложную — заговорить. Такой прибор в их руках грозит катастрофой.
Ограбление лаборатории — только начало. Теперь с гипнотизатором преступники таких дел могут наворотить!
— Во-во, — отозвался хомяк. — Я перепугался и решил бежать из лаборатории, к счастью, ты мне подвернулся.
—Опиши, как выглядели преступники.
— Ничего особого в них нет, в тех грабителях, ну разве что рост: один высокий, второй низкий и третий, их главный, среднего роста. А так люди как люди, только в масках, — прошептал хомяк. — Тихо, к нам приближаются!
Семен присел возле бочки с какой-то едкой жидкостью. Из-за кучи мусора появились двое оборванцев, они отчаянно ругались.
— Плевать на стену, необходимо поймать рыжего мальчишку! Так сказал посланник от самого Злата — тот, который приходил к нам с двумя напарниками.
— Да, они вроде бы вместе учились в академии у Истребителя…
— Но ты тоже мне, нашел время их биографию вспоминать, — возразил первый. — Нам не важно, кто и когда учился, главное, что нужно этого рыжего найти. И тогда мы сможем вернуться в банду.
Посовещавшись, они пошли дальше. А Растяпкин открыл рот от изумления. Их слова прозвучали будто
гром среди ясного неба. Преступники учились в академии!
—Предатели! — прошептал Семен.
Растяпкин забыл про говорящего хомяка, он забыл обо всем на свете. Казалось абсолютно невероятным, что кто-то из студентов стал преступником.
—Чего ты так долго думаешь? — раздался возмущенный голос хомяка. — Нам пора сматываться отсюда. Тем более от этой бочки жутко пахнет.
— Да, пойдем, — согласился Растяпкин. — Здесь я и так узнал слишком многое.
— Значит, ты никуда не уйдешь, — раздался за спиной грубый голос. — Особенно если узнал слишком многое.
Растяпкин почувствовал, как чья-то сильная рука схватила его за шиворот и встряхнула.
— Пусти! — закричал Семен.
— Нет, мы не выпустим тебя! — раскатился жуткий смех. — Ой, меня, кажется, кто-то укусил. О, да это крыса.
Растяпкин не мог видеть, что происходит у него за спиной, но услышал сильный удар и жалобные попискивания хомяка.
— Зачем вы зверюшку обижаете? — закричал Семен. — Он маленький и беззащитный.
—Вот поэтому и обижаем.
Резко дернувшись и прокрутившись на месте, Растяпкин вырвался из захвата. Сразу за ним стояли двое, чуть в стороне без движений лежал хомяк.
Надо было спасаться, но оставить беспомощного зверька, который помог ему, Семен не мог. Он рванулся к хомяку.
— Стоять! — раздалось сзади.
Семен бросился прочь, но со всего размаху врезался в бочку. От удара бочка упала. Едкая жидкость стала растекаться, прожигая все на своем пути. Оборванцы отпрянули. В самый последний момент Рас-тяпкин успел схватить хомяка. Теперь — бежать! Бежать без оглядки!
Бешеный пес реке
29 августа, 17 часов 25 минут Не чуя под собой ног и не смея остановиться, чтобы перевести дыхание, Растяпкин мчался по дороге. Жуткий развалившийся дом, свалка и оборванцы, выполнявшие чью-то волю, остались далеко позади. Но снизить скорость Семен не мог. В руках у него лежал хомяк, который так и не открывал глаза. Надо было скорей добраться до ветеринарной клиники.
Он уже бежал вдоль жилых домов, когда затрезвонила рация. Необычная рация, работающая по новейшему принципу. Частота волн, которой пользовалась академия, была засекречена, но при частом использовании их все равно могли вычислить. Поэтому любой вызов считался чрезвычайным. Убедившись, что никто его не преследует, Семен нажал кнопку приема.
—Растяп кин слушает.
— Привет, Сеня, — послышался голос Орлова. — Что у тебя с голосом? Все нормально? Как продвигаются дела?
— Вроде ничего, — неуверенно ответил Растяп-кин. Очень странным казался этот вопрос. Орлов превосходно знает, что нельзя засорять эфир.
— Я не просто так спрашиваю, — продолжил Орлов. — У меня дело оказалось намного запутаннее, чем казалось сначала. Ты тоже можешь ждать всяких неприятностей. Все гладко?
— Не очень, — сознался Растяпкин. С одной стороны, ему очень хотелось рассказать обо всем, что произошло. С другой стороны, директор предупреждал, что никому нельзя говорить о том деле, которое расследуешь.
— Я тут узнал кое-что. В нашем городе есть несколько очень опасных мест, позже расскажу, чем именно они опасны. Поэтому мне важно знать, где ты сейчас находишься, — быстро и четко сказал Орлов.
— Я на северо-западном конце города. Иду в ветеринарную клинику. Как раз тут у нас на третьем курсе были занятия по обнаружению магнитных ловушек. Ну, ты помнишь?
— Конечно, помню: три одинаковых зеленых дома. Мы еще целую неделю не могли найти последнюю ловушку, — раздался голос Орлова. — Там все чисто. Отбой.
Семен отключил рацию. Надо же, какой все-таки молодец Слава Орлов! Расследует запутанное дело, времени, наверное, у него совсем в обрез, но ведь нашел свободную минутку, чтобы позвонить и предупредить.
—Кто тебе звонил? — спросил хомяк.
— Ты очнулся! — Растяпкин радостно уставился на хомяка.
— Еще не совсем, — простонал тот. — Мне все еще очень плохо. Я целый час был без сознания.
— Я сейчас отнесу тебя в ветеринарную клинику, пусть тебя там посмотрят, — заботливо сказал Растяпкин.
— Ты чего? Никаких клиник. Они же мне уколов понаделают. Я вообще-то уже полностью здоров,’ — возмущенно заявил хомяк.
— Нет. Вдруг что-нибудь серьезное случилось. Обязательно надо показать тебя ветеринару.
— Ладно уж, неси, я вижу, что к словам маленького существа ты не станешь прислушиваться. Но только учти, колоть не дам. Хватит, спасибо, в лаборатории натерпелся.
Растяпкин кивнул.
—Ну так и кто тебе звонил? — повторил хомяк свой вопрос.
—Ты важный свидетель по делу об ограблении, но я не имею права рассказывать тебе все про нашу организацию, — твердо сказал Растяпкин. — Поэтому я не стану отвечать на твой вопрос.
—В таком случае я тоже не стану тебе помогать. И ты многое упустишь без моей помощи! — возмутился хомяк. — А разговор ваш я и так слышал! И просто хотел предупредить, чтобы ты не доверял тому.
—Почему я не должен доверять Орлову? — удивился Растяпкин.
—Так вот как его зовут! — ухмыльнулся хомяк. — Он выспросил у тебя все, но сам ничего не сказал. Мне кажется это очень подозрительным.
«А мне кажется подозрительным, — подумал Семен, — что какой-то наглый хомяк с легкостью выведывает у меня все секреты академии».
Через несколько минут он уже открывал дверь с синим крестом. Внутри в небольшом холле сидели мальчик с черепашкой и хмурый мужчина в форме охранника с огромной овчаркой. Вскоре из кабинета выглянул доктор, еще совсем молодой и ужасно серьезный.
—Так! — важно сказал он. — У нас еще один посетитель. Вы будете последним, и мы закрываемся. Заходите, — обратился он к мальчику с черепахой.
Дверь кабинета закрылась, и Растяпкин присел напротив охранника. Собака дружелюбно виляла
хвостом и явно напрашивалась на ласку, но хозяин лишь оттолкнул ее ногой и сердито уставился в окно.
— Скажи ему, — зашептал на ухо хомяк, — что нельзя так обращаться с животными. Видишь, пес расстраивается. Это только кошек пинать можно.
—Кошек-то за что пинать? — удивился Семен.
— Прости, что ты сказал? — спросил охранник. Поскольку они в холле были вдвоем, не считая животных, то вполне можно было подумать, что обращаются к нему.
— Собака у вас хорошая, — неуверенно начал бормотать Растяпкин. — Неужели заболела?
— Была хорошая, а что сейчас с нею случилось, не знаю. Может, бешенство? Усыплять ее, думаю, пора.
— Выглядит вполне здоровой, — пожал плечами Растяпкин.
— Вот и у тебя хомяк здоровым выглядит, а ты его тоже к ветеринару принес, — ответил охранник. — Внешний вид и у людей, и у животных часто обманчив.
— Скажи ему, что я здоров, — зашептал на ухо хомяк.
— Вот почему хомяк все время морду тебе в ухо сует? Может, он от света прячется, а это нехороший признак. Его, наверное, тоже усыпить придется, — печально заметил охранник.
Он казался не злым, а каким-то потерянным, поэтому Растяпкин участливо спросил:
—Вы так сильно из-за собаки расстраиваетесь?
—Мы с этим псом пять лет службу вместе несем, банк охраняем. Я ему как себе доверял, а тут такое случилось, даже не знаю, что делать. — На какой-то момент показалось, что охранник сейчас расплачется.
—Что случилось? — спросил Растяпкин, отгоняя хомяка, который настойчиво советовал усыпить самого охранника.
— Сегодня утром дело было. Мы с Рексом службу несли, стояли у входа в банк. Мимо нас прошел человек, совсем не подозрительного вида. Он вроде бы пошел к кассам, деньги разменивать, следом за ним еще двое зашли. Потом вдруг из той кассы раздался крик: «Что значит — отдайте мне все деньги? Вы нас грабить собираетесь?» Я с Рексом пошел поближе, разобраться в ситуации. Тот человек, на которого кричала кассирша, поставил свою сумку, большую такую, около окна. Из сумки выглядывала какая-то трубка.
При этих словах хомяк встрепенулся.
—Но ведь это не преступление, — продолжил охранник. — Я спросил, все ли нормально, кассирша показала на клиента и ответила, что тот, должно быть, сумасшедший. Тогда я вежливо попросил клиента выйти. Тот послушался и направился к выходу. И уже на улице он ни с того ни с сего сказал мне, чтобы я отдал ему все свои деньги. Денег я ему, разумеется, не дал, но Рекс… Рекс зубами сорвал карман с моей куртки, как раз тот, в котором я хранил кошелек. Я, ко-
нечно, пытался остановить собаку, но увидел лишь страшные клыки и услышал злобное рычание. Он так даже на преступников не рычит, как на меня зарычал. И Рекс отдал мой кошелек тому человеку. А я от растерянности даже не остановил этого мошенника, дал ему уйти. Вскоре два его товарища вышли из банка, но их-то мне не за что было задерживать. Понимаешь, такое поведение служебной собаки недопустимо. Может, его еще вылечить можно?
— Наверное, — пожал плечами Растяпкин. — Если это первый симптом болезни, то вы обратились вовремя.
Тут из кабинета вышел мальчик с черепахой, и врач позвал охранника.
— А вы с белочкой еще немного подождите, — деловым тоном сказал ветеринар.
—Это хомяк, — удивился Растяпкин.
— Да! — ветеринар надел очки. — Конечно, хомяк. А я сначала подумал, что вы белочку поймали.
Дверь захлопнулась.
— Что-то странное происходит с животными сегодня, — пробормотал Семен. — Хомяк заговорил, собака отнимает кошелек у своего хозяина.
— Я заговорил не сегодня, — гордо сказал хомяк. — И на то есть свои причины, на мне поставили опыт. Я — жертва.
На жалобы хомяка Растяпкин не стал обращать внимание, — как он заметил, хомяк вообще любил пожаловаться.
Если рассуждать логически, то получается что-то невероятное. Трое ограбили лабораторию, трое были в заброшенном доме и трое пришли в банк. Зачем тот человек принес с собой сумку и что в ней было? Нет, не оружие, — он не угрожал. Неужели гипнотизатор?
—Послушай, хомяк, — обратился Семен. — Ты…
— Что ты заладил: хомяк да хомяк?! Я же тебя человеком не называю. И уже давно узнал твое имя вместе с фамилией. У меня, между прочим, тоже имя есть.
— Извини, — растерялся Растяпкин. — Как тебя зовут?
— В лаборатории меня звали «зверек номер тридцать шесть», молодые лаборанты называли ласково — Хома. Но мне это не нравится. Ты зови меня Федор, так у нас старшего лаборанта зовут. Толковый мужик.
— Хорошо, Федор, ты мне можешь объяснить, как этот гипнотизатор выглядит?
— Ну вообще-то мне бы не хотелось отвечать на твой вопрос, поскольку ты не очень-то отвечаешь на мои вопросы, — лениво потянувшись, ответил зверек. — Но так как я единственный свидетель, то я просто обязан ответить. Гипнотизатор — это такой ящик, размером с мою бывшую клетку. С одной стороны трубка высовывается, а с другой микрофон торчит, в него команду говорят, а она в виде луча через трубку выскакивает.
— Тогда все сходится! — воскликнул Растяпкин. — Те преступники, которые ограбили лабораторию, пытались сегодня ограбить банк. У них в сумке был гипнотизатор! Но у них почему-то ничего не вышло. Вот только почему?
— А я откуда знаю? Ты меня не посвящаешь в тонкости этого дела, — опять закапризничал Федор.
— Ну, конечно, нужен кто-то, кто знает все тонкости, а именно охранник, он сможет описать внешность преступников, — решил Растяпкин.
Вскоре охранник с собакой вышел из кабинета врача.
—Как дела? — поинтересовался Растяпкин.
— Вроде ничего, — с облегчением вздохнул охранник. — Врач сказал, что у Рекса нервное переутомление. Мы с ним в отпуск пойдем, и все восстановится.
— А тот человек, которому Рекс кошелек отдал, он, получается, ни при чем? Вы хоть помните, как он выглядит?
— Конечно, помню, не придумал же я его! Только зачем это?
— Как зачем? Чтобы в полицию заявление подать, — ответил Растяпкин, надеясь хоть как-то получить нужную информацию.
— Может, и подам, а примета и вправду была особая. Он и еще те двое, что с ним пришли, уж как специально по росту подобрались: верзила, коротышка и один нормальный. Да, и еще все трое носят
бороды и усы. Не просто так бородки, а длинные бороды и пышные усы. Это сейчас немодно, и их будет легко узнать.
—И это все?
—Вроде все, — охранник пожал плечами.
—Да, негусто, — вздохнул Растяп кин, когда охранник ушел.
«Бороды и усы, скорее всего, накладные. Хотя сейчас никто так не маскируется, — размышлял Растяпкин. — Теперь понятно, зачем преступникам нужен гипнотизатор: с его помощью они решили ограбить банк. Но что-то у них не получилось. Можно с уверенностью сказать, что если первая попытка ограбить банк у них сорвалась, то скоро будет вторая. Дело с лабораторией набирает обороты».
Очередь к врачу, казалось, совсем не двигалась. Время тянулось медленно, но оно не было потрачено впустую. Удалось добавить еще одно звено к цепочке расследования. Ситуация одновременно и прояснялась, и усложнялась.
Прием у звериного врача
29 августа, 18 часов 35 минут
—Следующий войдите, — позвал ветеринар.
—Здравствуйте, доктор, — поздоровался Семен. Несмотря на пять лет учебы в академии, где учили быть невозмутимым и подавлять в себе любые эмоции, врачей он побаивался. Стены, выложенные белым кафелем, шкафчик с лекарствами и инструментами — все это смущало Растяпкина.
Ветеринар взял Федора и принялся его осматривать. Послушал биение сердца, посветил в глаза.
—Его ударили. Сильно, — сказал Растяпкин. — Хомяк потом еще долго без сознания был.
—И сколько времени он был без сознания?
—Наверное, полчаса, хотя сам он говорит, что дольше, — сказал Семен и тут же спохватился.
—Очень интересно, — заметил ветеринар. — Хомяк говорит. Ты что, издеваешься надо мной?
—Нет, не издеваюсь. Он, конечно, не говорит, а просто дал мне понять, что ему было очень плохо, — принялся объяснять Растяпкин.
—И когда же он дал это понять?
—Когда испугался, что ему будут делать уколы. Вот тогда и сказал… Ну, не сказал, а так… лапками показал, — запутался Семен.
Ветеринар в этот момент закончил осматривать хомяка и с самым серьезным выражением лица смотрел на Растяпкина, который пытался что-то объяснить, но запутывался еще больше.
—С хомяком все в порядке, — наконец сказал врач. — Но чтобы избежать возможных осложнений, ему нужно сделать укольчик.
—Нет, — закричал хомяк. — Никаких укольчиков.
Ветеринар в этот момент повернулся к шкафу с лекарствами и, конечно, подумал, что кричит Растяпкин.
—Мальчик, веди себя культурно. Если ты не хочешь лечить свою зверюшку, то зачем тогда пришел ко мне? — грозно спросил ветеринар.
—Нет. То есть да. Ну, я хотел сказать, что хочу лечить, — путаясь в словах и погрозив кулаком хомяку, сказал Растяпкин.
—Ну, тогда подержи свою зверюшку. — Ветеринар повернулся со шприцем в руке.
Хомяк заметался в руках у Семена. Врач подходил все ближе и ближе. Федор вырывался все сильней и сильней. Когда ветеринару оставалось сделать последний шаг, хомяку удалось выскользнуть из рук Растяпкина и с невероятной скоростью прыгнуть на шприц. Шприц полетел на пол. Такого не ожидал никто.
—Он у тебя бешеный! — закричал ветеринар.
—Нет, не бешеный, он уколов боится! — крикнул в ответ Растяпкин.
—И пускай себе боится. Теперь я просто обязан сделать ему еще и вакцину от бешенства, — разозлился ветеринар. — Поймай свою зверюшку и сиди тихо. Я принесу лекарства из соседнего кабинета.
Ветеринар вышел.
—Не нравится он мне, — проворчал хомяк, забравшись на шкаф. — Прям как из моей лаборатории сбежал, чуть что — сразу прививки, уколы. Ты почему не мог с ним нормально поговорить?
—Я говорил. Он за тебя беспокоится, — ответил Растяпкин.
—Ничего не беспокоится. Просто он уколы любит делать. Может быть, он вообще в одной банде с преступниками. Я не дам себя колоть.
И тут на столе ветеринара зазвонил телефон.
—Сними трубку, — решил хомяк, перепрыгивая со шкафа на стол. — Вдруг это его друзья бандиты?
—Так делать нельзя, и потом, он вовсе не связан с бандитами.
— Вдруг там что-то важное? А мы из-за твоего разгильдяйства это упустим, — настаивал хомяк.
—Алло, — сказал Растяпкин в трубку.
—Здравствуйте. Это ветеринарная клиника? — спросил вежливый голос.
Хомяк сел на плечо Семену, чтобы лучше слышать, и закивал головой.
—Да, — подтвердил Растяпкин.
—С вами говорят из зоопарка. Вы понимаете, у нас тут такое несчастье — пропали животные. Сегодня днем. Никто не заметил, как это произошло. Я очень вас прошу, если вы что-нибудь услышите об этом, позвоните мне.
—Кто именно у вас пропал? — спросил Семен.
— Тигр бенгальский и рысь, — в голосе сотрудника зоопарка были слышны слезы.
— Скажи, что животных не видели, но, может, он ветеринара возьмет, — зашептал хомяк.
Растяпкин закончил разговор и положил трубку.
—Видишь, это вовсе не бандиты. Просто в зоопарке пропали звери. Мы обязаны передать это ветеринару. Может, он поможет.
Хомяк не ответил, он прислушивался к чему-то. Вскоре и Растяпкин услышал шум шагов. Распахнулась дверь, и на пороге появился звериный врач с двумя незнакомцами: верзилой и низким. Одеты они были в белые халаты, медицинские колпаки натянуты по самые глаза, а лица скрывали марлевые повязки.
— Вот эти люди вам помогут, — ласково улыбаясь, сказал ветеринар. — Они вас сейчас отвезут на машинке покататься.
— Кто это такие? — спросил Растяпкин. — Вы же пошли в соседний кабинет за сывороткой?
—Да, но тебе очень повезло: сюда приехали эти люди и ко-что про тебя рассказали, — все так же улыбаясь, ответил ветеринар. — Они совершенно случайно тебя нашли. И теперь отвезут в такое место, где тебе будет хорошо.
—Кто вы такие? — спросил Растяпкин.
— Это психиатры, то-то я заметил, что ты очень странно разговариваешь, — объяснил ветеринар.
— Ты сбежал от нас, но теперь не уйдешь, — ответил высокий.
Растяпкину показалось, что он уже где-то слышал этот голос. Вот только где? Времени на размышления ему не дали, ветеринар и двое приехавших стали подбираться с разных сторон.
Семен решил бежать. Он оглянулся в поисках хомяка, но тот исчез. Еще минуту назад Федор бегал по столу, а сейчас как сквозь землю провалился. И в этот момент верзила кинулся на Семена.
Реакция сработала моментально. Уклонившись в сторону, Семен нанес нападающему удар по ногам, и противник, подкошенный, повалился на пол.
Боковым зрением Растяпкин заметил, что слева к нему подкрадывается ветеринар, держа наготове сетку, которой отлавливают животных. Теперь
самое главное — не попасть в эту сетку. Отпрыгнув в сторону, Растяпкин оказался около коротышки, и тут же получил удар в живот. Но тренировки в академии не прошли даром, мышцы живота напряглись сами собой, и противник принялся потирать ушибленный кулак.
—Что вам нужно? — спросил Семен.
Вместо ответа коротышка стал лягаться. Семен отскочил от него, и, как оказалось, вовремя, — подкравшийся сзади ветеринар взмахнул сеткой. Но вместо Растяпкина в нее угодил коротышка.
—Его надо ловить, а не меня, — закричал он.
— Лучше бы спасибо сказали, — зло ответил ветеринар. — Я, как могу, так и помогаю ловить буйного больного.
— Если бы ты нам помогал, то не ловил бы меня в сетку, — ругался низкий, пытаясь выпутаться.
Этот голос тоже был знаком, когда-то давно Растяпкин слышал его. Но когда? Пытаясь вспомнить, он не заметил, как сзади подкрался высокий. Обернувшись в последний момент, Семен увидел лишь баллончик. В лицо ему ударил газ, и все вокруг стало красным. Не отдавая себе отчета, Растяпкин снял кепку и стал ею тереть лицо, пытаясь избавиться от жжения и красных кругов, плывших перед глазами. Постепенно сознание заволокло пеленой. Откуда-то издалека донеслось: «Теперь он не сможет нам помешать». Семен провалился во тьму.
За минуту до гибели
29 августа, 19 часов 15 минут Тело тряслось так, что казалось — дрожит все вокруг. Затем последовал резкий толчок, сильный удар по носу и еще один резкий толчок. В этот момент сознание окончательно вернулось к Семену. Он тихонько пошевелил руками. Нет, не связан. Это хорошо. Но голова болела настолько сильно, что хотелось стонать, а этого делать было нельзя.
Вспомнив последние события, Растяпкин сообразил, что где-то рядом могут быть враги. Пусть пока не знают, что он очнулся. И тут что-то больно укололо его руку.
— Сколько ты еще будешь валяться? — сердито спросил Федор.
Растяпкин открыл глаза, но ничего не увидел в кромешной тьме. Он вспомнил про фонарик на козырьке и с удивлением обнаружил, что сжимает кепку в руке. С трудом Семен вспомнил, как сдернул ее с головы, в тот момент, когда нападавшие брызнули из баллончика. Растяпкин включил фонарик. Первым он увидел хомяка, недовольно жмурившегося от света.
— Чего на меня светишь? — заворчал Федор. — У нас в лаборатории так только стажеры делали. Я ему жизнь спасаю, а он меня ослепить вздумал.
Маленькое квадратное помещение, — вероятно, они в кузове грузовика, а так трясет от того, что они едут по дороге. Значит, прыснув какой-то усыпляющий газ, преступники бросили его в машину.
— Федор, ты как здесь оказался? — спросил Растяпкин.
— Очень просто, — важно раздулся хомяк. — Когда эти двое в кабинет вошли, я их сразу узнал. Это они мою лабораторию ограбили. Я замаскировался в твоем капюшоне.
— Ты узнал преступников и спрятался, не сказав мне ни слова? — удивился Растяпкин.
— Прячутся только трусы, — обиделся Федор. — Я замаскировался. И оказал тебе неоценимую услугу, перегрыз веревки, которыми тебя связали. Не жалея зубов своих.
— И потом этими же зубами укусил меня за руку, — сказал Семен, разглядывая укус.
— Других у меня нет. Вставную челюсть еще не ношу. И не растормоши я тебя, сам бы ты еще долго без сознания валялся, а сейчас, хоть все еще и валяешься, но уже в сознании, — проворчал хомяк. — Вставай!
Пришлось признать его правоту. Растяпкину даже стыдно стало. Может, Федор и струсил немножко, но в конце концов это очень помогло.
— Ноги затекли, — ответил мальчик, чувствуя, что мышцы не слушаются. — Еще немного посижу, и все пройдет.
Но даже сесть ему удалось с трудом. Семен прислонился к стенке грузовика, и неожиданно вспомнил, кому принадлежат голоса напавших на него людей. Как только он сразу не сообразил? Правда, с того момента, как он слышал их в последний раз, прошло уже столько времени… Быкин и Букашкин учились в академии вместе с Растяпкиным и были отчислены на третьем курсе. С ними должен быть еще и третий, Громов.
Оставалось загадкой, как они выследили его. Ясно только одно: Растяпкин сильно мешал их планам, поэтому злодеи решили от него избавиться.
—Надо бежать отсюда, — сказал хомяк.
— Преступникам откуда-то известен каждый мой шаг, — хмуро ответил Растяпкин. — Я не знаю, как им удается следить за мной. Но бегать бесполезно, настало время напасть на них.
Он вскочил, но ноги неожиданно подкосились, и Семен рухнул на пол. Перед глазами поплыли красные круги.
—Сеня, что с тобой? — испуганно спросил хомяк.
— Не знаю, — ответил Растяпкин. В глазах прояснилось, но он все равно чувствовал ужасную слабость. — Может быть, продолжает действовать яд, которым прыснул преступник.
С ужасом Семен понял, что не только ловить бандитов, но даже и ходить он сейчас не сможет.
— Я подслушал их разговор, — хомяк кивнул на кабину водителя. — Тот газ, которым в тебя прыснули, очень ядовит. Они сказали, что он называется «Сонимус-пять».
— Ты ничего не путаешь? — испуганно спросил Растяпкин. — «Сонимус-пять»?
Федор кивнул. Запоминать всякие замысловатые названия он привык в лаборатории и теперь твердо был уверен в своей правоте.
— От него человек теряет сознание, мышцы ослабевают до того, что совершенно перестают двигаться. Если в течение часа после того, как вдохнул я яд, не приму противоядие, то уже никогда не смогу двигаться, — сказал Растяпкин
обреченно. — Теперь понятно, что задумали преступники.
— Надо бежать отсюда, — повторил хомяк. — Бежать и принять лекарство, а потом мы этих злодеев в два счета поймаем. Сейчас у нас время на вес золота. Тебе осталось пятнадцать минут.
— Этот газ вызывает ужасную слабость. Я даже на ноги встать не могу. Ты же видел, — грустно пробормотал Растяпкин. — Я никогда не стану секретным агентом и не получу новый личный номер. Никогда!
Хомяк изумленно уставился на него. Время стремительно убегало, а Семен, похоже, сдался окончательно.
— Тогда я один убегу от этих бандитов, — сказал Федор, как-то странно прищурив один глаз. — Только открой дверь кузова, вас же в академии всяким таким штучкам учили.
— Беги, — обреченно сказал Растяпкин, доставая из кармана электронно-механический взломщик. — На вот, возьми.
— Ты чего? — хомяк лапкой покрутил у виска. — Как я с этой штуковиной до замка допрыгну? Открой мне дверь.
— Я не могу, — грустно прошептал Семен. — Слабость. Мне и на ноги не встать.
— На ноги не встать — значит, ползи! — завопил хомяк. — Ты чего обо мне, о своем друге, совсем не думаешь. Я тут с бандитами оставаться не хочу. Спаси меня.
Медленно, с трудом Семен стал подползать к дверям. Хомяк, глядя на него, будто что-то высчитывал, обдумывал какой-то план. Пара минут, пока Растяпкин полз, показались часами. И вот он, наконец, проворачивает взломщик в замке. Замок открыт.
— Чего смотришь, — возмутился Федор. — Теперь дверь распахни, или ты думаешь, что я, такой крошечный, сам смогу это сделать.
Тряска прекратилась, очевидно, машина остановилась у светофора. Стоя на коленях, Семен собрал остаток сил и толкнул дверь. Вдруг он почувствовал толчок сзади. Меленький слабый хомячок, разбежавшись, пытался вытолкнуть его из машины. В этот момент грузовик поехал, Рас-тяпкина тряхнуло, и он вместе с хомяком вылетел из кузова.
Они лежали на тихой улочке. В призрачном свете сумерек создавалось впечатление, что они одни в целом городе.
От свежего воздуха стало лучше, Семен нашел в себе силы отползти от дороги и прислониться к стволу могучего дерева.
— Ну что, прекратил истерику? — спросил хомяк. — И это еще секретный агент называется. Закончим это дело, найду себе другого напарника. А то как нянька с тобой вожусь.
— Спасибо. — Растяпкину стало, очень стыдно. Действительно, почему он и не пытался сбежать, а отдал себя на произвол судьбы? Такое поведение было недостойно выпускника академии.
— Потом будешь меня благодарить, — проворчал хомяк. — Скажи, где противоядие достать. У нас десять минут осталось.
—Его можно купить в любой аптеке. Это очень простое лекарство. — Мальчик написал его название на бумажке.
—И так запомню, — возмутился Федор. — Где тут ближайшая аптека?
Семен огляделся по сторонам. Они находились на небольшой тихой улочке. Примерно в сотне метров южнее находится городской парк, в котором спрятана сложнейшая система слежения, разработанная академией. А вот у входа в парк должна быть аптека. Растяпкин объяснил хомяку, как до нее добраться.
—Ну, жди меня тут, — сказал Федор. — Я успею. Я должен успеть!
Хомяк убежал. Сначала было слышно, как стучат по земле его маленькие лапки, но скоро все затихло. Одинокий мальчик сидел возле дороги, прислонившись спиной к старому тополю. От слабости он уже с трудом шевелил руками. Если сейчас бандиты обнаружат, что пленник сбежал, и вернутся, шансов на спасение не будет.
«Все может оказаться гораздо сложнее, чем выглядит на первый взгляд» — эта фраза директора всплыла в сознании. Может быть, Истребитель уже тогда предполагал, куда заведет его дело с лабораторией?
Директор необычайно умен, почему же он не учел, что ученики, отчисленные из академии, могут стать преступниками? Может, слишком доверяет людям, а может…
— На, держи, насилу успел, — вдруг сбил все мысли запыхавшийся хомяк. — Тебе осталось ровно две минуты.
Непослушными руками Растяпкин развернул упаковку. Хомяк поддерживал ослабевшие кисти.
— Ну же, сделай усилие, — кряхтел Федор. — Подними руку. Время уходит. Давай же!
Но на такое простое движение сил уже не хватало. Развернутая упаковка лежала на ладони, а поднести лекарство ко рту Семен уже не мог.
Мольба о помощи
29 августа, 20 часов 26 минут
— Осталась одна минута, — прохрипел хомяк. — Ну, соберись.
Растяпкин все понимал, но руки отказывались повиноваться. Кроме того, он ослаб настолько, что уже не смог сидеть, и повалился набок.
Ядовитый газ, вызывающий слабость, еще не затронул мозг. Он продолжал работать в обычном режиме и отсчитывать время. Еще сорок секунд,
и в организме начнется необратимый процесс. Осталось тридцать секунд. Двадцать секунд.
— Все приходится делать самому, — проворчал хомяк. Он взял в зубы развернутую упаковку и аккуратно поднес ко рту Растяпкина. Порошок попал на язык.
«Осталось десять секунд. Время остановлено», — подумал Семен.
Хомяк успел вовремя. Лекарство подействовало.
Через несколько минут Семен приподнял голову. Рядом на траве сидел Федор, от пережитого волнения у него тряслись лапки и шерсть стояла дыбом. «Хомяку сегодня тоже тяжело пришлось, — подумал Растяпкин. — Вон сколько событий».
— Спасибо тебе, Федор, — Семен сел и погладил его по рыжей шерсти. — Пропал бы я без тебя.
Глаза-бусинки хомяка глядели с мольбой.
— Так ты не отдашь меня в лабораторию? Можно, я останусь с тобой? — жалобно спросил он. — Видишь, какой я незаменимый.
— Оставайся, — решил Растяпкин. Федор спас его сегодня уже несколько раз. Если бы хомяк не залез к нему в карман в лаборатории, то первое расследование Растяпкина могло бы стать последним. Хорошо иметь рядом надежного друга, даже если это маленький зверек. — Ты будешь моим помощником.
— Я бы лучше в напарники пошел, — Федор постепенно приходил в себя. Шерстка разгладилась, он стал дышать спокойно, лапки больше не дрожали.
— Можно и в напарники, — согласился Растяп-кин, опасаясь, как бы Федор не стал напрашиваться в начальники.
Прежняя сила постепенно возвращалась. Семен встал и с наслаждением сделал несколько шагов, поток энергии побежал по мышцам.
— А если я напарник, то ты не должен утаивать от меня информацию, — заявил хомяк.
«Если нельзя доверять тому, кто спас тебе жизнь, то кому тогда вообще можно доверять?» — подумал Семен. И он рассказал хомяку про свой последний экзамен в академии и все, что узнал об ограблении лаборатории.
— Значит, как я понял, — заявил Федор, — сейчас ты хочешь узнать адреса Быкина, Громова и Бу-кашкина? Ведь ты именно их подозреваешь в ограблении?
—Да! И для этого нам надо пойти в академию.
—Ты хочешь сказать, что учился с ними два с лишним года и не знаешь, где они живут? — изумился хомяк.
—Мы жили при академии, и нам нельзя было ничего рассказывать о себе, — серьезно сказал Рас-тяпкин. — Все было тайной. Нас готовили к секретной службе, и поэтому любая информация тщательно охранялась.
—Вдруг тебе ничего не скажут? — заволновался Федор. — Откажутся выдать их адреса?
—Теперь все иначе, — объяснил Семен. — Я их подозреваю в краже и, что самое страшное, в использовании секретных знаний с целью ограбления. Это самое суровое преступление.
—Тогда надо спешить, — подвел итог хомяк. — Как добраться до академии?
Не успел Растяпкин ответить, как зазвенела рация. Пользоваться ею полагалось только в экстренных случаях, значит, случилось что-то чрезвычайное.
—Это Орлов, — донесся встревоженный голос из динамика. — Нам необходимо срочно встретиться.
—Что случилось?
—Это нельзя говорить по рации.
—Но я сейчас очень занят, — ответил Семен.
—Мое дело не терпит отлагательства, слишком многое поставлено на карту, — по голосу Орлова было понятно, что он очень волнуется.
—Слава, пойми, я не могу. У меня действительно нет времени.
Растяпкин был в замешательстве: друг просил о помощи, его бросить нельзя, но нельзя и упустить преступников.
—Пожалуйста, Сеня, — взмолился Орлов. — Мне крайне важно увидеть тебя сейчас.
—Хорошо, — согласился Растяпкин. Должно быть, дела у Орлова хуже некуда.
—Через двадцать минут жду тебя в кафе «Седьмая параллель». Там, где мы тренировались, когда изучали маскировку. Отбой.
Орлов просит помочь. За годы учебы такого не было ни разу. Самоуверенный и всезнающий, он, казалось, не нуждался ни в ком. Может быть, ему угрожает смертельная опасность?
—Куда нас вызывают? — подал голос хомяк. — Своих дел невпроворот. Вон у нас преступники банк грабить собрались.
—Ярослав просто молил меня о встрече. — Семен все еще не мог поверить в это, но минуту назад в голосе Орлова была именно мольба. — Я не могу бросить друга.
—Ну-ну, хорош друг: то предупреждает тебя непонятно о чем, то срочно просит встретиться, когда у нас каждая секунда на счету, — ворчал хомяк. — Не нравится мне этот Орлов, уж как-то подозрительно он себя ведет!
—Не бросать друга в беде — это одна из первых заповедей академии, — произнес Растяпкин. —
Через двадцать минут мы должны быть на другом конце города.
— Я за двадцать минут туда даже бегом не успею, — возмутился хомяк.
— Есть более быстрый способ передвижения. Я тебе еще не рассказывал про систему скоростных ходов под городом, про транспортал?
— Как! Ты скрыл от меня эту информацию? А ведь мы с тобой теперь в одной связке, в одной команде, мы как пара галош — левая и правая.
— Пошли, вход здесь недалеко. Я тебе все расскажу по дороге, — пообещал Растяпкин.
Он посадил хомяка на плечо и нырнул во двор. Сумерки сгущались. Людей на улицах почти не было, и поэтому никто не удивлялся, что подросток разговаривает с хомяком.
—Значит, систему подземных ходов использует только ваша организация, — подвел итог хомяк после подробного объяснения Растяпкина. — Хорошо, но машину все равно могли бы выделить. Мы же сегодня полгорода на своих лапах обежали.
Семен прошел вдоль жилого дома и, завернув за угол, оказался около неприметной двери, — создавалось впечатление, будто ею не пользовались по крайней мере лет двадцать.
— Куда же тут часы запихивать, чтоб дверь открылась? — спросил хомяк.
— Никуда. Механизм работает на основе мощных электрических импульсов. Вот смотри.
Растяпкин поднес руку с часами к ржавому замку, послышалось тихое жужжание, и дверь отъехала в сторону.
Помещение, в котором они оказались, напоминало очень маленькую станцию метро. Платформа была всего в три квадратных метра. Вместо электрички на узких рельсах стояла изящная двухместная капсула, сделанная из какого-то металла красного. цвета. Верха у нее не было, спереди — лобовое стекло и дверца с одного бока. Несколько странно смотрелась широкая решетка, которая спереди закрывала лобовое стекло и фары, а сзади заканчивалась двумя трубами.
— Это ланта, — пояснил Растяпкин и, открыв дверцу, сел в черное кожаное кресло водителя.
Перед ним оказались панель управления и небольшой экран. Семен тут же стал задавать программу.
—Как работает эта штука? — спросил хомяк.
— Надо просто ввести код того места, куда хочешь приехать. В городе несколько десятков таких посадочных станций. И мы можем добраться до любой из них.
—И как же она поедет? — спросил хомяк.
— Тут два двигателя. Один как и у обычной машины, только в несколько раз мощней, и работает он на особом топливе. А второй двигатель, вакуумный, изобретен совсем недавно. Видишь, специальное устройство, похожее на решетку, оно разряжает
воздух перед лантой и отбрасывает его назад через трубы. Таким образом исчезает встречное сопротивление, плюс идет реактивный толчок, — пояснил Растяпкин. — Поехали.
Поехали — было слабо сказано. Хомяк в последний момент успел ухватиться за куртку Растяпкина цепкими когтями. Старт был мгновенный. Только что ланта стояла — и вдруг она уже несется вниз по туннелю на невообразимой скорости.
Их окутала какая-то ненормальная тишина. Даже ветер не свистел в ушах, как бывает при быстрой езде на велосипеде. Воздух перед лантой был разряжен, за счет чего полностью исчезало встречное сопротивление.
«Хорошо, что хомяков не укачивает», — была последняя мысль Федора, и он закрыл глаза.
Чувство времени пропало, и сколько длился этот полет, сказать невозможно. Когда хомяк приоткрыл один глаз, вокруг были только стены туннеля, которые, казалось, расплывались от скорости. Тогда Федор принял решение глаза больше не открывать.
— Мы приехали, — раздался голос Растяпкина. Учась в академии, он привык к такому способу передвижения. Никакого ошеломляющего эффекта поездка на него не произвела.
—Давно пора, — вздохнул хомяк. — Где мы сейчас?
— В двух минутах ходьбы от места встречи. — Семен посмотрел на часы: — Осталось семь минут. Успели.
Они вышли на улицу через такую же неприметную дверь и оказались в тихом дворе.
—Сейчас мы встретимся с Ярославом, — сказал Растяпкин, — и ты перестанешь наговаривать на него. Поймешь, что с Орлова надо брать пример.
—Мне ничего не надо от человека, который мешает ловить преступников, — пробурчал хомяк.
—Какие глупости ты говоришь, — возмутился Семен. — Он никогда не стал бы просто так отвлекать меня. Ему нужна помощь. И потом, я могу посоветоваться с ним.
—Нет! Никаких советов! — закричал хомяк. — Ведь ты сам сказал, что директор запретил вам кому-либо рассказывать о своем задании.
—Но ведь тебе я доверяю, также я доверяю и Орлову, — слегка смутившись, ответил Растяпкин.
—Мне можно, я хороший, — нагло заявил Федор. — А вот Орлова твоего я не знаю. Мы с тобой единая команда, и все распутаем сами.
—Хорошо, — ответил Растяпкин и улыбнулся. Хомяк всех подозревает. По мнению Федора, самые опасные из всех живущих — это кошки и лаборанты, а уж только потом идут преступники. В том, что к преступникам, по мнению хомяка, относятся все остальные, Растяпкин не сомневался.
—Ты еще и смеешься надо мной, — обиделся Федор. — Тогда вообще забудь о моем существовании. Я буду сидеть у тебя в кармане и молчать, пока ты со своим Орловым разговариваешь.
Рассерженный на весь белый свет, хомяк залез в карман к Растяпкину как раз в тот момент, когда он подходил к дверям кафе «Седьмая параллель», расположенного в полуподвальном помещении. Взволнованный предстоящей встречей и расстроенный из-за хомяка, Семен не заметил, как две тени, длинная и короткая, выскользнули из кафе и нырнули в ближайшую подворотню.
Спасительная ошибка
29 августа, 21 час 15 минут Когда Растяпкин зашел в кафе, Орлов уже ждал его. На столике стояли две чашки чая и лежали эклеры.
—Привет! — поздоровался Орлов.
—Ты знаешь, я волновался за тебя. Здорово, что ты пришел и с тобой все в порядке, — неожиданно для самого себя признался Растяпкин и схватил эклер.
— Сеня, — укоризненно покачал головой Ярослав Орлов. — Нас же учили не показывать свои эмоции. А у тебя на лице написано все, что ты думаешь.
Растяпкин попытался что-то сказать с набитым ртом, но раздалось лишь непонятное бормотание. Он целый день ничего не ел, и поэтому пирожное казалось необычайно вкусным.
— Ешь, ешь. Голодный желудок — делу помеха, — одобрительно закивал Орлов, пододвигая чай. — И запивать не забудь, а то еще подавишься.
— Спасибо, — поблагодарил Семен, дожевывая эклер. Он схватил двумя руками чашку с чаем. Но чай оказался слишком горячим. Растяпкин отдернул обожженные руки и выронил чашку, которая с оглушительным звоном упала на пол.
— Ну ты и растяпа! — воскликнул Ярослав и ударил кулаком по столу.
— Но это всего лишь чай, — удивился Семен. — Я сейчас возьму новый. Чего ты так рассердился?
Растяпкин с обидой и недоумением посмотрел в глаза Орлову.
— Я просто перенервничал, — Ярослав отвел взгляд и напряженно рассмеялся. — Сегодня столько всего произошло. Ты не обижаешься?
— Нет, все нормально, — сказал Растяпкин. — Сейчас не время обижаться на пустяки. Ты просил меня о помощи, значит, произошло что-то ужасное. Что случилось?
—Да все дело в том задании, которое мне дал Истребитель, — Орлов сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. — Я не могу рассказать тебе, в чем оно заключается. Нам запретили обсуждать это.
Семен кивнул, он хорошо помнил слова директора.
—На меня кто-то напал, я едва смог отбиться, — продолжил Ярослав. — Теперь мне опасно возвращаться туда, они запомнили меня. А вернуться туда необходимо, там остались кое-какие мои вещи, без них я не смогу выполнить свое задание. Мне очень нужна твоя помощь.
—Ты хочешь, чтобы я пошел туда вместо тебя? — Растяпкин не верил своим ушам. Гордый отличник просит, чтобы он выполнил часть его задания. И ради этого Орлов так умолял приехать? Говорил, что слишком многое поставлено на карту!
—Но иначе я не справлюсь со своим заданием. Пойми, это очень важное задание, — настаивал Ярослав. — Если тебе нужна моя помощь, то я готов помочь. Ты хоть что-нибудь узнал о своем ограблении?
—Откуда ты знаешь, что мне дали расследовать ограбление? — удивился Растяпкин.
—Я просто догадался, — Орлов пожал плечами. — Ограбление — это самое вероятное, что тебе могли поручить!
Растяпкин восхитился его проницательностью.
—Пока у меня не очень хорошо все продвигается, — сознался Семен. — Есть одна версия, но я не уверен в ней.
— Что за версия? — спросил Ярослав. — Я могу тебе помочь.
— Это испытание я должен преодолеть сам. Хочу доказать, что не зря учился столько лет, — твердо сказал Растяпкин.
— Ну что ж, раз так, желаю удачи, — Орлов встал из-за стола. — Я неправильно поступил, когда просил тебя о помощи. Я разберусь сам, а ты должен расследовать свое дело.
—Удачи, — крикнул Растяпкин.
Хомяк вылез из кармана и залез на плечо Растяп кину.
— Не нравится он мне, — громко проворчал хомяк. — Позвал нас сюда только для того, чтобы мы расследовали его дело. Его где-то побили, так он решил тебя туда заслать.
Посетителей в кафе было немного, и некоторые из них начинали оглядываться на говорящего хомяка.
— Федор, осторожней, — попросил Растяпкин. — Видишь, люди уже поглядывают в нашу сторону.
— Тогда пошли отсюда, — решительно сказал хомяк. — И так кучу времени потеряли.
Семен встал из-за стола под ворчание Федора.
— Ты куда пошел? — опять возмутился хомяк. — После общения с Орловым ты совсем соображать перестал.
— Что не так? — удивился Растяпкин. — Я просто иду к дверям.
— Двери у всех нормальных людей с другой стороны, а ты топаешь к черному ходу, — качая головой, ответил Федор.
Растяпкин огляделся, он проходил через служебные помещения, сбоку была открыта дверь в моечную. Гремела посуда, пахло мылом.
—Как же это я? — удивился Семен.
— Говорю же, Орлов на тебя плохо влияет, ты сразу растерянным становишься, — вздохнул хомяк. — Пошли выйдем отсюда как нормальные люди.
Но тут из моечной появилась женщина в белом переднике и грозно посмотрела на Растяпкина.
—Чего ты тут шляешься?
—Ничего, — развел он руками.
— Вот и марш отсюда, — закричала она. — Небось специально через черный ход крадешься, чтобы пирожков наворовать!
— Я не ворую пирожки, — ответил Растяпкин, пятясь обратно в зал.
— Ты куда? Я же сказала, марш отсюда. Выходи на улицу!
Растяпкину ничего не оставалось делать, как пройти дальше по коридору и выйти в темный пустынный двор. Вокруг было тихо, и только изредка откуда-то доносился шум проезжающих машин.
— Ну что? — ехидно спросил хомяк. — Хорошо на тебя твой друг влияет?
Семен ничего не ответил.
Через арку они вышли к дороге, и Растяпкин уже хотел направиться в сторону ближайшего входа в транспортал, как вдруг хомяк замер, насторожившись.
— Тихо, — зашептал он в ухо. — Зайди обратно в арку.
Что-то в его голосе заставило мальчика послушаться. Он отступил назад на пару шагов.
— Посмотри, — продолжал шептать хомяк. — Это они. Видишь, двое у входа в кафе?
Растяпкин осторожно выглянул из-за угла. На улице, прячась от света фонарей, стояли двое — высокий и маленький. Тьма скрывала их, но ошибки быть не могло: Семен узнал людей, которые напали на него в кабинете ветеринара. И они же, по словам хомяка, ограбили лабораторию.
—Они все-таки выследили нас! Но это невозможно.
— В нашей работе все возможно, — важно сказал хомяк. — Поэтому осторожность никогда не повредит. Зато, раз они сами нас нашли, нам не придется искать их.
Растяпкин снова выглянул. Преступники все еще стояли у входа.
— Что будем делать? — спросил хомяк. — Они ведь явно нас поджидают.
— Скорее всего, один из них через некоторое время должен зайти в кафе, проверить, где мы. Потом он сообразит, что мы вышли через черный ход, и тоже пройдет через него. В этом случае он выйдет прямо к нам, — рассуждал Растяпкин.
Хомяк с одобрением слушал рассудительного напарника.
— Мы должны перебраться в другое место и проследить за ними, — продолжал Семен. — Если нам повезет, мы сможем узнать их дальнейшие планы.
— И так ясно! Они хотят ограбить банк, — возразил Федор. — Давай схватим их.
— Нельзя. Их только двое, нам надо узнать, где третий — Громов.
— Схватим этих двоих, они нам все и расскажут, — не соглашался хомяк.
— А вдруг не расскажут? К тому же Громов может прятаться где-то здесь, с тремя нам не справиться, — объяснил Семен и помчался через дворы.
Если сделать крюк и выйти немного в стороне, тогда виден будет выход из кафе и та самая арка, в которой они только что прятались.
Растяпкин вышел к дороге, но уже на пятьдесят метров дальше. Его расчеты оказались верны, коротышка стоял у дверей, а спустя время высокий вышел через ту арку, в которой немного раньше стоял Семен. Никого не обнаружив, он вернулся к сообщнику. Поспорив несколько минут, преступники пошли вдоль дороги.
—За ними! — скомандовал хомяк.
Преследование длилось недолго, на тихой улочке был припаркован знакомый Растяпкину грузовик, преступники направились к нему. Семен спрятался за мусорный бак.
— Что будем делать? — спросил Федор. — Они сейчас уедут. Пробегись и залезь в кузов.
Зажглись фары, и пространство перед грузовиком залил свет.
— Подкрасться незаметно уже не получится, — ответил Семен. — А если они меня увидят, все будет кончено.
— Но они сейчас уедут, — волновался хомяк. — И почему ты раньше не подумал, что у них может быть машина? Почему не послушал меня и не напал на них возле кафе?
Зафырчал заведенный мотор. Водитель собирался отъезжать. В машине сидели трое — очевидно, один из них все время был там, поджидал своих товарищей.
— Я буду их преследовать, — неожиданно вызвался хомяк. — Если ты забросишь меня на кузов, они это не заметят.
—Ты что, это же опасно! — испугался Растяпкин.
— У нас работа такая, — гордо сказал Федор. — Ну, быстрей, они уезжают.
Размахнувшись, Семен подбросил хомяка на проезжающую мимо машину. Он увидел, как Федор зацепился за кузов острыми когтями. Но следом за хомяком из кармана выскочила рация и полетела прямо под колеса грузовика. Когда машина преступников свернула за угол, Семен выскочил на дорогу. Но теперь вместо новейшей рации он стал обладателем кучки микросхем.
Погоня в ночи
29 августа, 22 часа 32 минуты Машина, увозящая преступников и хомяка, свернула за угол, и только тут Растяп кин сообразил, что не договорился с Федором, где они встретятся. Получается, что, узнав, куда направились бандиты, хомяк не сможет вернуться. А Растяпкин не узнает, куда уехал Федор.
Времени на раздумье не оставалось, надо во что бы то ни стало догнать грузовик. Хотя это
и казалось безумием, но выхода не было, и Растяп-кин бросился в погоню.
Пробежав через дворы, он срезал угол, но увидел лишь задние фары грузовика, горящие вдали. Что есть силы он припустил дальше, осознавая, что бегом машину все равно не догнать.
«Если они остановятся на перекрестке, — подумал Семен, — я смогу хоть немножко сократить расстояние».
Но водитель грузовика пронесся, не обращая внимание на сигналы светофора. Шансов догнать преступников не было. Они удирали прямо из-под носа, а он ничего не мог поделать.
«Безвыходных ситуаций не бывает», — любил повторять директор академии. Сейчас выход тоже должен быть. Вот только какой?
Перед Растяпкиным затормозила машина, и из нее выглянула строгая пожилая дама.
— Семен, ты почему ночью по улицам бегаешь? — сурово спросила она.
«Вот это и есть выход», — мелькнуло в голове у Растяпкина. Он узнал свою бывшую соседку Галину Васильевну.
— Я опаздываю, вы не могли бы меня подвезти? — попросил он.
Галина Васильевна неодобрительно покачала головой.
— Когда я знала тебя совсем маленьким, ты был послушным и воспитанным мальчиком. А вот теперь
встречаю тебя среди ночи бегающим по дорогам. Где ты пропадал те шесть лет, что я тебя не видела?
— Я уезжал, — соврал Растяпкин. Что случилось шесть лет назад на самом деле, он не хотел вспоминать. — Я очень спешу. Подвезите меня, пожалуйста.
—Ладно, садись, — решила Галина Васильевна.
Семен с радостью уселся на переднее сиденье.
— Сейчас прямо надо, — сказал он, когда машина тронулась.
— Итак, расскажи мне, что случилось. Куда так неожиданно пропала ваша семья?
Галина Васильевна уверенно вела машину по ночному городу. Она вглядывалась вперед и потому не увидела, как в глазах у Растяпкина мелькнули слезы. Жуткие воспоминания нахлынули на него. То, что он долго и старательно прятал ото всех и от себя, вдруг ожило в памяти. Это был несчастный случай, просто несчастный случай, автомобильная катастрофа, после которой он лишился родителей.
— Ну чего ты молчишь? — удивилась соседка. — Расскажи, как поживает твоя бабушка, с которой мы так дружили.
Семен уже взял себя в руки, отогнал страшное воспоминание. Даже сейчас, когда прошло столько лет, он не мог говорить о своей семье, слезы начинали душить его. Из-за глупой нелепости он лишился родителей и остался жить с бабушкой. Любое воспоминание о бабушке вызывало в нем самые теплые чувства. Он очень любил ее, хоть и редко видел. Она
жила в деревне, но каждое лето он приезжал к ней на каникулы.
— У бабушки все хорошо. — Семен уже успокоился и смог говорить обычным голосом. — Она сейчас живет в деревне. Ей так врачи посоветовали для здоровья.
—Это правильно, — заметила соседка.
— Сейчас направо, — попросил Растяпкин, увидев, что грузовик повернул.
Расстояние между ними изрядно сократилось, — вероятно, преступники боялись, что их остановят за превышение скорости и теперь ехали очень осторожно.
— Хорошо, — сказала Галина Васильевна. — Я вот тоже все хочу в деревню перебраться.
Они ехали за грузовиком на расстоянии не более пятидесяти метров. Ехали молча. Соседка размышляла о том, как бы выбраться в деревню. А Семен пытался сосредоточиться на грузовике с преступниками.
Внезапно в моторе что-то зафырчало, из-под капота повалил густой дым. Машина заглохла.
— Опять сломалась, — печально сказала Галина Васильевна. — Тебе далеко еще ехать надо?
— Нет. Спасибо, я лучше побегу, — Семен выпрыгнул из машины. Нельзя упускать преступников из вида.
Растяпкин бросился бежать, надеясь, что грузовик вот-вот остановится, ведь путь уже проделан
немалый. Но грузовик удалялся, а машин на улице почти не было, и никто не мог подвезти Семена.
«Как там Федор? — пронеслось в голове. — Мы с ним так и не договорились, где встретимся. Растеряется, наверное, бедняга».
Начавшийся дождик приятно освежал разгоряченное лицо. Усталости не было — сказывалась хорошая физическая подготовка. Растяпкин с благодарностью вспомнил преподавателя физкультуры, который заставлял студентов полностью выкладываться на занятиях.
Мелькающий вдали грузовик скрылся за поворотом. Когда Семен наконец добежал до угла, машины преступников не было видно. Она могла повернуть на какую-нибудь улочку.
Дождь зарядил сильней. Ситуация снова казалась безнадежной.
— Должен быть какой-нибудь выход! — крикнул Растяпкин.
Он пробежал вперед, заглянул за следующий поворот. Фонари освещали пустынную улицу. Он кинулся дальше — и эта улица тоже была пуста. Теряя надежду, Семен устремился дальше, но видел лишь свет фонарей, пронзающий ночную мглу.
—Неужели все кончено? — воскликнул он. — Я не только упустил преступников, но и потерял друга.
— Ты еще и голову потеряешь, если будешь так носиться, — раздался такой знакомый ворчливый
голос. — Я уже битый час за тобой бегаю, пока ты здесь мечешься.
На асфальте сидел насквозь промокший хомяк, счастливый и недовольный одновременно.
—Как ты здесь оказался? — удивился Растяпкин, поднимая Федора с мокрого асфальта.
—Высуши меня быстрее, а то еще заболею, ты ведь без меня пропадешь, — кряхтел хомяк.
Когда Растяпкин обтер его носовым платком и спрятал к себе под куртку, Федор начал рассказывать.
—Ехал я в машине преступников. Мы с тобой сегодня уже ездили на ней, — Хомяк недовольно поморщился. — Слушай, Сеня, а чего ты тут под дождем стоишь? Сейчас твоя куртка промокнет, и я мерзнуть начну. Спрячься вон под тем козырьком.
—Но мы не можем просто тут стоять, когда преступники удирают, — возразил Растяпкин.
—Мы будем не просто стоять, а обдумывать план. Без плана ерунда всякая получается. Например, иначе можно своего лучшего друга забросить в грузовик с бандитами, — язвительно возразил хомяк, забыв, что он сам это и предложил.
Растяпкин укрылся от дождя на автобусной остановке.
—Я цеплялся когтями и зубами, как мог, но на повороте машину сильно тряхнуло, и я не удержался, упал, — закончил хомяк.
—Ну что ж, мы хотя бы знаем, в какую сторону ехали преступники, — подвел плачевный итог Растяпкин.
— И тебе меня совсем не жаль?! — стал ругаться Федор. — Я жизнью рисковал, когда ты меня к этим бандитам заслал, даже не сказал, как домой вернуться. Я не щадя своего здоровья пробрался к кабине, чтобы подслушать их разговоры.
— Что?! Тебе удалось что-то подслушать? — воскликнул Растяпкин.
— Конечно. Мы, сыщики, свое дело знаем. Они говорили, куда направляются, — гордо заявил хомяк. — Я даже знаю теперь, кто у них главный.
Он явно ждал вопроса, кто же главный, но Рас-тяпкина интересовало другое.
—Куда они едут?
— Куда, куда… — передразнил обиженный хомяк. — Банк грабить. Тебе что, совсем не интересно, кто их возглавляет?
— Грабить банк? Их надо остановить! — вскричал Растяпкин.
— Ну, как хочешь, — вздохнул Федор. — Тогда я не скажу про главаря, а это было бы тебе очень интересно.
— Какой банк? — спросил увлеченный своими мыслями Растяпкин.
Хомяк обиженно пробормотал название.
— Но там же хранится золотой запас нескольких стран! — от ужаса у Семена расширились глаза. — И в секретном отделе банка находятся разработки нашей академии. Надо вызвать подмогу и бежать туда.
Тут он вспомнил, что рация раздавлена грузовиком, а значит, подмогу вызвать не удастся.
—Ну, чего ты ждешь? — возмутился хомяк. — Подмогу зови.
—У меня нет рации, — сознался Растяпкин.
—Ты ее сломал, потерял или съел, — ядовито поинтересовался Федор. — Впрочем, какая разница. Про сотовый я даже не спрашиваю, — сразу видно, что его у тебя нет. Зови подмогу по обычному таксофону.
Растяпкин огляделся по сторонам, но вокруг не было ни одного телефона.
—Нам придется действовать самим, — решил он. — Воспользуемся системой скоростных ходов и через несколько минут будем на месте. Эту часть схемы я помню. Здесь недалеко есть посадочная станция.
То, Чего опасался
29 августа, 23 часа 47 минут Семен и Федор вышли из транспортала и оказались на площади. На этот раз хомяк гораздо легче перенес поездку на ланте, — может, он и вправду обладал талантом сыщика, который помогает легко переносить любые испытания.
Одна из центральных площадей города была погружена во тьму. Невозможно было разглядеть величественные дома с колоннами и фигурами античных
богов. Дождь лил непрерывно, крупные капли сливались воедино, образуя водную стену.
— Почему не работают фонари? — возмутился хомяк, выглядывая из кармана куртки Растяпкина. — Ночью в центре города должно быть светло.
— Должно быть, это преступники отключили электричество на площади, чтобы не было случайных свидетелей.
— Значит, они и сигнализацию отключили? — спросил Федор.
— Нет, сигнализацию так просто не отключишь, она работает по другому принципу, — Растяпкин покачал головой. — Системы банковской защиты очень надежны, их отключить невозможно. Но, с другой стороны…
— Не время умничать, — не выдержал хомяк. — Если сигнализация работает, то сейчас сюда приедет полиция и преступники будут схвачены. Если ее отключили, то все зависит только от нас.
— Ты прав, — отозвался Растяпкин. — Сейчас надо незаметно подобраться к банку.
Семен крался вдоль домов. Непроглядная ночная тьма оказалась на руку не только преступникам. Любой человек, почти не таясь, мог
подобраться к банку незамеченным.
Растяпкин чувствовал себя отрезанным от внешнего мира, в темноте слышен только шум капель, разбивающихся об асфальт.
— Что-то я ничего не понимаю, — испуганно сказал хомяк. — Сколько времени мы уже идем по этой площади? И где мы находимся?
— Уже должны подходить к… — начал было Рас-тяпкин и вдруг увидел прямо перед собой грузовик преступников, тот стоял с выключенными фарами. — Сейчас посмотрим, не сидит ли кто-нибудь в машине.
Пригнувшись, чтобы не попасть в зеркала заднего вида, Растяпкин направился к кабине водителя. Хомяк перебрался на плечо Семена и весь напрягся в ожидании яростной схватки с бандитами. Резко раскрыв дверь, Растяпкин выбросил правую руку вперед, к шее предполагаемого противника. Федор также неожиданно сорвался с его плеча и кинулся в атаку. Но оба наткнулись на пустоту, в кабине никого не было.
— Они, должно быть, в банке, денежки выносят, — сделал вывод хомяк. — Может, подождать их здесь? Они, пока мешки с деньгами таскают, устанут, тут мы их и захватим.
— Это не очень хороший план, — покачал головой Растяпкин. — Они могут бросить грузовик здесь и уехать на чем-нибудь еще. Мы ничего не знаем об их замыслах.
Растяпкин мягкой кошачьей походкой преодолел пятнадцать метров и очутился у парадного входа. Прямо на асфальте у стены банка лежали связанные охранники. Козырек над парадным входом защищал от дождя их крепкий сон.
— Гляди! — возмутился хомяк. — Заснули на рабочем месте. А ну, всем встать!
— Они не проснутся, — ответил Растяпкин, осмотрев охранников. — Их усыпили газом «Храп-один». Проспят до утра, но без опасных последствий. Странно, что преступники не использовали гипнотизатор.
— Лучше телефон какой-нибудь поищи, — пробубнил хомяк.
Никаких средств связи обнаружить не удалось, очевидно, хитрые преступники вытащили их. Пока Растяпкин искал телефон, хомяк перегрыз веревки, связывающие охранников.
— А то у них еще руки затекут, — пробормотал он. Федору было немного стыдно, что он подумал, будто охранники уснули на посту.
В этот момент дверь банка отворилась, и на пороге появилась высокая фигура. Лицо человека скрывала черная маска, но Семен узнал его. Это был тот бандит, который переоделся врачом «скорой помощи», и он же поджидал возле кафе.
Человек вынес из банка два тяжелых мешка. Рас-тяпкина, затаившегося возле охранников, он не заметил — в такую ночь вообще что-либо заметить было необычайно трудно — и понес мешки к машине.
— Нельзя медлить, — пискнул хомяк и кинулся в ноги преступнику.
Тот не ожидал нападения и, не удержавшись, повалился на асфальт. В этот момент подоспел Растяпкин.
— Ты арестован по подозрению в ограблении банка и лаборатории, — начал перечислять он, сидя на спине противника.
Но преступник быстро пришел в себя, неожиданно вывернулся, перекатился на спину и вскочил на ноги.
—Как же, арестуешь ты меня! — рассмеялся он.
Вблизи преступник казался просто огромным.
В голове у Растяпкина стали мелькать знания, полученные на уроках рукопашного боя. Если соперник превосходит по массе и росту, помогут быстрота, ловкость, изворотливость.
Растяпкин кинулся вперед, надеясь сбить противника с ног, но тот вдруг выбросил вперед правый кулак. Поднырнув под вытянутую руку, Семен стукнул бандита головой в живот и нанес удар по ногам сзади.
Хомяк суетился, наскакивал на преступника, кусался, но тот словно не чувствовал острых зубов. Тогда Федор решился на действительно болезненный укус за ухо и стал подбираться к намеченной цели.
Преступник замахнулся, норовя нанести сокрушительный удар в голову Растяпкину, но тот увернулся, и разящий кулак задел лишь кепку. И тут включился фонарик на козырьке. Свет ударил прямо в глаза бандиту, и в этот же момент хомяк вцепился зубами в его ухо.
Преступник оцепенел и на какое-то время перестал ориентироваться в происходящем. Тут Семен нанес точный удар, бандит охнул, повалился на бок и остался лежать.
— Ну, с этим справились, — вздохнул хомяк, отпуская наконец бандитское ухо. — Подайте мне сюда остальных грабителей, всех перекусаю.
— Подожди, — остановил его Растяпкин и затянул веревку, снятую с охранников, на руках преступника. — Мы еще с этим не разобрались. Жаль, у него тоже нет ни телефона, ни рации. И вот еще что…
Семен содрал маску. Перед ним лежал Быкин, его бывший одногруппник, которого выгнали из академии на третьем курсе.
— Все-таки это он, — прошептал Растяпкин. — Я так надеялся, что ошибался, что бывшие студенты не могут предать академию.
— Ну конечно, не могут, — хмыкнул хомяк. — Они еще и сперли у вас в академии всякое оружие и приборы разные.
— Да, я слышал, как преподаватели обсуждали кражу, но это было совсем недавно, когда Быкина уже отчислили, — пробормотал Растяпкин.
— Хм, — усмехнулся хомяк. — Я тебе уже пытался кое-что сказать, но ты меня не слушал.
— Да, извини, — смутился Растяпкин. — Но теперь все ясно. Пойдем арестуем остальных.
Он выключил фонарик на кепке и направился ко входу в банк. Что-то бурча себе под нос, Федор устроился поудобней на плече Семена.
Встреча с тигром
30 августа, 01 час 05 минут Дверь в банк была приоткрыта. Или преступники не сомневались в своей безопасности, или готовились к спешному отступлению.
Внутри царила тишина. «Самое подозрительное — это когда все спокойно» — так Растяпки-на учили в академии. Может быть, там никого нет, а может быть, преступники устроили засаду. И в том и в другом случае все будет тихо.
Семен прокрался внутрь. «Главное, не споткнуться о порог, как это было на экзамене», — твердил он себе. Сейчас не учеба, а настоящая работа. Он остался один на один с преступниками, и малейшая ошибка грозит бедой.
В зале для посетителей горели несколько тусклых ламп, но после мрака улицы этого было вполне достаточно. Зал был пуст.
— Ноги вытри, — прошипел хомяк.
Растяпкин сделал ему знак молчать и проскользнул в следующий зал. Мягкая подошва кроссовок заглушала шаги, но в мертвой тишине банка даже легкий шорох казался оглушительным.
В этом зале тоже никого не оказалось. Растяпкин уже готов был поверить, что им с Федором удалось остаться незамеченными, но тут раздался еле слышный шелест.
Семен спрятался за стойкой кассиров.
Звуки постепенно приближались, становились более отчетливыми.
И наконец в зал вошел он. Крупный тигр. Стальные мускулы переливались под красивой полосатой шерстью. Упругая походка хищника ясно давала понять, что он в любой момент готов кинуться на жертву. На спине у него сидела крыса, которая спокойно оглядывала помещение.
Неожиданно крыса стала принюхиваться, водить носом по сторонам и наконец уставилась своими круглыми глазками туда, где скрывались Растяпкин и хомяк.
Тигр как ни в чем не бывало пошел дальше, крыса еще раз втянула воздух, принюхиваясь, но потом успокоилась.
Двое животных удалились, затих и легкий шелест от поступи тигра.
— Тигра держат для охраны банка! — возмутился хомяк. — Это же противозаконно!
—Тихо, — одними губами прошептал Растяпкин.
— Они уже ушли, — сказал хомяк. — А эту крысу я знаю, мы с ней в одной лаборатории…
Федор внезапно замолчал и, навострив уши, сжался в комок. Растяпкин прислушался: тигр и крыса возвращались. Неужели они услышали разговор? Тогда он так и не получит звание агента, а последний экзамен закончит в пасти зверя, непонятно каким образом появившегося в банке.
Полосатый хищник появился вновь.
Сердце стучало как ненормальное, кровь пульсировала в висках. Казалось, прошла целая вечность, но все было на удивление спокойно.
Семен с опаской выглянул. Тигра не было видно. Не заметив ничего подозрительного, оба зверя вернулись туда, откуда пришли.
— Надо следовать за ними, — неожиданно зашептал хомяк.
— Ты прав, — так же шепотом ответил Растяпкин. Он вспомнил о похищенных в зоопарке зверях. Все сходится. Тигр под действием гипнотизатора выполняет команды преступников. Услышав шум, они
отправили его осмотреть помещение. Если идти за ним, то выйдешь прямо к грабителям.
Семен двинулся в том направлении, где скрылась звериная парочка. Он вышел в коридор, по обе стороны которого находились служебные помещения. Одна дверь в самом конце была приоткрыта. Справедливо решив, что тигры не умеют закрывать за собой двери, Семен пошел туда и очутился на лестнице. Откуда-то снизу раздавались приглушенные звуки.
Красивые мраморные ступени привели Растяпки-на к еще одному залу. Вероятно, тут должен сидеть охранник — в углу стол с компьютером и телефоном. Семен снял трубку и поморщился от досады: вместо веселого гудка была тишина. Преступники перерезали телефонный кабель.
Федор стал принюхиваться, шумно втягивая воздух и водить носом по сторонам.
— Нам надо в самый конец идти, — сказал он. — Оттуда доносится тот же запах, который я учуял в машине. Значит, там находятся украденные звери вместе с преступниками.
Крадущейся походкой Растяпкин двинулся вперед. Он миновал несколько закрытых дверей, раз пять поворачивал по указанию хомяка то налево, то направо и наконец оказался около толстенной железной двери с множеством хитрых замков и запоров. Пожалуй, ее можно было бы назвать неприступной… если бы в помеще-
нии за ней не находились грабители. Неприступная дверь была приоткрыта.
Растяпкин заглянул внутрь. Его взору предстала картина не просто странная — невероятная. Небольшое помещение было заставлено разными по величине сверхсекретными сейфами модели «XXZ», то есть самыми надежными. Недалеко от входа, словно служебные собаки на выставке, сидели крупная рысь и тигр. На них была направлена излучающая трубка гипнотизатора. В центре комнаты двое в масках слушали крысу.
Растяпкин протер глаза, потом на всякий случай протер и уши. Но видение не исчезало, крыса действительно разговаривала с бандитами.
— Федор, посмотри: говорящая крыса, — зашептал он.
— Сеня, — покачал головой хомяк. — Я тоже животное и прекрасно с тобой разговариваю целый день. Мы с этой крысой в одной лаборатории жили, мы вместе с ней стали жертвами одного и того же эксперимента преступников. Она, видать, с ними ушла.
Растяпкин покачал головой — он действительно успел привыкнуть к болтовне хомяка.
— Кстати, Семен, ты никого не узнаешь? — ехидно шептал хомяк.
— Узнаю, — кивнул в ответ Растяпкин. — Вон тот низкий напал на меня в кабинете ветеринара — вероятно, это Букашкин. А второй, должно быть, Громов.
— Ну, если так, то давай хоть послушаем, о чем они говорят, — засопел хомяк. Ответ Растяпкина почему-то разозлил его.
— Мы никого не встретили в помещениях, — заканчивала доклад крыса. — Быкин пошел относить в машину последнюю порцию денег и скоро должен вернуться.
— Мы пока сейфы откроем, а он вернется и будет все в машину таскать, он ведь у нас самый сильный, — сказал коротышка писклявым голосом. — Только никак с этими сейфами не разобраться.
Растяпкин за дверью ухмыльнулся: справиться с такими сейфами выше человеческих возможностей, ну разве что директор академии сумел бы их открыть.
Оба преступника стали ковыряться с замками. Крыса, злобно оскалившись, смотрела на них.
Растяпкин уже хотел ворваться в помещение — подслушать, очевидно, больше ничего не удастся, и в любой момент преступники могут встревожиться долгим отсутствием Быкина, — но тут у бандита среднего роста выпал из рук электронно-механический взломщик.
—Так нам эти сейфы не открыть, — прошептал он.
Растяпкин насторожился: очень знакомый голос,
он его слышал, и слышал часто. Мелькнула догадка, но она была настолько чудовищной, что Семен тут же отмел ее. Нет, не может быть, это Громов, а его голос просто похож на голос того человека.
— Помощь нужна, людишки? — злорадно спросила крыса.
— Не называй нас людишками, — крикнул низкорослый. — Неужели ты знаешь, как открыть эти поганые сейфы?
—Знаю, человечишки, — оскалилась крыса.
— Тогда открой, — спокойно сказал преступник среднего роста.
Растяпкин снова поразился, насколько бывают схожи голоса разных людей. Он решил еще немного подождать,— уж очень было интересно, что может сделать лабораторная крыса против «XXZ».
Крыса ловко запрыгнула на сейф небольшого размера, с него перепрыгнула на сейф повыше и так скакала до тех пор, пока не очутилась под потолком. Она когтями выковыряла из стены несколько разноцветных проводов и уверенно перегрызла зеленый. Несколько десятков щелчков слились в один, и дверцы самых секретных сейфов были открыты. Перед преступниками стояли самые последние изобретения академии.
Тут Растяпкин понял, что слишком долго медлил с нападением. Он не очень хорошо представлял, как будет сражаться один против двух опасных бандитов да еще и против двух хищников. Выхватив единственное оружие, которое у него было с собой, — лазерный минипулемет, — Семен ворвался в помещение. Хомяк предусмотрительно соскочил с его плеча.
МинипУлемет и оксидетрон
30 августа, 01 час 58 минут Растяпкин не вошел, не вбежал, а именно ворвался в помещение со сверхсекретными сейфами модели «XXZ». В руках у него было лишь то оружие, которое он взял при получении задания. Он очень надеялся, что преступники, бывшие студенты академии, за время обучения не успели узнать принцип действия лазерного минипулемета.
— Вы все арестованы за ограбление банка и за многое другое, — крикнул Растяпкин, держа преступников под прицелом.
Оба преступника замерли от неожиданности. «Неужели мне удастся так легко их захватить?» — мелькнуло в голове у Растяпкина. Но эта мысль оказалась преждевременной. Преступник среднего роста преспокойно достал из кармана оксидетрон и направил его на Семена.
— Неужели ты хотел напугать нас этим минипулеметом? — его голос звучал очень грубо, совсем не так, как несколько минут назад. Казалось, что он специально изменил голос. — Как ты мог забыть, что он работает на солнечной энергии? Здесь нет солнца. При искусственном освещении твой пулемет годен лишь на то, чтобы заменить обычную лампочку.
На лице у Растяпкина мелькнула обида: блеф не удался.
— А вот мой оксидетрон способен заменить как обычный пистолет, так и электрический, кроме того, он может работать в режиме огнемета, — продолжал преступник. — Теперь сам скажи, кому из нас надо сдаваться?
— На моей стороне закон и справедливость, — ответил Растяпкин, опуская ненужный минипулемет.
— Если закон и справедливость — это и есть твое оружие, то плохи твои дела, — засмеялся преступник. — Прощайся с жизнью.
Во время этого разговора никто не обращал внимания на хомяка. И напрасно. Взгляд Федора остановился на гипнотизаторе, направленном на двух хищников. Этим он и решил воспользоваться. Подобравшись к устройству, хомяк крикнул в микрофон: «Отнимите оружие вон у того, в маске».
— Ты уже простился с жизнью? — издеваясь, хрипло спросил преступник.
И в этот момент хищники, до сих пор сидевшие спокойно, с тихим рычанием кинулись в его сторону. Все произошло так быстро, что бандит даже не сообразил воспользоваться страшным оружием, которое держал в руках. Он увидел направляющихся к нему зверей и просто стал пятиться назад.
Растяпкин понял, что теперь удача на его стороне. Он не стал терять драгоценные секунды и кинулся на второго бандита.
Несмотря на щуплое телосложение, противник оказался хорошим бойцом. Он легко отражал удары Растяпкина и наносил ответные. «Ну конечно, — вспомнил Семен, — он тоже учился в академии, вот потому и владеет техникой боя».
Бандит среднего роста отчаянно отбивался от тигра и рыси, которые, впрочем, не стремились нанести ему какой-нибудь вред, а просто, как и приказал им хомяк, пытались отнять оружие. Все трое сплелись в клубок, катающийся по полу. То и дело в этом клубке мелькали лапы, руки, ноги и хвосты.
Хомяк сидел возле гипнотизатора, всей душой болея за Растяпкина, но вмешиваться ни в одну, ни в другую свалку он не собирался. Федор решил, что такой кроха, как он, может затеряться и пострадать в драке среди больших существ.
В этом помещении находился еще один наблюдатель, тоже маленький зверек, — крыса. С высоты сейфа она радостно следила за потосовкой, временами подбадривая соперников: «Стукни так же еще раз! Не жалей этого человечишку. Кусайте, ну же, кусайте, вы ведь хищники, а не зверюшки!» Уж ей-то нравилась драка ради самой драки.
Растяпкин провел серию стремительных ударов, его противник стал потихоньку сдавать. Крыса заметила это, и в ее планы не входила победа справедливости. Состоять в банде нравилось крысе больше всего. И вот из простого наблюдателя она превратилась в действующее лицо.
Крыса спрыгнула с сейфа и направилась к гипно-тизатору. Хомяка она отшвырнула в сторону, как досадную помеху, ставшую у нее на пути. Направив излучатель на тигра, который наконец придавил к полу преступника и пытался отнять у него оружие, крыса сказала в микрофон: «Загрызи этого в кепке».
Тигр оставил лежать на полу бандита, вдруг ставшего неинтересным, и двинулся к Растяпкину. Огромная пасть хищника открылась, раздался ужасающий рев, желтые клыки блеснули, отражая электрический свет.
Хомяк пришел в ужас, когда увидел, что еще пара мгновений — и тигр разорвет Растяпкина в клочья. Оттолкнув крысу от гипнотизатора, он нацелил излучатель на тигра и крикнул первое, что пришло в голову: «Усни и спи до утра».
Тигр как будто с благодарностью посмотрел на Федора — может, он действительно устал и давно хотел выспаться, а не прислуживать бандитам. Мощный храп хищника разнесся по всему банку.
Крыса подскочила к хомяку и попыталась оттолкнуть его от установки. Оба зверька сцепились, превратившись в меховой мяч. Они стали кататься по полу, пища, рыча и фыркая.
Растяпкин сражался с коротышкой. С обоих ручьями лился пот, причем преступнику приходилось хуже: мешала маска на лице, она промокла насквозь и пот застилал глаза. Семен нанес очередной удар, но противник не успел отклониться. Удар достиг своей цели. Поверженный бандит рухнул на пол и уже через секунду был крепко связан.
К ногам Растяпкина подкатился клубок из двух сплетенных тел, крысы и хомяка. Ударившись об него, крыса отлетела в сторону.
— Чего ты тут стоишь? Действуй! — завопил хомяк, увидев Растяпкина. И снова кинулся на крысу.
Тут Семен сообразил: ну конечно, в углу стоит гипнотизатор, нужно только направить его на преступника, сражавшегося с рысью, и произнести несколько слов. Семен подскочил к гипнотической
установке, направил излучатель на бандита и сказал: «Замри». Однако ничего не произошло, яростная схватка между человеком и зверем продолжалась.
Недоумевая, Растяпкин повторил попытку, он постарался прицелиться поточнее, хотя сделать это было сложно, рысь и преступник постоянно менялись местами. Семен снова нагнулся к микрофону: «Усни».
Хищник и человек замерли, затем рысь с оксиде-троном в зубах повалилась на бок и заснула. Бандит тут же вскочил на ноги. Он попытался выдернуть оружие из пасти хищника, но сделать это было невозможно. Тогда преступник бросился к двери.
Растяпкин навел на убегающего излучатель гип-нотизатора и снова произнес: «Замри». Но эффекта не было, преступник скрылся за дверью.
Семен бросился в погоню, лишь секунду помедлив, чтобы схватить минипулемет — единственное оружие, бывшее в его распоряжении. Эти секунды оказались решающими. Когда Растяпкин выбежал из банка, ему издали подмигнули задние фары отъехавшего грузовика. Третьего бандита, главаря всей шайки, он упустил.
Страшная правда
30 августа, 02 часа 42 минуты Крупные капли дождя не могли смыть накатившее отчаяние. Тьма грозового неба была не сравнима с мраком его мыслей. Главарю банды удалось сбежать. Упущен организатор преступной деятельности, мозговой центр. От бессилия Растяпкин стукнул кулаком по стене, но даже не почувствовал боли.
И вдруг ослепительный свет автомобильных фар проник сквозь завесу дождя. Свет приближался,
Семену не померещилось, к банку действительно подъезжала машина. Неужели бандит решил вернуться? Однако это был не грузовик — ко входу в банк стремительно неслась изящная иномарка.
Иномарка резко затормозила, из нее выскочил полный человек невысокого роста. Он, так же как и Растяпкин, не обращал внимания на дождь, его дорогой костюм промок в считанные секунды. Очевидно, этому человеку совершенно было не до костюма, он с ужасом уставился на открытую дверь и на спящих под навесом охранников. Лицо мужчины исказилось от гнева, когда он заметил Растяп-кина.
—Стой на месте и не вздумай бежать!
Действовать надо было незамедлительно, этот
человек был явно расстроен и напуган, а поэтому абсолютно непредсказуем.
— Я не собираюсь убегать, — крикнул Растяпкин. — Мне нужна ваша помощь, здесь произошло ограбление.
— О нет! Опоздал, — голос мужчины задрожал от ярости. — Я же отвечаю за этот банк.
—Вы директор?
— Нет, я начальник охраны. Объясни мне, что здесь происходит.
— У нас мало времени, — ответил Растяпкин. — Главарь шайки сбежал на грузовике, который под завязку забит деньгами из вашего банка.
Крик гнева и ужаса огласил площадь.
— Необходимо организовать погоню, — продолжил Семен. — Нужна ваша машина.
— Ну конечно! — вскричал начальник охраны. — Нельзя упустить преступника. Но что ты сможешь сделать?
— Я видел машину преступников, — быстро ответил Растяпкин.
Разумеется, он не стал ничего объяснять про академию и про то, что способен действовать ничуть не хуже тренированных бойцов.
Семен сел в машину на пассажирское место. В академии учили экстремальному вождению, но сейчас не было никаких шансов, что начальник охраны пустит его за руль.
—В какую сторону поехали преступники?
Растяпкин задумался. Грузовик повернул в сторону и поехал по дороге, которая ведет к центру города.
— Мы можем сократить путь, — решил Семен. — Сейчас надо повернуть налево. Мы перехватим его.
Машина резко сорвалась с места, подняв фонтан брызг, которые тут же смешались с каплями дождя.
Выехав с площади, иномарка вырулила на освещенную фонарями улицу и помчалась вперед.
Ловко управляя машиной, начальник охраны рассказал, что в банке было установлено несколько скрытых видеокамер, сигналы с которых поступали прямо к нему на компьютер. Об этих камерах не знал никто. Вот почему он примчался среди ночи.
— Но вы хоть позвонили сообщить об ограблении? — спросил Семен, пытаясь через лобовое стекло разглядеть грузовик.
— Я сначала хотел все лично проверить, — обескураженно проговорил начальник охраны. Он резко повернул направо, машина затряслась на неровном асфальте переулка и выскочила на широкую улицу. — Вот мой мобильник, позвони сам, я не хочу отвлекаться от дороги.
Растяпкин схватил протянутый телефон и четко, спокойным голосом вызвал полицию к зданию банка.
Машина неслась вперед. Совершив еще несколько крутых поворотов и прогрохотав по недостроенной дороге, они выехали на широкую улицу. Где-то далеко впереди мелькали хорошо знакомые фары бандитского грузовика.
— Вот он! — воскликнул Растяпкин. — Я вижу его!
Они неслись по пустынному ночному проспекту. Мелькали спящие дома. Призрачным светом горели фонари. Все отчетливей проступали через сплошную пелену дождя огни задних фар грузовика. Все меньше становилось расстояние, разделяющее две машины.
Иномарка стала слева обходить грузовик, пытаясь прижать его к обочине. Преступник будто только этого и ждал. Когда передние колеса иномарки поравнялись с задними колесами грузовика, он нажал на тормоз и резко крутанул руль. Машину бандита развернуло, она вылетела на встречную полосу, за-
хватив с собой иномарку. Раздался скрежет тормозов, глухие удары, звон бьющегося стекла. У иномарки вылетело лобовое стекло, сработали подушки безопасности.
Через пару секунд все было позади. Измятая и покореженная иномарка была прижата к фонарному столбу. С другой стороны в иномарку уткнулся грузовик. Преступник жал на газ, пытаясь раздавить машину с двумя преследователями.
— Пора выбираться отсюда, — сказал Растяпкин, но ответа не получил.
Грузовик отъезжал на пару метров и вновь газовал, ударяя в бок иномарки. Прочный корпус автомобиля начинал потихоньку прогибаться, грозя вскоре раздавить пассажиров. Стали лопаться стекла.
Фонарный столб медленно клонился в сторону под столь яростным напором. На улице погасло освещение. Теперь схватку освещали только включенные фары машин.
Семену с трудом удалось достать из кармана взломщик и проткнуть подушку безопасности. Он даже не попытался сесть за руль и выехать. Нет. Сейчас он хотел лишь схватить преступника.
Через разбитое лобовое стекло Растяпкин выбрался на капот иномарки. В руках он сжимал свое единственное оружие — минипулемет, смертельно опасный при солнечном свете и почти бесполезный во тьме. Растяпкин не стал задумываться, есть ли
у преступника еще какое-нибудь оружие, и, рискуя попасть под пули, кинулся вперед.
Выстрелов не было — очевидно, оставив в банке оксидетрон, преступник оказался безоружным. Но он не собирался сдаваться. Грузовик, чуть отъехав назад, резко дернулся вперед. Растяпкин почувствовал толчок, с трудом удержался на ногах. Промедление грозило смертью. Надо нападать. Грузовик еще раз толкнул иномарку, и в этот момент Семен прыгнул вперед. Как их учили в академии на занятиях по восточным единоборствам, он в прыжке выбросил вперед правую ногу, которой нанес сокрушительный удар по лобовому стеклу грузовика.
Растяпкин влетел в кабину вместе с осыпавшимся стеклом. Бандит руками прикрыл глаза, и в этот момент Семен нанес короткий удар, вызывающий временную потерю сознания. Противник без единого стона повалился на бок. Организатор серии преступлений был схвачен.
Еще не веря в свою победу, Растяпкин сорвал маску с лица преступника и застыл на месте. Он ожидал увидеть кого угодно, но только не этого человека.
Перед ним без сознания лежал Ярослав Орлов.
Тайна последнего испытания
30 августа, 03 часа 44 минуты Лучший студент академии, лидер, на которого всегда равнялся Семен, оказался главарем бандитской шайки. Растяпкин снова посмотрел в лицо преступника, — вдруг он ошибся, бывают же похожие друг на друга люди. Но нет, ошибки не было, перед ним лежал Орлов. Неизвестно, сколько бы еще
размышлял Растяпкин над поверженным врагом, если бы улицу не осветили фары подъехавшей машины.
Распахнулась дверца, и под непрестанно льющий дождь выскочил высокий человек в черном плаще — директор академии.
«Интересно, каких еще сюрпризов можно ожидать. Если главой бандитов оказался Орлов, то кем может оказаться Истребитель?» — подумал Семен. Теперь он был готов уже ничему не удивляться.
Директор академии шел к кабине грузовика, внимательно осматривая все вокруг. Растяпкин взял себя в руки. Когда Истребитель приблизился, он уже все решил. Кем бы ни оказался директор академии, Семен дал клятву бороться с преступностью, и он эту клятву не нарушит.
Истребитель встал около дверцы грузовика, за которой Растяпкин крепко сжимал в руках оружие. Семен смотрел на усталое лицо директора, в глубоко посаженные глаза стального цвета.
Прошло несколько мгновений, показавшихся часами.
— Семен, ты видишь, что я безоружен, — сказал наконец директор. — Опусти пулемет.
— Минипулемет опасен только при свете солнца, и вам это прекрасно известно, — ответил Растяпкин. — Я не знаю, что вам надо и кто вы такой на самом деле, но я буду сражаться уа стороне правосудия. Чего бы мне это ни стоило.
Директор внимательно смотрел на Растяпкина. Они оба были безоружны. Но один из них — секретный агент, а второй даже еще не закончил академию. К тому же Семен весь день гонялся за бандитами, он не ел, не отдыхал и был ужасно измотан. Долго противостоять он не мог.
— Ты думаешь, что минипулемет опасен при свете солнца, — наконец заговорил директор. — Но это не так. Оружие, которое ты держишь в руках, имеет свою небольшую тайну. Тайну, которая сыграла против тебя.
Растяпкин непонимающе уставился на Истребителя, не в силах осознать сказанное. Стоя на улице, директор не обращал внимания на проливной дождь. Его ничуть не заботило, что одежда уже насквозь промокла.
— То, что я говорю, может казаться бессмыслицей, но дослушай до конца, — продолжил Истребитель, откинув назад прядь мокрых волос. — Так вот, мы тоже сильно поспешили с выводами. Это большая ошибка, но слишком много фактов было против тебя. Слишком много.
Понятные слова выстраивались в непонятные фразы. О каких поспешных выводах идет речь? Какие факты говорят против него?
— Я не понимаю, что означают ваши слова. Я не знаю, кто вы такой на самом деле! — закричал Растяпкин. — Я теперь уже ничего не знаю и ни в ком не уверен.
— Да, ты имеешь право знать правду, — бесстрастный голос проникал в сознание. — Я на самом деле тот, кем ты меня и считал все пять лет учебы. Я — директор академии. Если ты доверял мне во время учебы, то можешь доверять и сейчас.
Растяпкину очень хотелось поверить, но он боялся. Боялся, что его опять обманут. Видя эти колебания, директор спокойно стоял под дождем и не пытался приблизиться.
—Теперь послушай, что означают мои слова, — продолжил он. — Последний год в академии стало пропадать новейшее оружие. Это совершенно недопустимо. Мы сразу начали расследование. Только к началу лета мы поняли, что это может быть только кто-то из вас двоих: ты или Орлов. Нужно было время, чтобы все понять до конца, и поэтому пришлось перенести выпускные экзамены.
— Но за лето так ничего и не прояснилось, — сказал Растяпкин.
—Да. Мы наблюдали за вами на экзамене, но все тщетно, — директор устало потер переносицу. — Но в тот самый вечер удалось сбежать известному преступнику Злату. Ему явно кто-то помогал, и его помощник использовал похищенные в академии приборы. Тогда я решил продлить экзамен. Каждый из вас получил одно предельно легкое дело, которое нужно расследовать. Я не знал, что твое задание окажется совсем не простым.
Растяпкин вспомнил тот вечер — вчерашний вечер, когда вместо диплома он получил еще одно испытание. Теперь стало ясно, почему Истребитель опоздал на церемонию: он пытался выследить сбежавшего преступника Злата.
Злат… Где-то Семен уже слышал о нем недавно.
— Злат — самый опасный преступник столетия. Как считают многие криминалисты, все наиболее ужасные преступления за последние годы совершены его шайкой, — ответил директор. — Так вот, теперь он спокойно разгуливает на свободе и собирает свою банду. А мы узнаём, что один из вас, наших учеников, связан со Златом. И больше всего подозрений падает на тебя.
—Почему?
— Как я уже говорил, у минипулемета есть тайна, про которую почти никому неизвестно. Видишь две глубокие царапины на стволе? Они абсолютно ровные и расположены параллельно друг другу. Ты наверняка не обратил на них внимания.
Растяпкин кивнул.
— Это не царапины, а порт для нейтронного усилителя. Если его подсоединить, то минипулемет станет страшней ядерной бомбы, — продолжал директор. — В академии был похищен нейтронный усилитель, и тут ты, Семен, выбираешь минипулемет. Мы решили, что ты каким-то образом узнал тайну и решил использовать как страшное оружие. Иначе ты бы взял что-нибудь другое.
— Мне всегда с трудом давалось владение оружием, — вздохнул Растяпкин и, опустив глаза, увидел роковые царапины-порт на стволе минипулемета.
— Потом мы устроили совещание, но ты вернулся в кабинет. Все это выглядело подозрительно. Мы уже почти не сомневались, что ты работаешь на Злата.
—Ноя просто забыл карту! — крикнул Растяпкин.
— Это становится понятным сейчас, а тогда мы почти уверились в твоей виновности. За тобой и Орловым установили слежку. Следить за тобой было сложно. Ты не сидел на месте, все время совершал какие-то передвижения. Мы все внимание сосредоточили на тебе и почти упустили из вида Орлова. Это была еще одна наша ошибка.
—Как вы следили за нами? — спросил Растяпкин.
— При помощи ваших часов, которые открывают двери транспортала. На каждой паре часов есть маленький маячок, кстати, эти часы невозможно снять, — добавил Истребитель. — На какой-то момент мы отвлеклись — показалось, что удалось напасть на след Злата. И мы кинулись туда. След оказался ложным, а вот тебя с Орловым мы на некоторое время упустили. Оказывается, это было очень напряженное время… — Директор посмотрел в глаза Рас-тяпкину. — Ты смог справиться сам. Ты все сделал правильно и сумел задержать преступников.
Услышать такое из уст Истребителя раньше было пределом мечтаний, но сейчас Семен не чувствовал радости. И дело было не только в том, что он очень устал.
—Еще многое остается непонятным, — Растяпкин покачал головой. — Почему Орлов предал академию? И почему он связался с преступниками?
—Пока мы не допросим его самого, об этом трудно судить. Знаю лишь, что у человека, который идет на клятвопреступление и предает друзей, должны быть очень веские причины, — холодно сказал директор. — Становится жутко, когда думаешь об этом.
Послышался вой сирены: к ним приближались полицейские машины.
—Думаю, нам пора, — сказал директор, — здесь теперь и без нас разберутся. Вернемся в банк.
—Зачем? — удивился Растяпкин.
—Одно из первейших правил: не оставлять ничего без внимания, — нравоучительно произнес директор. — Ты не забыл, что сейфы с новейшими разработками академии остались открытыми? Там уже должны быть наши люди, но мне необходимо убедиться, что все в порядке. Пойдем.
Семен кивнул, и тут его взгляд упал на Орлова, все еще лежавшего без сознания.
—Мы ведь не можем его оставить, — сказал Р’ас-тяпкин.
—Конечно нет, — согласился директор. — Он еще должен многое нам рассказать.
Исповедь преступника
30 августа, 04 часа 15 минут На площади около банка стояли служебные машины, свет их фар и мигалок освещал все вокруг. Автомобиль директора академии остановился у входа. К этому моменту Орлов уже пришел в себя, он в наручниках сидел на заднем сиденье и хранил злобное молчание, впрочем, говорить с ним пока никто и не собирался.
Директор с Растяпкиным вышли из машины, и к ним тут же подбежал преподаватель восточных единоборств.
— Мы проверили: все цело, — сообщил он. — Преступники не смогли украсть ничего из наших разработок.
—Замечательно, — кивнул директор.
—Но самим грабителям удалось улизнуть.
— Как! — вскричал Растяпкин. — Они были связаны. Вам оставалось только увезти их отсюда.
— Не знаю, — пожал плечами преподаватель. — Когда мы прибыли, преступников уже и след простыл, остались только обрывки веревок.
— Крыса! — догадался Растяпкин. — Преступников освободила крыса. Она перегрызла веревки. Но где же Федор?
Не дожидаясь ответа, он бросился в банк.
Группа поддержки прибыла совсем недавно, и многое выглядело так же, как и до начала погони. Охранников, дремавших под козырьком, приводили в чувство. В помещении со сверхсекретными сейфами модели «XXZ» спали рысь и тигр, находящиеся под властью лучей гипнотизатора. Хомяка нигде не было видно.
— Федор! — в отчаянии крикнул Растяпкин, но в ответ ему лишь тигр заворчал во сне. В голову лезли самые скверные мысли: Семен думал, что хомяка загрызла крыса или что преступники унесли его с собой.
—Я учил тебя не отчаиваться… — к нему подошел директор академии.
—Я сегодня уже потерял человека, которому верил, — грустно сказал Растяпкин, — а теперь могу лишиться друга.
—Хомяк был с тобой все это время, он мог устать от бесконечных погонь и драк. Он мог просто сбежать, — ответил директор. — А нам надо еще довести до конца это дело. Сейчас сюда приведут Орлова. После допроса мы решим, что с ним делать.
—Почему допрашивать его надо здесь? — удивился Растяпкин.
—Ну, это удобнее, чем в машине, кроме того, здесь есть кое-что, что не позволит ему солгать.
—Что же это такое? — удивился Семен.
—Сейчас увидишь, подожди немного.
Растяпкин облокотился на один из сейфов и принялся ждать появления Орлова. Скоро под усиленным конвоем привели бывшего ученика академии. Усталый и потрепанный, он был совсем не похож на того надменного отличника, которого знал Семен.
Едва только конвой вышел, директор молниеносно вытащил из открытого сейфа что-то сильно напоминающее пистолет и направил на Орлова. Послышалось тихое жужжание, и Ярослав упал на пол.
—Что случилось? — вскричал Растяпкин. — Вы убили его. Но зачем?
—Успокойся, он жив, просто получил хорошую порцию эликсира правды, — успокоил директор. —
Мы редко пользуемся этим эликсиром, но сейчас особый случай. Через пару минут он придет в себя и сможет отвечать на вопросы.
Растяпкин смотрел на Орлова. Их многое связывало. Они вместе прошли столько испытаний, пока учились в академии. Общие успехи и неудачи, поражения и победы… Все это оказалось ложью.
Вскоре Орлов зашевелился, сел на полу и какими-то пустыми глазами уставился прямо перед собой.
—Ты знаешь, зачем ты здесь? — спросил директор. Орлов кивнул. — Правильно, ты учился в моей академии, поэтому знаешь наши методы. Сейчас я хочу услышать правду и решить твою дальнейшую участь.
Ярослав еще раз кивнул. Эликсир правды делал его лицо маловыразительным.
—Как ты смог найти Быкина и Букашкина, почему они пошли за тобой? — задал первый вопрос директор.
—Пока их не исключили из академии, они во всем следовали за мной, считали меня своим лидером. Вам это хорошо известно. Поэтому, собираясь совершить серию громких краж, я прежде всего вспомнил о них. Они злятся на академию, и поэтому с радостью пошли за мной.
—Почему ты не позвал Громова? — спросил Истребитель. Из академии исключили троих: Быкина, Громова и Букашкина. Если Громов тоже замешан
или хотя бы просто знал об этих преступлениях, то это нельзя оставить без внимания.
— Громов не подходил для моего плана, он всегда был слишком трусливым. И я не стал искать его.
— Почему ты покушался на жизнь Растяпкина? — в голосе директора звучала печаль.
— Он мне мешал, — жутко звучал безжизненный
голос. — Когда я узнал, что он будет расследовать дело о краже в лаборатории, то решил проследить за ним.
— Как ты узнал о том, какое у меня задание? вмешался Растяпкин.
— Пока ты возвращался за забытой картой, я держал твой конверт с заданием в руках. Тебя должно было удивить, что конверт не запечатан, спокойно ответил Орлов.
—И что было дальше? — спросил директор.
— Я очень удивился такому совпадению и сначала решил, что Растяпкин мне не помеха. Но я ошибался. Ему удалось многое узнать. Я наблюдал за ним при помощи «шмеля» — маленькой летающей видеокамеры, которую посадил на него около самой лаборатории. Он смог выйти на заброшенный дом.
— Я вспомнил! — воскликнул Растяпкин. Те двое около заброшенного дома — они поджидали меня и еще говорили что-то про Злата.
— Я встретил их там случайно и узнал: когда Злата поймали, им обоим удалось ускользнуть, и они прятались на той свалке, — продолжил Орлов.
Я пообещал им, что они смогут вернуться в банду, если провернут для меня маленькое дельце. Ты мог выйти на этот дом, и я решил себя обезопасить. Но эти два олуха упустили тебя, наговорили лишнего, а один из них так тряхнул тебя за шиворот, что скинул моего «шмеля».
—Так вот почему ты связался со мной по рации! Вовсе не для того, чтобы предупредить об опасности. Тебе надо было узнать, где я нахожусь, чтобы послать ко мне Быкина и Букашкина. Мы же дружили с тобой! — На лице у Растяпкина отразилась совершенно детская обида. — Я доверял тебе.
—Мы никогда не дружили, — замогильным голосом ответил Орлов. — Когда мне было надо, я использовал тебя — вот и вся наша дружба.
—Рассказывай, что было дальше, — приказал директор.
—Когда Растяпкин сбежал из грузовика, я снова вызвал его по рации и заманил в кафе. Там я подсыпал яд в чашку, но он умудрился разбить ее. Мне пришлось просто наврать с три короба и уйти. Бы-кин и Букашкин поджидали у выхода. У него не было ни единой возможности уйти, но он как-то ушел.
—Ты подсыпал мне яд?! — Семен застыл с открытым ртом. — Ты пошел на это?
—Разумеется. Жаль, что я ошибся и не довел дело до конца. Я перестал следить за тобой, был разработан четкий план ограбления банка, и я не мог от него отклоняться.
— Замечательно, — холодно произнес директор. — Я подведу итог. Ты ограбил лабораторию, украл гипнотизатор. Но потом оказалось, что он действует только на животных. Ты убедился в этом, когда заходил в банк и заставил собаку отобрать кошелек у охранника.
— Что? — удивился Растяпкин. — Я не знал, что гипнотизатор не действует на людей.
— Да, Семен, — только на животных, думаю, это многое тебе объясняет. Орлов решил совершить ограбление банка при помощи животных. Они под действием гипнотизатора добровольно ушли из зоопарка. Тигр запугал охрану, и это дало возможность отключить сигнализацию. План безупречен. Если бы ты не вмешался, то все могло пройти гладко.
Раньше такие слова директора обрадовали бы Растяпкина, но сейчас у него не было сил радоваться. Семен чувствовал себя опустошенным.
— Ты был лучшим учеником академии, — Истребитель снова обратился к Ярославу. — Ты отлично выдержал экзамены. И все же… Почему ты пошел на все это?
— Я вовсе не был лучшим учеником, — сознался Орлов под действием эликсира. — Неужели вы так и не догадались? С новейшим оборудованием, которое я украл в академии, быть лучшим совсем не трудно, особенно на экзамене. Я отправил к вам «шмеля», когда вы обсуждали экзаменационные испытания. Поэтому справиться с заданиями было
легче легкого. Я же не такой болван, как Растяпкин, который всегда действует по правилам.
Директор академии славился выдержкой, но сейчас и ему нелегко было держать себя в руках. Тот, кого он считал лучшим учеником, издевался над уставом академии.
—Расскажи, что заставило тебя пойти на все эти преступления, — усталым голосом сказал директор. — Почему ты помог бежать Злату?
—Неужели не видно связи? — с вызовом спросил Орлов. Очевидно, эликсир правды заканчивал свое действие — Ярослав не мог врать, но у него уже стали прорываться эмоции. — Я поступил в академию, мечтая стать самым хитрым и неуловимым преступником. А все из-за вас. Но я решил: если вы в этом виноваты, то вы мне и поможете.
—Я тебя не понимаю, — голос директора был по-прежнему ровным.
—Разумеется, не понимаете, ведь прошло уже столько лет. Вероятно, вы даже ничего и не помните, — усмехнулся Орлов. — Столько лет учили меня, хотели сделать академию моим вторым домом. Но я все терпел. Терпел, чтобы однажды отомстить.
Напряженную атмосферу разрядил тигр, который опять заворочался во сне.
—Чем же я так разозлил тебя? — спокойно спросил директор, но было видно, что это спокойствие дается ему с трудом.
—Конечно, вы ничего не помните, но я с радостью напомню вам, — в глазах Орлова полыхал безумный огонь. — Шесть лет назад вы раскручивали «золотое дело» — вспоминаете?
Директор сухо кивнул.
—Да, должны помнить, это было очень громкое дело. И как хорошо все было организовано!
Как грамотно действовала банда! Задумать такое ограбление мог только очень талантливый человек. Помните его? Высокий рост, черные вьющиеся волосы. Прямо как у меня.
—Ты описываешь Злата, — сказал директор.
— Это мой дядя. Я всегда хотел быть похожим на него. Он с детства восхищал меня своим бесстрашием и умением обходить законы. Но вы поймали его. Посадили за решетку. Мне оставалась только месть. Признайтесь, Истребитель, я сполна отомстил вам. Злат на свободе, а я смог провернуть такое ограбление прямо у вас под носом. Да, да, я не только помог бежать своему дяде; многому научившись у вас, я воспользовался вашими же знаниями, чтобы нарушить закон.
Слово «Истребитель» он произнес с издевкой, глядя прямо в глаза директору.
— Ненависть разрушает тебя изнутри. Ты уже не можешь испытывать простые человеческие чувства, — с горечью заметил директор. — Ответь на последний вопрос: куда делись твои сообщники?
— По всей вероятности, сбежали, — на лице Орлова появилась довольная улыбка.
—Где вы должны встретиться?
—Не скажу.
— Эликсир правды прекратил свое действие, — заключил Истребитель. — Сейчас колоть вторую дозу опасно, она может разрушить его мозг.
В кармане у директора зазвенела рация. Он быстро сказал несколько слов и нажал кнопку отбоя.
— Пригнали грузовик с деньгами. Семен, посмотри за арестованным, я должен все проверить и вызвать конвой, чтобы забрали Орлова.
Директор вышел, Растяпкин и Орлов уставились друг на друга, словно пытаясь испепелить взглядами. Неизвестно, сколько бы длился этот поединок, но тут опять заворочался тигр. Он перевернулся на бок, и из-под полосатой лапы выкатился рыжий комок.
—Федор! — закричал Семен. — Ты жив!
—Совсем чуть-чуть, — проворчал хомяк.
Растяпкин подбежал к нему и поднял на руки.
—Что произошло? Что случилось, когда я уехал?
— Нет чтобы спросить, как у меня дела! — возмущенно запыхтел хомяк. — Ты только о своих преступниках беспокоишься.
— Прости, — смутился Растяпкин. — Сегодня столько всего произошло! Я так обрадовался, что ты жив.
— Наконец-то мне тоже рады, — огрызнулся хомяк. — Ты убежал, меня бросил, но я справился сам. Драка тут была на славу. Вспомнить приятно. Мы с крысой сражались, пока этот тигр ворочаться не стал. Он меня лапой придавил, а крыса деру дала… Осторожно!
В этот момент Семен почувствовал острую боль в затылке, и свет померк в его глазах.
30 августа, 05 часов 30 минут
Он очнулся от резкого запаха. Поморщившись, Растяпкин чихнул и с трудом открыл глаза. Перед ним сидел директор, в руках он держал ватку с нашатырным спиртом. Чуть поодаль, переживая, пыхтел хомяк.
—Что случилось? — спросил Семен.
— Тебя ударили по голове, ты потерял сознание, — ответил Истребитель. — Но травма не серьезная.
— Это Орлов! — схватившись рукой за шишку, простонал Растяпкин. — Он сбежал?
— Да. Но тебя сейчас это не должно волновать. Теперь им займутся более опытные агенты. Все-таки случилось то, чего я больше всего опасался. Банда
Злата собирается вновь, а его племянник постиг многие тайны нашей академии. Мы займемся ими.
—А мы что’, уже никому не нужны? — проворчал хомяк.
—Нужны, — Истребитель улыбнулся, что случалось с ним крайне редко. — Семен, ты успешно прошел все испытания, и с этой минуты становишься секретным агентом. Твой личный номер теперь будет не «тринадцать», а «ноль тринадцать». Появляется первая цифра, означающая младшее звено.
Семен лишь кивнул, понимая, что от несчастливого номера ему не избавиться.
—Федор, ты можешь остаться в академии. Конечно, работать в паре с хомяком — это что-то новое. Но вы двое уже замечательно спелись.
Растяпкин радостно подскочил, но директор положил руку ему на плечо:
—Не спеши. Прежде всего, тебе надо показаться врачам. Потом отдохнуть. А после, где-нибудь дней через десять, придешь ко мне получить обмундирование и новое задание.
—Десять дней, — проворчал хомяк, когда Истребитель ушел. — Что-то слишком много времени они дают тебе на отдых.
—Как знать, — пожал плечами Растяпкин. — Может быть, я приступлю к работе раньше.
Конечно, в этот момент он не знал, что черные тучи уже сгущаются над его головой. Не знал Семен и о том, что отдохнуть перед следующим делом ему не удастся.




Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top