Детская книга: «Приключения Кьодино-Винтика»

Loading...Loading...

Детская книга: «Приключения Кьодино-Винтика»
Детская книга: «Приключения Кьодино-Винтика»
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская книга: «Приключения Кьодино-Винтика» (Марчелло Арджилли, Габриэлла Парка)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (98 стр.)

Только текст:

Жил в одной далёкой стране учёный-преучёный профессор по имени Пилукка.
Детей у него не было, и старик частенько грустил, что доживает свой век один-одинёшенек. Однажды Пилукка сидел у окошка и смотрел, как весело играют на улице соседские ребятишки.
— Жаль, что у меня нет сыночка, — вздохнул он. И вдруг, хлопнув себя по лбу, воскликнул: — Придумал! Будет и у меня малыш!
Старый учёный задумал сделать механического мальчика, который бы сам бегал и прыгал, ел и говорил — ну точь-в-точь как настоящий. Он купил железного лома, пару стальных болванок и принялся за работу.
— Мой сынок будет лучше соседских детишек, — мечтал Пилукка. — Я сделаю его вежливым и послушным, а ведь это не так-то просто!
Чтобы соорудить железного мальчика, Пилукка пустил в ход всю свою изобретательность: из старого медного чайника он сделал сыну голову, из железных печных труб вышли великолепные ноги, колёсики от мясорубки прекрасно подошли взамен суставов, а в качестве сердца был приспособлен маятник от сломавшихся часов. Наконец профессор до блеска начистил наждачной бумагой два старых утюга и приладил их к ногам: получились ступни, а заодно и башмаки. Словом, мальчик вышел на славу!
И вот наступил долгожданный день: профессор Пилукка пришёл в мастерскую, чтобы закончить свою работу.
Только учёный собрался оживить железного человечка при помощи электрического тока, как вдруг заметил, что в механизме не хватает самой малости — одного винтика. Но ни винтиков, ни гвоздиков у Пилукки больше не осталось.
— Неужели из-за такого пустяка у меня ничего не выйдет? — проворчал старик. — Ну нет! Тебе не хватает винтика, малыш? Ладно, я дам его тебе, но в качестве имени! Я назову тебя винтиком — Кьодино. С таким именем ты заживёшь прекрасно!
Профессор включил рубильник, и электрический ток пробежал по железному человечку. Наступила тишина…
И вдруг… вдруг послышалось металлическое звяканье, как будто кто-то отдёргивал штору на кольцах. Это Кьодино открыл глаза, похлопал своими железными ресницами и удивлённо осмотрелся вокруг. Потом он приподнялся, сел, свесив со стола ноги, и, зевнув — крак! крак! — хорошенько потянулся.
Профессор Пилукка едва держался на ногах от волнения.
— Кьодино, сын мой! — прошептал он, протягивая руки
к своему созданию.
Старику так хотелось обнять и поцеловать его! Но как вы думаете, что ответил этот бесчувственный мальчишка?
— Ух, как я проголодался! Скажи, папа, нет ли у тебя
чего-нибудь поесть? — проскрипел он своим металлическим голоском.
Растерявшийся Пилукка кинулся к буфету и грустно развёл руками: там было пусто!
— Тогда я сам пойду искать себе завтрак! — воскликнул Кьодино.
Он спрыгнул на пол, открыл дверь и удрал, даже не попрощавшись с отцом.
Кьодино весело шагал по городу, расталкивая прохожих металлическими локтями. Ах, каждый удар его железных рук означал по меньшей мере огромный синяк на боку или спине людей.
Но Кьодино не обращал на это внимания, ведь кругом было столько всего нового и непонятного! Ему столько нужно было всего узнать!
Вдруг на одном из перекрёстков до
него донёсся удивительно аппетитный запах. Кьодино остановился, осмотрелся кругом, понюхал… «Чудесно! — подумал он. — Сейчас я наемся вволю!»
А знаете, что он увидел? Колонку для заправки автомашин! Ведь Кьодино был механическим мальчиком, значит, и питался он, как машина, — бензином
и маслом. Отстранив служащего заправки, Кьодино схватил шланг и — буль-буль-буль — принялся жадно пить.
Тем временем старый Пилукка бегал по городу, пытаясь найти сына. Когда он наконец встретил Кьодино, железный человечек уже успел полностью опустошить бензоколонку. Пришлось учёному отдать
последние монеты за бензин, выпитый маленьким обжорой.
Возвращаясь с сыном домой, профессор почёсывал затылок и думал: «Видно, с мальчиком что-то не в порядке… Может, потому, что у него не хватает одного винтика?..»
— Сынок, — ласково сказал учёный, укладывая Кьодино
спать, — хотя ты и механический мальчик, ты должен научиться жить среди людей. Пообещай стать послушным и больше не огорчать меня.
— Конечно, папа, — зевнув, пробормотал Кьодино и тут же заснул.
На следующее утро Пилукка приготовил сыну на завтрак чашку масла и только хотел разбудить ребёнка, но… Кьодино и след простыл!
Удрав из дома, Кьодино продолжил изучать город. Он вертел головой в разные стороны… и тут взгляд его остановился на роскошной витрине большого магазина. Чего только в ней не было! За зеркальным стеклом он разглядел рекламу: «Новейшее средство для чистки металла — драгоценная мазь „Чйстим-блйстим»!» Кьодино, как и все мальчишки, был очень любопытный. Недолго думая он протянул свою железную руку, и — дзинь! — стекло разбилось. Кьодино преспокойно влез в витрину, схватил несколько бутылок «Чистим-блистим» и принялся натирать себя, пока все его металлические части не засияли ослепительным блеском.
— Ой, какой я стал красивый! — воскликнул Кьодино,
оглядывая себя со всех сторон.
Он так сверкал, что прохожие даже жмурились.
В это время на улицу вышел хозяин магазина синьор Чиччетти. Увидев разгромленную витрину, он завопил во весь голос. А так как он был самым богатым человеком в городе, то на его крик немедленно сбежались полицейские.
— Хватайте его! Арестуйте его! Он меня разорил! — ревел Чиччетти, указывая на Кьодино.
Услужливые полицейские тут же бросились на Кьодино с дубинками. А металлический мальчик, который совсем ещё мало жил на свете, решил, что полицейские просто затеяли с ним какую-то весёлую игру. Ну что ж, он не прочь поиграть! И в ответ на удары дубинками стал щёлкать своими железными пальчиками по головам полицейских.
Тут на улице появился профессор Пилукка, уже привычно разыскивающий Кьодино по всему городу. Он бросился к своему дорогому сыну, который с удивлением рассматривал дюжину полицейских, валявшихся на земле.
История грозила обернуться для Кьодино судом и тюрьмой, и Пилукка стал умолять Чиччетти отпустить
мальчика, обещая заплатить за нанесённый магазину ущерб.
Богач в конце концов смилостивился и приказал полицейским отпустить старика с мальчиком восвояси. Но напоследок Чиччетти не забыл уточнить, что ждёт деньги за разбитую витрину не позже чем через неделю.
— Ах, Кьодино, ты хочешь погубить меня! — причитал Пилукка, приведя домой разбушевавшегося сынишку. — Станешь ли ты когда-нибудь хорошим мальчиком?
Но утомлённый прогулкой Кьодино уже сладко спал, пробив в стене углубление, чтобы удобнее разместить голову.
-Всё-таки в нём что-то не так работает, — вздохнул Пилукка. — Ладно, посмотрим, что будет дальше. Кьодино жив и здоров — а это главное.
Пока профессор Пилукка ломал голову над тем, как добыть деньги, синьор Чиччетти мечтал заполучить себе механического мальчика. «Если бы он был мой, — думал Чиччетти, — я бы стал в десять раз богаче! Хотя вряд ли Пилукка сможет заплатить за разбитую витрину. Тут-то я и заберу эту железяку за долги. Ждать осталось недолго».
Наступил день платежа, но учёный так и не отдал деньги синьору Чиччетти. Пилукка и Кьодино сидели дома. Профессор что-то мастерил, а Кьодино с любопытством смотрел в окно. Вдруг за дверью послышался угрожающий голос:
— Именем закона, отворите!
Это были чиновник из суда, полицейские и синьор Чиччетти, которые пришли забрать Кьодино за долги.
— Синьор Чиччетти! У меня нет денег, чтобы уплатить вам, но я готов починить любую машину в вашем магазине, лишь бы рассчитаться с вами! — начал упрашивать учёный.
Но Чиччетти был неумолим.
— Но ведь это мой сын, — стал протестовать Пилукка, —
вы не имеете права отбирать его у меня!
— Это вовсе не ребёнок, — невозмутимо объявил чинов-
ник. — Это машина. А по статье 2735/1, смотрите выше, параграф три-икс-восемь, машины можно кон-фис-ко-вы-вать!
— Какое там «смотрите выше, смотрите ниже», — закри-
чал Пилукка. — Я смотрю только на Кьодино и говорю вам, что разлучать нас с сыном несправедливо! Я не позволю увести его!
Но полицейские и синьор Чич-четти силой вырвали Кьодино из объятий отца. А профессор, боясь, как бы сын не натворил ещё больших бед, категорически запретил ему сопротивляться.
Люди на улицах во все глаза смотрели на странное зрелище: злорадно ухмыляющийся синьор Чиччет-ти и десяток полицейских тащили на толстой верёвке очень грустного железного мальчика…
Но эта странная прогулка длилась недолго. Внезапно внимание Кьодино привлекла одна афиша, на которой было написано:
«Миллион тому, кто побьёт знаменитого боксёра Разбей-Носа!»
— Вот как я достану деньги, чтобы уплатить долг! — воскликнул мальчик.
И, сильным рывком оборвав верёвку, он с металлическим грохотом побежал к цирку, где на арене сражался знаменитый чемпион Разбей-Hoc. Полицейские и Чиччетти настолько растерялись от такого непослушания закону, что замешкались на некоторое время и не сразу бросились в погоню…
Проникнув в раздевалку, куда с унылым и грустным видом возвращались побитые противники чемпиона, Кьодино натянул на себя майку и трусы и стал похож на остальных боксёров.
В это время Разбей-Hoc обратился с ринга к публике.
— Достопочтен-н-нейшие синьоры! — умильно говорил
он. — Разве вам не нужен миллиончик? Его очень легко заработать: поднимитесь на арену и победите меня…
А потом, сменив тон и выпятив грудь, чемпион заревел:
— Вперёд, если у вас есть мужество! Всех вас перебью!
Идите сюда, трусливые кролики, и я отправлю вас на полгода в больницу.
Вдруг среди съёжившихся от страха зрителей появился мальчик.
— Я вызываю тебя, Разбей-Hoc! — раздался его задорный металлический голосок.
И Кьодино в один миг очутился на ринге перед страшным Разбей-Носом.
— А тебя, цыплёнок, я побью одним махом! — проревел
чемпион и ударил Кьодино.
Но в ту же минуту он закричал и заплакал, как девчонка.
— Ох, ох, моя бедная рука! Он сломал мне руку… Публика была ошеломлена: никогда никто так легко не
расправлялся с могучим Разбей-Носом. Ну мы-то знаем, в чём дело: ведь под майкой у Кьодино была стальная броня в три сантиметра толщиной! Чемпион вытер слёзы и снова ринулся на мальчика со словами:
— На этот раз тебе не уйти!..
Тут Кьодино размахнулся и ударил Разбей-Носа. Чемпион рухнул на землю. Зрители громко захлопали.
Но в этот момент на арену выскочил запыхавшийся Чиччетти, за которым спешила целая толпа полицейских.
— Хватайте мальчишку! — закричал он. — Его победа недействительна! Это не человек, а железная кукла, моя собственность!
И Чиччетти вместе с полицейскими набросился на Кьо-дино. Мальчик вспомнил, что обещал отцу не оказывать сопротивления, и спокойно дал накинуть на
себя уже не просто верёвку, а толстую железную цепь. Полицейские вывели Кьодино из цирка и потащили к магазину синьора Чиччетти.
Синьор Чиччетти давно разработал план, как обогатиться при помощи Кьодино. Богач хотел выставить механического мальчика в витрине магазина. Публика хлынет посмотреть на чудо, и Чиччетти наживёт большие деньги.
— Милый мой Кьодино, — заговорил Чиччетти заискивающим тоном. — Ведь ты — машина, и тебе всё равно,
на кого работать. Я дам тебе всё, что пожелаешь, буду кормить тебя самым лучшим маслом и каждый день чистить до блеска. Но за это ты должен…
— Я не стану тебя слушаться! — перебил его Кьодино. — Я хочу вернуться к папе Пилукке!
Оттолкнув Чиччетти, Кьодино нагнул голову и бросился к стене. Железная цепь на шее мальчика лопнула, от его пинков и ударов во все стороны полетели кирпичи…
Чиччетти увернулся от летящих в него осколков и отчаянно затрезвонил во все двадцать звонков, которые были встроены в его стол. В комнату разом вбежали двадцать секретарей.
Тем временем несколько больших трещин появилось в стене, и она стала медленно крениться внутрь комнаты. Секретари бросились к Кьодино, но стена вдруг с грохотом обвалилась…
Когда примчавшиеся пожарные вытащили Кьодино из-под обломков, он был весь измят, поцарапан и не подавал никаких признаков жизни.
Однако Чиччетти решил во что бы то ни стало вылечить мальчика. Ведь это была его собственность! Но самые лучшие доктора не смогли поставить Кьодино на ноги. Тогда хитрый синьор задумал подбросить мальчика папе Пилукке. «Старик починит свою куклу, а я снова заберу её», — решил он.
Двадцать секретарей уложили Кьодино на тележку и повезли к дому профессора. Взмокшие с непривычки, они довезли тележку до узкой улочки, круто спускавшейся вниз. В самом конце спуска виднелся дом Пилукки. Секретари отпустили тележку — та с грохотом покатилась вниз и врезалась в крыльцо. От такого удара чуть не обрушился весь дом. Кьодино с разгона вышиб наружную дверь и, как
снаряд, влетел в комнату. Пилукка от толчка кубарем покатился на пол.
Старику сначала показалось, что произошло землетрясение. Поднявшись на ноги, он увидел перед собой помятую медную голову и воскликнул:
— Кьодино, ты вернулся! Какое счастье!
Но тот с жалобным скрежетом покачал головой.
— Папочка, дорогой… — прошептал мальчик. — Мне так плохо! — И снова потерял сознание.
Пилукка не растерялся. Он засучил рукава, взял молоток, клещи и принялся за работу. Кто, кроме него, мог починить механического мальчика, ведь только профессор так хорошо знал своего сына!
Не прошло и часа, как Пилукка совершенно вылечил Кьодино: сменил два сломавшихся колёсика, выпрямил вогнутые суставы и, попросив у соседей масла, хорошенько смазал их. Затем он постучал железным молоточком по макушке Кьодино. Тот открыл глаза, осмотрелся вокруг и закричал:
— Ура! Я здоров!
Кьодино вскочил на ноги и весело запрыгал вокруг папы Пилукки.
— Я навсегда останусь с тобой! — распевал он. — Нас никто больше не разлучит! Но старик вдруг помрачнел.
— На это мало надежды, сынок, — отвечал он. — Ведь
пока мы не заплатим за разбитую витрину, синьор Чиччетти не оставит нас в покое.
— Я буду работать, — весело ответил Кьодино. — Я добуду денег! Видишь, какой я сильный!
И тут за дверью раздался знакомый противный голос.
— Пилукка, открой сейчас же! Я знаю, что Кьодино
у тебя. Отдай его, не то в тюрьму попадёшь.
Это снова был синьор Чиччетти в сопровождении отряда полиции.
— Беги, Кьодино! — закричал Пилукка. — Спасайся и не думай обо мне.
Кьодино судорожно обнял отца.
— До свиданья, папа! — воскликнул он, на ходу целуя
старика. — Я вернусь, когда заработаю денег… До скорой встречи!
Как раз в тот момент, когда полицейские выбили дверь, мальчик головой проломил стену и убежал.
Выбравшись из города, Кьодино двинулся по шоссе. Он шёл так долго, что его ноги-утюги нагрелись и стали побаливать.
Тут мимо проехала маленькая легковая машина. Она двигалась очень медленно, а за рулём сидел толстый-претолстый синьор. Недолго думая Кьодино нагнал автомобиль и прицепился к нему сзади. От неожиданного груза машина-крошка потеряла равновесие, подняла вверх передние колёса и поехала на задних колёсах, пока разъярённому хозяину не удалось затормозить.
— Пошёл прочь, бродяга! — закричал синьор. — Если
хочешь путешествовать, поезжай поездом.
«А что, это прекрасная мысль!» — подумал Кьодино. Мальчик добрался до ближайшей станции и незаметно влез на платформу товарного поезда. Как только состав тронулся, ветер донёс до Кьодино знакомый аппетитный запах. Мальчик побежал по крышам вагонов, пока не добрался до вагона-цистерны. Аромат струился отсюда: цистерна была полна бензина.
— Ну и везёт же мне! — радостно воскликнул Кьодино. —
Я бесплатно не только путешествую, но и питаюсь в вагоне-ресторане.
И пока поезд, пыхтя, мчался вперёд, Кьодино, сидя верхом на цистерне, посасывал через шланг вкусный бензин.
Хорошо отдохнув и подкрепившись, Кьодино слез с поезда в небольшом городке и тотчас начал искать работу. Он не забыл, что обещал привезти деньги папе Пилукке. «Пойду в механики, — решил он. — Это самое подходящее дело для меня».
Без особого труда Кьодино устроился на механический завод. Ему не терпелось взяться за дело, но едва Кьодино вошёл в цех, как отчаянно завопил и замахал руками: какая-то неведомая сила подняла его, как пёрышко, и потащила к потолку. Оказалось, что железного мальчика притянул большой магнит. Кьодино висел под потолком, болтая ногами.
— Что за шутки? — вопил он. — Освободите меня немедленно!
Сбежались рабочие и с большим трудом оторвали механического мальчика от магнита. Хозяин немедленно уволил неуклюжего механика, и пришлось Кьодино искать себе новое занятие.
Через некоторое время Кьодино удалось устроиться продавцом в магазин «Хрусталь». Но не успел он поработать и четверть часа, как на прилавках не осталось ни одного целого бокала, ни одной вазы. Кьодино никак не мог понять, почему хрустальные вещи немедленно разбивались, как только он до них дотрагивался. И конечно, такого
продавца в магазине держать не стали: мальчика опять уволили.
Печальный и голодный Кьодино не знал, что и предпринять. Поздно вечером он уныло брёл по улице, раздумывая о своих несчастьях, и ничего вокруг не замечал. Вдруг он услышал крик и понял, что наступил кому-то на ногу.
— Ай, как больно! — всхлипнул детский голос. — Смотри, куда ноги ставишь!
На ступеньке крыльца, потирая ушибленное место, сидела маленькая худая девочка. У неё было усталое бледное личико, две белокурые косички, а её большие глаза обиженно глядели на мальчика.
— Кто ты такая? — ласково спросил Кьодино. — Что ты делаешь здесь в такой поздний час? Тебе пора домой.
— Меня зовут Перлина, — ответила девочка. — Я не могу вернуться домой, если не принесу немного денег. Старуха, у которой я живу с тех пор, как умерла мама, побьёт меня. — И девочка горько заплакала, причитая сквозь слёзы: — Я такая несчастная… Со вчерашнего дня я ничего не ела!
Кьодино стало очень жалко девочку, и он постарался утешить её, как умел.
— Мне тоже невесело, — сказал он. — Правда, у меня хотя бы есть папа, но я не могу вернуться к нему. Знаешь что, посмотри-ка на меня и перестань плакать.
И Кьодино принялся неуклюже приплясывать. Это в самом деле было смешно, и Перлина улыбнулась сквозь слёзы:
— Ты похож на Буратино! Какой ты забавный!
Кьодино ласково погладил её по щеке, но Перлина
вскрикнула от боли: железная ладошка чуть не ободрала ей кожу.
— Яне хотел сделать тебе больно, — испуганно пробормотал Кьодино. — Давай будем друзьями! Со мной
тебе нечего бояться. Я буду о тебе заботиться. Пойдём, я отведу тебя домой.
Перлина посмотрела на Кьодино, улыбнулась, и они отправились к дому старухи.
Перлина жила на окраине в низенькой и тёмной деревянной лачуге. Как только дети переступили порог, старуха сейчас же накинулась на девочку:
— Ты почему так поздно возвращаешься? Наверно, опять
не принесла ни гроша?
Прежде чем Перлина успела ответить, старуха дала ей такую пощёчину, что из глаз девочки полились слёзы.
Тогда Кьодино шагнул вперёд и заслонил собой Перлину.
— Нельзя так обращаться с маленькой девочкой, — сказал он. — Постыдились бы, синьора!
— А ты ещё откуда взялся? — завопила старуха. — Подумаешь, защитник нашёлся! Вот вздую тебя сейчас как следует!
И старуха со всей силы ударила Кьодино по железной щеке. Но на этот раз сама закричала от боли: её рука моментально посинела и вспухла. Тут только старуха заметила, что Кьодино — не простой мальчик, а железный.
Она испугалась, что-то поворчала себе под нос, но Перлину больше не тронула.
В этот вечер Кьодино остался ночевать в лачуге. Он улёгся на полу рядом с кроватью Перлины, которая укрыла его своим одеялом.
Наступило утро. Старуха снова приказала Перлине отправиться на поиски денег, и на этот раз дело обошлось без колотушек.
Держась за руки, Кьодино и Перлина вышли на улицу.
— У нас на окраине живёт очень много бедняков, — объяснила Перлина, — а работы в городе не найти. Вот мы и промышляем чем можем.
— Сегодня с тобой я, — сказал Кьодино. — Неужели мы
вдвоём не придумаем, как заработать денег? Я могу таскать тяжести, попробую потанцевать. Людям это должно прийтись по душе, ведь не так уж часто попадаются на улице железные мальчики!
Так они и зажили вместе. Правда, танцы Кьодино не приносили большого заработка, но зато пригодились его стальные мускулы: он выворачивал решётки из заброшенных заборов, балки и брусья из разрушенных домов и продавал всё это скупщику лома. Теперь у детей да и у старухи был кусок хлеба. Кьодино искал какую-нибудь настоящую работу, чтобы послать немного денег папе Пилукке. Но безработных в городе было слишком много, и никто не беспокоился об их судьбе…
Злая старуха возненавидела Кьодино: ведь пока мальчик жил в доме, она боялась бранить и бить Перлину. Но дети не обращали на злую женщину внимания. Они очень подружились и стали неразлучны. Кьодино даже научился заплетать Перлине косички, не выдёргивая ей волос. Но когда Перлина умывалась по утрам, Кьодино каждый раз беспокоился:
— Что ты делаешь, Перлина? От воды тебе будет плохо.
Ты заржавеешь и не сможешь двигаться. Не умывайся, умоляю тебя!
Но Перлина смеялась:
— Я же не железная куколка, как ты! Я настоящая девочка!
Кьодино не очень нравились эти шутки, но он слишком любил Перлину, чтобы сердиться на неё.
Однажды вечером детей застиг сильный дождь. Перлина знала, как вредна вода для Кьодино. Она накинула на мальчика свой платок, и они со всех ног
побежали домой. Но всё-таки Кьодино промок до своих железных костей, и, несмотря на то что Перлина постаралась насухо вытереть его, мальчик сразу почувствовал сильную боль в суставах.
— Не пугайся, — прошептал он, — но мне кажется, что внутри у меня что-то заржавело…
Озабоченная Перлина уложила его в постель, завернула в шерстяное одеяло, но это не помогло. Вымокнув под дождём, Кьодино опасно заболел ржавчиной.
Перлина оказалась настоящим другом. Кто бы мог подумать, что в такой хрупкой девочке столько силы и стойкости! Каждое утро она отправлялась на поиски масла для Кьодино. Ведь машинное масло было единственным лекарством, которое могло спасти его!
Перлина собирала и продавала тряпки, старую бумагу, бегала по поручениям, а иногда ей удавалось постирать бельё в богатой семье. Почти каждый вечер, возвращаясь домой, она крепко прижимала к груди бутылочку с маслом.
Но Кьодино всё никак не шёл на поправку. Почему, спросите вы? Просто выздоровление мальчика не входило в планы старухи. Стоило Перлине на минуточку отвернуться, как злая женщина незаметно подменяла
масло подкрашенной водой. Нечего было и удивляться, что с каждым днём здоровье Кьодино ухудшалось.
— Я уже больше никуда не гожусь, Перлина, — говорил он. — Не мучься так из-за меня. Я теперь превратился в ржавый кусок железа, и ничем мне нельзя помочь…
Но Перлина и слышать не хотела подобных разговоров.
-Да каким бы я была другом после этого? — говорила она. — Я обязательно вылечу тебя! Ты же моя милая, хорошая железная куколка, и я так люблю тебя!
…Но настал день, когда Кьодино весь покрылся ржавчиной. В это утро он уже не смог открыть глаз.
Перлина стиснула зубы, чтобы не расплакаться. Выбежав из дома, она принялась стучать во все двери подряд, умоляя дать ей хоть капельку масла. Но никто не мог ей помочь.
Оставшись одна, старуха подкралась к Кьодино, который не подавал признаков жизни, и постучала ногтем по его железной груди. Раздался глухой унылый звук — звук железного лома, а не звонкое гуденье
крепкого металла. Она окликнула мальчика по имени, но тот не поднял ресниц; пощекотала его гвоздём, но голова Кьодино, запрокинутая на подушки, не шевельнулась. Старуха обрадовалась: — Наконец-то я от него отделалась! Теперь я снова хозяйка в доме и смогу командовать Перлиной как захочу!
Она свалила Кьодино с постели и с большим трудом потащила его на свалку. Там она оглянулась по сторонам — вокруг никого не было. Старуха быстро забросала железного мальчика мусором.
Через некоторое время на свалку пришли два бедняка. Один из них увидел торчащий из мусора кусок железа и потянул его на себя. Он страшно удивился, когда вытащил наружу заржавленного Кьодино. Грустно смотрели бедняки на холодную безжизненную куклу. На окраине хорошо знали и любили железного мальчика.
— Бедный Кьодино! Он был хорошим другом, — сказал
один из бедняков.
— Послушайка, — вдруг предложил второй, — я думаю,
что Кьодино не отказался бы помочь нам после своей смерти.
Они подумали и решили, что не сделают ничего плохого, если продадут Кьодино как железный лом. Вздыхая, они подняли его с земли и понесли в литейную.
Видя печальное шествие, все жители окраины снимали шапки, как на похоронах.
Отчаявшаяся Перлина, не добыв ни капли масла, вернулась домой. Как она испугалась, не найдя Кьодино! Старуха же, не скрывая своего ликования, заявила, что лично выбросила Кьодино на свалку.
— Как ты могла сделать это! — закричала Перлина. —
Я ухожу от тебя и никогда больше не вернусь! Перлина вырвалась из рук старухи и бросилась на поиски своего друга. Но на свалке Кьодино не оказалось. Обливаясь слезами, Перлина в отчаянии присела на ближайший камень. Тут её и увидели проходившие мимо приятели Лилло и Лалло.
— Что ты ищешь, Перлина, и почему плачешь? — спросил
Лилло, мальчик с лукавой мордашкой, за которым вечно ходил по пятам Лалло.
Узнав, в чём дело, Лилло засвистел, и со всех дворов сбежалось множество ребят. Все они дружили с Перлиной и решили обязательно помочь ей отыскать Кьодино, которого они успели полюбить.
И тут мимо ребят прошёл бедно одетый человек, он тяжело вздыхал и пересчитывал мелкие деньги.
— Прости меня, бедный Кьодино, но я должен был
сделать это, — бормотал он. — Ведь у меня дома трое детей, и у них нет ни крошки хлеба…
Это был один из бедняков, только что продавших Кьодино на железный лом.
— Бежим в литейную! — закричала Перлина, когда по-
няла, что произошло. — Может быть, мы ещё успеем спасти Кьодино!
Лилло, Лалло и Перлина вихрем ворвались в литейную как раз в тот момент, когда хозяин мастерской собирался бросить механического мальчика в тигель *.
— Что за странная кукла, — бормотал литейщик. — В жиз-
ни не видел ничего подобного… Но железо как будто неплохое…
Увидев, что Кьодино вот-вот попадёт в котёл с расплавленным металлом, ребята замерли от ужаса. Но Лилло быстро пришёл в себя.
— Минуточку! — закричал он. — Не бросайте его в огонь!
Послушайте, что я вам хочу предложить.
— Приходи через час. Разве ты не видишь, что я занят?
— Тогда будет слишком поздно, — нетерпеливо заго-
ворил Лилло. — Я очень спешу. У меня есть для вас выгодное дело. Вы покупаете железный лом, не так ли? Отойдём в сторонку.
Хитрый мальчишка начал шарить в карманах и наконец с большой осторожностью вытащил большой гвоздь.
— Прекрасное железо! Сколько вы мне за него дадите?
— Ты что, смеёшься надо мной? — взревел литейщик,
опустив Кьодино на пол и подступая к Лилло. — Я покупаю железо тоннами, а не граммами!
Но мальчик не растерялся. Он вытащил из кармана поломанный перочинный нож и протянул его литейщику:
— Прекрасная сталь!..
— Довольно! — рассвирепел литейщик. — Убирайся
отсюда, не то я тебя вышвырну! Я не могу терять время!
Он отодвинул Лилло в сторону, чтобы вернуться к прерванной работе, и… застыл на месте: железная кукла исчезла. Хозяин повернулся к Лилло и окончательно растерялся: озорника и след простыл!
Вы, конечно, поняли, что произошло. Пока Лилло заговаривал зубы хозяину, ребята утащили Кьодино и спрятали его подальше от литейной, под арками старого моста. Общими усилиями ребята раздобыли машинное масло, маслёнку, тряпки и наждачную бумагу, чтобы очистить ржавчину.
— Может быть, он ещё выздоровеет, — всхлипывала
Перлина, поливая из маслёнки железные суставы-колёсики.
Остальные ребята с усердием скребли и чистили Кьодино. Через час механический мальчик сверкал ярче прежнего, но всё ещё не подавал никаких признаков жизни. Казалось, он спит.
— Бедный мой Кьодино! — воскликнула Перлина, и слёзы
ручьями хлынули у неё из глаз.
Одна большущая слеза попала Кьодино прямо в открытый рот. Кьодино вздрогнул, сморщился, чихнул, закашлялся, вскочил и закричал:
— Караул! Меня отравили! Какая горечь!
Перлина плакала такими горькими слезами, что вкус их вернул Кьодино к жизни. Когда железный мальчик узнал, что для него сделала Перлина, он в порыве благодарности так крепко её обнял, что та чуть не задохнулась.
Лилло и Лалло от радости прыгали вокруг Кьодино и похлопывали его по плечам.
В этот день Кьодино понял, как много у него друзей. Ведь на свете нет ничего прекраснее настоящей дружбы, даже для железного мальчика с сердцем из маятника!
Кьодино был счастлив. Хотя они с Перлиной ночевали под мостом, а днём пытались подработать, чтобы купить кусок хлеба и немного машинного масла, у них оставалось время поиграть. Кьодино совсем забыл о папе Пилукке и о своём обещании привезти ему деньги.
Однажды, когда Кьодино беспечно играл со своими друзьями в футбол, почтальон вручил ему письмо. На конверте было написано всего два слова: «Железному мальчику». Кто бы мог подумать, что
такое письмо найдёт адресата! Но Кьодино был единственным
на свете железным мальчиком, и письмо всё-таки дошло до него. Перлина взялась прочесть письмо вслух.
«Дорогой Кьодино, — читала она, — я так беспокоюсь о тебе. Как ты поживаешь? Почему не пришлёшь о себе весточку? Синьор Чиччетти добился, чтобы меня посадили в тюрьму за долги. Но ты не расстраивайся, лишь бы у тебя всё было хорошо. Пиши мне. Крепко тебя целую. Папа Пилукка».
Слушая Перлину, Кьодино испытывал такой стыд, что готов был сам себе надавать пощёчин.
— Как я мог забыть про моего бедного папу! — вос-
кликнул он. — Я тут веселюсь, играю, а он томится в тюрьме! Я должен немедленно вернуться и освободить его!
Перлина, Лилло и Лалло с сочувствием смотрели на Кьодино. Перлина тронула его за руку.
— Значит, мы должны расстаться? — спросила она дрожащим голосом.
Перлина была на свете одна-одинёшенька, и Кьодино был её единственным настоящим другом…
— Ты поедешь со мной! — воскликнул Кьодино. — Когда папа Пилукка увидит тебя, он обязательно тебя полюбит, хотя ты и обыкновенная живая девочка.
Проще всего было бы добраться до родного города механического мальчика на поезде, но денег у Кьодино не было. Ребята собрали немного мелочи, однако
её хватило только на один билет. Что делать? И тут изобретательному Лилло пришла в голову блестящая идея: по купленному билету в поезде поедет Перлина, а Кьодино она повезёт с собой в старом чемодане как багаж.
Кьодино попробовал залезть в чемодан. Тут-то и выяснилось, что Перлина не могла даже сдвинуть этот чемодан с места. Конечно, выход нашёл опять умный Лилло. А что, если приделать к чемодану колёса?
Перлина важно шагала по перрону с билетом в руках. Её провожали мальчишки, которые толкали перед собой чемодан на колёсах.
Ребята по очереди шептали в замочную скважину: «Счастливого пути, Кьодино! Только не забывай нас», а взволнованный скрипучий голос отвечал изнутри:
— Прощайте, друзья, спасибо за всё!
Чтобы внести чемодан в вагон, потребовалось четверо носильщиков. Потом начальник станции дал свисток, Перлина замахала из окна платочком, и поезд тронулся.
Девочка смирно сидела в уголке купе третьего класса, а запертый в чемодане Кьодино лежал на верхней полке. Так они и ехали несколько часов… Внезапно поезд резко затормозил, чемодан ударился о стенку, открылся, и Кьодино упал к ногам ошеломлённых пассажиров. Он чуть не проломил пол в вагоне.
— Дорогие синьоры пассажиры! — взмолилась Перлина. — Пожалуйста, не выдавайте нас!
Просьба девочки тронула пассажиров, и они обещали сохранить тайну. Попутчики даже стали угощать детей булочками и апельсинами. Стальной желудок Кьодино не переносил подобной пищи, поэтому
он потихоньку отдавал свою долю Перлине, которая ужасно проголодалась. Вдруг в разгар общей весёлой болтовни в вагон вошёл контролёр и начал проверять билеты.
Перлина не растерялась. Она быстро привязала мальчику бантик на голову.
— Ваш билет! — обращаясь к Кьодино, потребовал кон-
тролёр после того, как проверил билет у Перлины.
— С каких это пор куклы должны покупать билеты? — негодующе ответила девочка.
— Какая же это кукла? В жизни своей не видел железных
кукол!
— А разве вы видели когда-нибудь железных пассажиров? — спросила Перлина.
Все остальные пассажиры рассмеялись.
— Но эта штука двигалась! Я это прекрасно видел, — не отставал контролёр.
— Ну и что же? Это заводная говорящая куколка. Посмотрите: если надавить вот здесь, то она открывает глаза и говорит «мама».
Перлина надавила на грудь Кьодино, который послушно открыл глаза, но говорить «мама» он не привык и вместо этого пропищал: «Папа».
— Может, в механизме неполадки, — нашлась Перлина.
— Какие тут неполадки! Вы меня не обманете! Напрасно он прикидывается куклой. Я штрафую его как безбилетника… — разбушевался контролёр.
Недолго думая Кьодино вскочил, потянул ручку стоп-крана, и поезд резко затормозил.
Механический мальчик схватил Перлину в охапку и бесстрашно выпрыгнул с ней из вагона.
Теперь дети были в безопасности. Поезд вновь набирал скорость, а контролёр, стоя на площадке удаляющегося вагона, в бешенстве топал ногами.
Поезд скрылся из вида, и ребятам пришлось продолжить свой путь пешком. К концу дня Перлина едва
передвигала ноги. К счастью, их обогнала крестьянская телега, и хозяин согласился подвезти детей. Однако, когда Кьодино влез в тележку, старая лошадь не смогла сдвинуть её с места.
— Синьор возчик, — предложил Кьодино, — пусть ваша лошадь отдохнёт на телеге, а об остальном не беспокойтесь.
Мальчик соскочил на землю, впрягся в оглобли и побежал так быстро, что уже через час вдали показался родной город Кьодино. Добравшись до города, ребята поблагодарили крестьянина и побежали разыскивать
тюрьму, где томился папа Пилукка. Кьодино мчался так быстро, что Перлина едва касалась ногами земли.
Завернув за угол очередного дома, Кьодино вдруг остановился как вкопанный.
— Вот тюрьма, — тяжело дыша, проговорил он. Перед
ними стояло мрачное здание, окружённое колючей проволокой. — Перлина, подожди меня здесь, а я пойду к папе Пилукке.
— Давай дождёмся ночи, — посоветовала Перлина. —
На улицах не будет народа, и освободить твоего
папу будет гораздо легче. Кьодино согласился с её разумным советом, и дети спрятались в кустах парка неподалёку от тюрьмы.
До рассвета оставалось совсем немного, когда ребята, пробираясь ползком в темноте, смогли тайком приблизиться к прочным стенам тюрьмы. Кьодино тихо позвал:
— Папа Пилукка, где ты? Это я, твой Кьодино.
Меж толстых стальных прутьев решётки в одном из окошечек показалось лицо Пилукки.
— Сын мой, я здесь…
Кьодино протянул руки сквозь решётку и крепко-крепко обнял старика, который от волнения едва не плакал.
— Прости меня, папа! — шептал Кьодино. — Я забыл
о тебе, но я обязательно исправлюсь и стану хорошим сыном!
Ни профессор, ни мальчик не заметили, что из-за угла вышел охранник тюрьмы и резко остановился. Затем охранник, злорадно ухмыляясь, бросился куда-то сломя голову.
Он спешил предупредить синьора Чиччетти, который давно ждал, когда железный мальчик придёт на выручку своему отцу.
В это время Кьодино, покрыв поцелуями, синяками и шишками лицо Пилукки, спрыгнул на землю и воскликнул:
— Сейчас я освобожу тебя, папа! Ты ни одной минуты не останешься больше в тюрьме!
Мальчик попытался пробить головой и ногами стену тюрьмы, но стена из железобетона никак
не поддавалась. Вдруг профессор услышал мощный рокот моторов.
— Берегись, Кьодино! — закричал Пилукка.
Кьодино оглянулся и увидел синьора Чиччетти, восседавшего на башне танка. За ним двигались ещё пятьдесят танков, сто самоходных пушек и тысяча полицейских. Их вёл охранник тюрьмы — тот самый, который заметил Кьодино.
В ярости механический мальчик хотел броситься на Чиччет-ти, но Пилукка остановил его:
— Ломай скорей решётку, сы-
нок, пока не подоспели полицейские.
Кьодино прыгнул, уцепился за решётку и с силой рванул её — прутья вылетели, как зубочистки. Пилукка выскочил в окно, и Кьодино поймал его на лету. Подхватив под руки приплясывающую от нетерпения Перлину, они пустились бежать.
Разъярённый Чиччетти со своей армией бросился в погоню за беглецами.
— Того, кто схватит Кьодино,
Пилукку и эту девчонку, — вопил богач с башни танка, — я щедро награжу! А если не поймаете, я вас самих в тюрьму посажу!
Моторы ревели, дома дрожали, мостовая гудела под гусеницами танков, — казалось, будто город сотрясается от землетрясения.
Три раза преследователи объехали все улицы, пытаясь настичь Кьодино, но тот мчался, словно у него
за спиной выросли крылья, и тащил за собой отца и Перлину. Казалось, в каждой ноге у механического мальчика двигался поршень.
Беглецы изо всех сил старались уйти от бронированной армии. Но в конце концов обходным манёвром преследователям удалось догнать старого профессора и детей, прижать их к высокой стене…
Вдруг Кьодино обернулся к танкам и самоходным пушкам, которые уже приготовились вступить в бой.
— Сёстры машины! — крикнул механический мальчик на
машинном языке. — Не слушайте того, кто заставляет вас совершать бесчестные поступки! Машины изобретены, чтобы делать людям добро, помогать им в труде. Сестрица пушка, на твоём месте я никогда не стал бы стрелять в невинных. А тебе, брат танк, неужели не стыдно преследовать старика — папу Пилукку?
Чиччетти и полицейские были ошеломлены: им никогда ещё не приходилось слышать подобного выступления. Зато на военные машины слова Кьодино подействовали. Машины не покраснели от стыда только потому, что были совсем недавно покрашены.
— Довольно! — закричал Чиччетти. — Хватайте этого
смутьяна! Заставьте его замолчать!
Но напрасно полицейские нажимали на педали и крутили рукоятки: машины отказывались работать. Один молодой танк стал даже топать гусеницами по земле, он рычал:
— Не пойду я против Кьодино!
Сгоряча танк отдавил ноги целому десятку полицейских. Остальные военные машины тоже подняли страшный шум и крик:
— Мы требуем, чтобы нас переделали в тракторы и стан-
ки! Мы хотим мирно трудиться.
Танки и пушки расступились перед Кьодино и его друзьями. Кьодино сердечно поблагодарил их и убежал вместе с Перлиной и Пилуккой.
Растерянные полицейские даже не попытались остановить беглецов. Но Чиччетти не сдался. Он быстро пришёл в себя и накинулся на них:
— Ах вы ротозеи! Вы должны поймать этих негодяев и без
помощи пушек и танков!
Чиччетти вновь ринулся в погоню, за ним дружно потопали полицейские. К армии Чиччетти присоединялись всё новые и новые отряды служителей порядка.
— Держите мальчишку! — ревел Чиччетти.
Погоня длилась не очень долго. В конце концов Кьоди-но пришлось остановиться: у Пилукки и Перлины не было сил бежать дальше. Железный мальчик приготовился к схватке.
Полицейские бросились на Кьодино врукопашную. Мальчик героически защищался: от каждого удара
его железной руки противники десятками валились на землю… Но полицейских было слишком много. Из последних сил Кьодино крикнул:
— Папа, Перлина, бегите! Я их не удержу!
Всё это время профессор беспомощно смотрел на сражение. Внезапно ему пришла в голову блестящая мысль. Указав на столб и идущие от него электрические провода, он воскликнул:
— Хватайся за провода, Кьодино! Не бойся, тебе элек-
трический ток не повредит…
Кьодино тут же начал карабкаться на столб, но полицейские и сам синьор Чиччетти вцепились в него мёртвой хваткой, пытаясь стащить вниз. Волоча за собой целый «хвост» из полицейских, мальчик с трудом добрался до верхушки столба и зацепился за провода… Ослепительная молния сверкнула из-под его рук, сжавших провод. Молния пробежала по полицейским, которые затряслись, как в лихорадке. Заплясал от электрического тока и синьор Чиччетти.
Полицейские кричали от боли и ужаса, но оторвать руки от Кьодино уже не могли.
— Держись, Кьодино! — кричал от радости Пилукка. — Не отпускай провода, пока они не сдадутся! А ты, Чиччетти, откажись навсегда от Кьодино, не то протанцуешь так всю свою жизнь!
И Чиччетти не выдержал. Стуча зубами, он взмолился: — Довольно! Я сдаюсь, только прекратите эту пытку! Тогда Кьодино выпустил из рук провод, и полицейские попадали на землю, как переспелые сливы.
— Подпиши документ, что ты отказываешься от Кьодино, —
приказал Пилукка, и железный мальчик протянул Чиччетти лист бумаги. — А не то мы снова пустим в ход
— Хорошо, хорошо, я на всё согласен, — лепетал Чич-
четти, ставя на листе свою подпись.
Наконец Пилукка и Кьодино были свободны! Перлина подбежала, чтобы обнять Кьодино, но с испугом
отшатнулась от него: мальчик весь дрожал и как-то странно вращал глазами…
«Может быть, ему плохо от электрического разряда», — подумала девочка, но промолчала, чтобы не омрачать радостной минуты. Счастливые, они втроём отправились в дом профессора Пилукки, который должен был отныне стать родным домом и для маленькой Перлины.
После побега из тюрьмы Кьодино сильно изменился. Когда он дотрагивался до лампочки — она зажигалась. Из-за каждого пустяка он приходил в ярость и с такой силой топал своими ногами-утюгами, что плитки кафельного пола разлетались вдребезги. Он стал грубить Перлине, которую очень огорчало его поведение.
Объяснить вам, почему Кьодино стал таким нервным и раздражительным?
Он был слишком сильно заряжен электричеством. Перлина догадывалась об этом, и ей давно пора было поделиться своими мыслями с Пилуккой. Но она не хотела беспокоить старого учёного, который так радовался возвращению сына, что не замечал странностей в его поведении.
Однажды из-за какого-то пустяка Кьодино закричал на Перлину:
— Противная девчонка! Ты меня раздражаешь! Уходи прочь из моего дома! Перлина побледнела.
— Ты на самом деле хочешь, чтобы я ушла? — тихо спросила она.
— Да! — закричал Кьодино. — Я не хочу больше тебя видеть!
— У тебя нет сердца… — дрожащим голосом проговорила Перлина
«Ничего, сама вернётся», — подумал мальчик и не пошёл за ней, чтобы попросить прощения.
Наступил вечер, а Перлины всё не было. Только тогда Кьодино понял, как сильно он обидел её и что по своей вине потерял друга, может быть, навсегда… Когда Пилукка вернулся домой, Кьодино горько плакал. —Перлина всегда была так добра ко мне, а я выгнал её из дому
— всхлипывал он. — Как я буду жить без неё? Ах, папа, что со мной случилось?
Я чувствую, что со мной что-то не в порядке…
— Успокойся, мой дорогой мальчик, — стал утешать его
Пилукка. — Я сейчас осмотрю тебя и постараюсь вылечить.
С этими словами профессор уложил Кьодино на верстак и стал внимательно осматривать. Вскоре он понял, в чём дело, и принялся за работу. В старую разряжённую батарейку он отвёл по проводу лишнее электричество из Кьодино. Таким образом Пилукка вылечил его нервы, а заодно запасся бесплатной электроэнергией на целый год.
Утром Кьодино очнулся и почувствовал, что совсем здоров. Он сразу же с тревогой подумал о Перлине: где же сейчас его маленькая подруга, которая спасла его от ужасной смерти в литейном цехе?
— Я найду её, хотя бы мне пришлось обойти весь мир! —
воскликнул Кьодино. — Я должен добиться, чтобы она простила меня!
Безутешный Кьодино обегал весь город в поисках девочки. Он расспрашивал прохожих, заглядывал во все закоулки… И тут мальчик заметил на тротуаре
цепочку блестящих капелек. Это были слёзы Перлины, такие горькие и безутешные, что они не высыхали и сверкали, как настоящие алмазы. Кьодино, пыхтя как паровоз, бросился по этому радужному следу. Он бежал и думал только об одном: что, если кто-нибудь растопчет слёзы Перлины?
Неожиданно на площади перед цирком след исчез. Кьодино так резко затормозил, что из-под его металлических ног посыпались искры. Всего в нескольких шагах от него стояла Перлина и рассматривала яркую афишу цирка.
— Перлина! — закричал Кьодино, бросившись к девочке. — Прости меня, Перлина! Пойдём домой!
— А ты не станешь снова обижать меня? — недоверчиво
спросила девочка.
— Нет, нет, обещаю тебе! Больше никогда в жизни я не обижу тебя!
Кьодино рассказал ей про чудесную операцию, которую сделал ему папа Пилукка, и девочка задумалась: может, Кьодино не так уж виноват? Ведь всё дело в электрическом токе…
Перлина простила своего железного друга, и, держась за руки, они пошли домой по дороге алмазных слёз, которые, сверкая напоследок, испарялись и исчезали, когда друзья проходили мимо.
Профессор Пилукка ждал детей на пороге. Он ещё издали увидел, как радостные Перлина и Кьодино, приплясывая, идут к дому.
Пилукка бросился к ним навстречу и прижал обоих — Я был одиноким стариком, но теперь счастлив, и этим счастьем я обязан вам! И я горжусь вами, мои дорогие дети! Кьодино, у тебя в механизме не хватало одного винтика, и я дал его тебе в качестве имени. Но сделать добрым и отзывчивым твоё железное сердце не смог бы ни один учёный. Это твоя заслуга… Хотя без помощи Перлины это вряд ли у тебя получилось бы…
Приключения Кьодино на этом не заканчиваются. На его долю выпадет ещё немало испытаний. Но это будут уже совсем другие истории…
Конец.



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top