Детская книга: «Прекрасная испанка»

Loading...Loading...
Детская книга: «Прекрасная испанка»

Детская книга: «Прекрасная испанка» (Мигель де Сервантес)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (28 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

В стародавние времена жили в славном городе Бургосе два знатных и богатых кабальеро — дон Диего де Карриасо и дон Хуан де Авенданьо. Их сыновья, Диего и Антонио, дружили с детства. Антонио был тихим и мечтательным, а Диего, наоборот, слыл малым разбитным и весёлым. Едва лишь успев опериться, этот непоседа тайком сбежал из дома и отправился бродить по свету.
Напевая весёлую песенку «Три утёнка из Бергамо шли не криво и не прямо…», принялся он месить пыль по дорогам Испании. Побывал на постоялых дворах Севильи, жарился под солнцем Вальядолида, насыщался в тавернах Мадрида, глазел на башни Барселоны. Он якшался с оборванцами, которые добывали себе пропитание притворным нищенством и гнусавыми молитвами, толкался среди рыночных торговцев и посыльных, ловко носящих тяжёлые корзины на головах, участвовал в пирушках весёлых бродяг, называвших себя студентами, ловил тунцов с рыбаками, плясал на деревенских свадьбах и, конечно же, не раз попадал в самую гущу беззлобных, но опасных потасовок. Поистратив все взятые из дому денежки и тут же по этой причине порастеряв всех друзей-шалопаев, которые только и знали, что пировать на дармовщинку, Диего вернулся домой с повинной, как блудный сын.
Целый год он был тихим и послушным, стараясь задобрить строгого и неумолимого отца. Но не мог забыть привольной жизни среди беспечных бродяг и весёлых красавиц. Ему так хотелось вновь хлебнуть чистого воздуха горных дорог, ощутить простор зелёных долин, поймать.на своём лице дуновение свежего морского ветерка. Не сиделось молодому Диего дома, и он стал подговаривать своего друга Антонио отправиться в путешествие. Но тот не решался оставить родительский дом без согласия отца. Тогда Диего стал просить родителя отправить его на учение в университет города Саламанки, где якобы собирался изучать греческий и латинский языки. Прослышал об этой просьбе и отец Антонио, дон Хуан де Авенданьо. Понравилось ему стремление юношей к учению, и он дал своё согласие. Переговорив между собой, отцы решили отправить юношей, как и подобает знатным молодым людям, со всеми удобствами и в сопровождении двух слуг и важного гувернёра.
Напутствовав сыновей многими советами и предостережениями, наказав им учиться прилежно и вести себя в университете хорошо, оба родителя остались дома ждать скорой вести с дороги. А дорога была не близкой. Поначалу предстояло добраться до юрода Вальядолида, а уж оттуда прямиком двигаться на Саламанку.
Гувернёр, почтенный Педро Алонсо, поспешая доставить своих юных подопечных в университет, не желал ни на час задерживаться в городе. Однако юноши уговорили добродушного и не очень смышлёного старого опекуна разрешить им съездить в пригород посмотреть родник Арга-лес, знаменитый своей древностью, и с которым не сравнится по красоте ни медный водопровод в центре Вальядолида, ни роскошные фонтаны Мадрида.
В сопровождении слуги Диего и Антонио верхом на крепких, выносливых мулах отправились к окраине города. Здесь они остановились, и Диего вдруг вытащил из-за пазухи туго скрученный свиток.
Он протянул его ничего не подозревавшему слуге и велел срочно отнести назад, передать гувернёру из рук в руки, нигде не задерживаясь, и ожидать их у ворот дель Кампо на выезде из города. Послушный слуга понёсся обратно, оставив друзей в желанном одиночестве.
Не теряя ни минуты, юноши поскакали прочь и к вечеру оказались совсем в другом месте — на базарной площади в небольшом городке Мо-хадосе. Переночевав здесь, друзья направились в Мадрид, где продали с выгодой своих мулов и зажили весёлой, беззаботной жизнью, не помышляя ни о латыни, ни о греческом.
Однако скоро дорогая их одежда поистрепалась, золотые эскудо истаяли, как воск свечи. Пришлось юношам купить себе простые широкие панталоны и короткие накидки, что носят валенсийские крестьяне. В таком виде достигли они старинного города Толедо. А там прослышали, будто в гостинице «Севиль-яно» есть служанка, которая славится на весь город не-
сравненной красотой. Не долго думая, завернули друзья на постоялый двор гостиницы. Здесь их встретили по одёжке и, после долгих расспросов, взяли на службу. Дон Диего, или попросту Астуриец, как он себя назвал, стал водовозом и на хозяйском ослике возил от реки чаны с водой. Антонио взялся вести запись товаров в хозяйские приходные книги.
Прошло несколько дней. Перезнакомились друзья со всеми служанками, а прекрасная служанка так и не появлялась. Только и смогли они узнать, что зовут её Констанца. Каждую ночь их будили пронзительные и густые звуки арабских труб и звонкие переборы гитарных струн. Под окнами гостиницы собиралась толпа разодетых молодых людей, которые наперебой распевали любовные песенки, посвящённые прекрасной служанке. И вот как-то раз Антонио столкнулся с Констанцей на заднем дворе. Золотистые волосы девушки были заплетены в косы и перевязаны белыми лентами. Стройную шею украшало тонкое ожерелье из
чёрного янтаря, рубашка, собранная в складки, была вышита чёрным шёлком, а пышное зелёное платье чуть открывало носки алых башмачков. Девушка скромно опустила глаза и молча прошла мимо, но бедняга Антонио без памяти влюбился в неё с первого взгляда.
С тех пор он себе места не находил. Только и думал, как бы вновь хоть краешком глаза взглянуть на прекрасную Констанцу. Целыми днями просиживал он над скучными записями в хозяйских приходных книгах, размышляя о своей любви. Зато приятель его Диего Астуриец весело проводил время в соседних тавернах и на площадях с такими же, как и он, водовозами, погонщиками мулов, со служанками и лихими моряками. Он пел, танцевал болеро и сарабанду, играл на гитаре и сочинял немудрёные песенки, которые потом распевали по всем улицам и дворам Толедо беспечные гуляки.
Антонио всё не мог найти способа встретиться с прекрасной служанкой, потому что хозяин строго следил за
нею и редко позволял показываться на людях. Как-то, записывая расходы ячменя, размечтался Антонио, забылся и на страницах хозяйской приходной книги вывел несколько строк стихов. На другой день хозяин, проверявший счета, глянул в книгу и обомлел. Он тут же побежал к жене и прочёл ей вслух:
«Как быстрые тучи бушующей бури, Гуляя по глади небесной лазури, Смущают невинный покой, Так жаром любовным душа смущена, Немеет, ликует, трепещет она При встрече с тобой».
Судили они, рядили, но так и не поняли, к кому обращено это тайное признание, и решили ничего Антонио не говорить. А пока юноша ломал голову, как бы ему ещё раз встретиться с Констанцей, его друг Диего Астуриец, как оказалось, попал в дурную историю. Однажды он, как обычно, погнал ослика за водой. Верный своей легкомысленной привычке, Диего несся, не разбирая дороги и горланя песню. Узкая
улочка круто спускалась к реке. Навстречу сидящему в порожней тележке Астурийцу карабкался в гору мул, гружённый большими глиняными кувшинами с водой. Разъехаться было негде, и тележка встречного старого водовоза опрокинулась. Кувшины разбились. Разъярённый старик набросился на Диего и стал молотить его своими здоровенными кулаками. Тот тоже не стерпел. Завязалась потасовка. В драку ввязались другие водовозы.
— Ах ты, ослиный хвост! — кричали они чужаку. — Будешь знать, как гонять, сломя голову, когда свернем тебе шею!
Беднягу Астурийца хорошенько поколотили и вдобавок принудили платить за разбитые горшки. Пришлось отдать осла, да и то спасибо, легко отделался. Могли бы и в тюрьму отправить. Но вот беда — осел-то хозяйский. Как быть? И тут на помощь пришёл верный друг Антонио. Дал он Астурийцу несколько эскудо, что скопились у него за время службы и тихой жизни у хозяина гостиницы.
Отправился юный повеса Диего на рынок, протолкался в дальний угол, в «ослиный ряд». Здесь его тут же обступили цыгане и наперебой стали предлагать свой товар. Один осёл особенно понравился Астурийцу. Уж очень резво бегал. Только вот статью своей не очень подходил для водовозной работы: малорослый и узкобокий. Стоял Астуриец и раздумывал — что делать? Тут как раз и подвернулся пастух, пришедший
покупать овцу.
— Эй, приятель, — шепнул он, — не вздумай покупать этого осла. Ведь цыган для увеличения прыти влил в ухо ослу добрую порцию ртути. Пойдём-ка на луг. Там пасутся отличные ослы.
И верно. На лугу сидели кружком водовозы. А рядом на зеленой травке паслись отменные ослы. Один, как нельзя больше, понравился Астурийцу. Было у него в кошельке пять эскудо. Хозяин
осла сказал, что продаёт скотинку по частям. Голова. Две передние ноги. Туловище. И две задние. Каждая часть стоит один эскудо. Прикинул наивный юноша, что весь осёл стоит четыре эскудо. Выходит, сбережёт одну монету на весёлую пирушку. Выложил он денежки, а хитрый водовоз усмехнулся и говорит:
— Осел твой, да не весь. Хвоста ты не сторговал.
Вот так раз! Не отрубать же бедняге ослу хвост! Пришлось
отдать и последний эскудо. А водовозы вслед ему еще долго смеялись и кричали:
— Дружище! Хвост не потеряй!
С тех пор каждый мальчишка на улице норовил поддразнить молодого водовоза и напомнить ему об ослином хвосте. И Диего, наученный горьким опытом, не надолго теперь отлучался из гостиницы «Се-вильяно». Привезёт воду и целыми днями молча трудится по хозяйству.
Антонио тем временем не знал покоя. Повсюду он подстерегал Констанцу, с замиранием сердца прислушивался к легким шагам на лестнице, лишний раз заглядывал то на кухню, то на задний двор. Влюблённым везёт. Как-то девушка вышла из своей каморки с перевязанной щекой. У неё болели зубы. Антонио тут же пообещал ей написать заговорную молитву. К вечеру он тайно вручил Констанце лист пергамента, где она, к своему изумлению, прочла полное признание Антонио. Пылкий юноша писал, что вовсе он не бедный слуга, а сын знатного кабальеро и наследник большого состояния, и предлагал бедной девушке руку и сердце. Прочитав эту странную молитву, Констанца не поверила ни слову. Ну разве станет богатый юноша ни с того ни с сего работать в захудалой гостинице за гроши? Она избегала встреч с Антонио, а несчастный влюблённый не знал, чем доказать правоту своих слов.
И вот однажды около часа пополудни во двор гостиницы въехали в сопровождении
четверых слуг два почтенных старых кабальеро. Не часто сюда заглядывали столь знатные гости, и сам хозяин выскочил их встречать. Пригласив их отобедать, он принялся потчевать своих важных постояльцев самыми отменными блюдами. А прислуживать прислал прекрасную Констанцу. Антонио не смел показаться на глаза девушке и оставался в своей комнатушке. Зато проныра Диего поспешил узнать у слуг, кто их знатные господа. К своему ужасу он узнал слуг отца и стремглав кинулся к Антонио.
— Беда, дружище! — вскричал он. — Нас разыскивают родители!
Оба юноши крадучись пробрались к дверям столовой и стали прислушиваться, о чем ведут разговор с хозяином дон Диего де Карриасо и дон Хуан де Авенданьо. Восхитившись необыкновенной красотой Констанцы, дон Хуан спросил, отчего такая прекрасная девушка ходит всего-навсего в служанках?
—О, это длинная и странная история, — ответил хозяин.
— Ну, что ж, почтенный, расскажите её нам. Мы не спешим и с удовольствием послушаем занимательный рассказ.
Оба юноши, и особенно Антонио, навострили уши и затаили дыхание, замерев за дверью. А хозяин, усевшись поудобней, принялся рассказывать. И вот что он поведал своим гостям.
Пятнадцать лет тому назад прибыла в эту гостиницу богомолка. Богатая дама в просторном балахоне богомолки с глубоким, скрывавшим лицо капюшоном. Она явно была больна, потому что лежала на носилках, которые несли на своих плечах четверо слуг. Еще четверо ехали верхом следом за нею. Кроме того, в богатом экипаже сидели две дуэньи и служанка. Странную кавалькаду замыкали два вьючных осла, покрытые бархатными попонами и нагруженные кухонной утварью и роскошным постельным бельём. По всем признакам таинственная богомолка была не только богатой, но и знатной дамой. Ей предоставили самую просторную и светлую залу в гостинице. Слуги тотчас разложили постель, а одна из дуэний спросила, кто лучший доктор во всём городе.
Послали за доктором Де ля Фуэнте. Он незамедлительно явился и долго разговаривал о чём-то с сеньорой. Потом доктор потребовал устроить её в самой отдалённой комнате, где не слышно было бы ни малейшего шума. Его требование исполнили и перенесли больную в верхние покои. Никто из слуг к сеньоре не входил, а ухаживали за нею лишь две дуэньи и служанка.
Слуги были строги и молчаливы и почти на все расспросы хозяина и хозяйки отвечали хмурым молчанием. В конце концов разными хитростями удалось выпытать у них, что это знатная и богатая сеньора из Старой Кастилии. Нет у неё ни детей, ни других наследников. Несколько месяцев тому назад она как будто бы заболела и дала обет отправиться на богомолье в монастырь Богоматери в Гуада-лупе. Имя своей сеньоры слуги назвать отказались, и велено было её называть просто сеньорой богомолкой.
Три дня таинственная богомолка провела в верхних покоях, не допуская к себе никого из прислуживающих в гостинице. А на четвёртый день дуэнья от имени сеньоры призвала хозяина и хозяйку. Не медля, они отправились узнать, что угодно богатой постоялице. Они застали её в слезах. Сеньора богомолка потребовала от хозяина и его жены клятвы, что тайна, которую они сейчас узнают, будет сокрыта ото всех до поры до времени. Те тут же искренно и с готовностью поклялись.
И знатная богомолка открылась им. Так случилось, что она должна была скрываться от злых преследователей. Самым надёжным убежищем казался монастырь. Но как раз теперь настало ей время родить, а новорожденного младенца невозможно брать в опасную и долгую дорогу. Потому и просит она хозяев о помощи. Необходимо как можно скорее отыскать место, куда отнести ребёнка, и найти для новорожденного кормилицу. Всё это надо делать в тайне даже от слуг сеньоры, которые ничего толком не знают.
В уплату за неожиданные труды знатная богомолка достала из-под подушки и вручила хозяевам зелёный шёлковый кошелёк, наполненный до отказа золотыми монетами. Этого вполне хватало и на кормилицу, и на всё обзаведение для будущего младенца. Хозяева с благодарностью приняли деньги и обещали выполнить все пожелания сеньоры.
А еще через шесть дней родилась у таинственной богомолки девочка редкой красоты. При крещении дано ей было имя Констанца. Хозяева отправили девочку на время в деревню к родным, объявив её своею племянницей. Дама быстро оправилась. И вскоре снова призвала к себе хозяев гостиницы, чтобы посвятить их ещё в одну тайну.
Сняв с шеи массивную золотую цепь, дама показала, что в ней не достаёт шести звеньев. Тому, сказала она, кто появится здесь и предъявит кусок этой золотой цепи, следует верить и вручить ещё и пергаментный свиток. Молодая богомолка указала на лежащий у кровати на столике
свёрнутый в тонкую трубочку и перевязанный розовой лентой лист пергамента. Развернув его, хозяева с удивлением увидели, что лист оканчивается зубцами наподобие перевёрнутого заборчика. Каждый зубец был украшен написанной киноварью буковкой. Ни в какие слова эти буквы не складывались, и прочесть пергамент было невозможно. Дама с улыбкой пояснила, что это лишь половинка послания. Другую его часть, которая, сложившись с первой, даст нужные слова, принесёт тот же господин, который предъявит часть золотой цепи.
Хозяева долго рассматривали непонятный ряд букв и могли лишь прочесть вот что: Д…Н…Д…Г…Д.-К…Р…Р…С. Пожав плечами, они покорно приняли свиток и припрятали его подальше до лучших времен.
Сеньора же, уезжая, пообещала через год наведаться. Но так больше и не появилась. Девочка выросла и превратилась в прекрасную юную девушку. Она прилежна и богобоязненна, умеет читать и писать, и во всём Толедо нет лучше неё кружевницы.
Хозяин, боясь открыть доверенную ему тайну, держал Констанцу вдали от посторонних глаз, выдавая её за обычную служанку. На самом деле она лишь следила за чистотой и сохранностью столового серебра и никаких притеснений или обид от своих хозяев, а по сути приёмных родителей, не видала. Но, как ни старались хозяева гостиницы, слух о прекрасной служанке разлетелся по городу, и каждую ночь толпы знатных молодых людей распевали романсеро под окнами гостиницы, не давая спать постояльцам.
Закончил свой рассказ хозяин и отхлебнул из бутыли терпкого домашнего вина, чтобы промочить иссушенное долгим разговором горло. Гости долго молчали. Антонио и его друг Диего Астуриец, стоя за дверью, боялись шелохнуться. Один из них приник к замочной скважине, а другой заглядывал в крохотную щелочку чуть приотворенной дверной створки.
Они видели, как задумался отец Антонио дон Хуан де Авенданьо. С удивлением смотрели, как вскочил со стула и тяжело заходил по комнате
взволнованный отец Астурийца дон Диего де Карриасо. Хозяин гостиницы, довольный своим рассказом и произведённым на гостей впечатлением, ничего не замечал и самодовольно потягивал терпкое домашнее вино. И тут старый кабальеро сеньор Авенданьо смерил гневным взглядом хозяина и воскликнул:
— Как же ты посмел нарушить клятву и разболтать тайну достойной сеньоры?
Хозяин перепугался и залепетал:
— Ах, почтенные сеньоры, ведь прошло уже целых пятнадцать лет. Таинственная богомолка так и не явилась. Я уже почитаю Констанцу своей дочерью и не вижу ничего зазорного, если позабавлю заезжих гостей занимательным рассказом.
А дон Диего де Карриасо все ходил и ходил из угла в угол, понурый, словно придавленный печальными мыслями или тяжёлыми воспоминаниями. Наконец он остановился перед струхнувшим хозяином и мягко проговорил:
— Позови, любезный, сюда ту девушку, что встретила нас
у входа, кажется, ты её называл Констанцею?
Антонио и Диего едва успели отпрыгнуть от двери и прижаться к стене за углом, как на зов хозяина из своей комнаты в коридор вышла Констанца. Она, скромно опустив глаза, предстала перед гостями. А друзья снова заняли места у двери, не желая пропустить ни слова. Старый дон Диего подошёл к девушке и обнял ее. Потом обернулся к хозяину и спросил:
— Хранишь ли ты ещё ту драгоценную цепь и пергамент, что дала тебе таинственная дама?
Хозяин молча повернулся и засеменил к выходу. Друзьям снова пришлось прятаться. Через несколько минут хозяин вернулся, неся в руках небольшую торбу, аккуратно перетянутую выцветшим шёлковым шнуром. Он извлёк оттуда тяжёлую золотую цепь и тугой пергаментный свиток. Протянув всё это старому сеньору, хозяин почтительно отступил на шаг и с любопытством стал ждать, что же произойдёт теперь. С неменьшим интересом следил за своим
давним другом и соседом сеньор дон Хуан де Авен-даньо. А тот благоговейно принял цепь и свиток и положил их на стол. Затем послал слугу за шкатулкой, что была привязана к седлу его коня.
— Эту драгоценную шкатулку, — пояснил он, — я ношу вот уже пятнадцать лет с собой и никогда с нею не расстаюсь.
Дон Диего раскрыл принесённую слугой шкатулку, и все ахнули. На дне её лежал кусок золотой цепи и тугой пергаментный свиток, перетянутый розовой шёлковой лентой. Дрожащей рукой старый кабальеро приставил два обрывка цепи один к другому, они сошлись, и цепь замкнулась, будто никогда и не была разорвана. Констанца всплеснула руками, но старый сеньор остановил её строгим взглядом. Он осторожно развернул свиток, и оказалось, что край пергамента вырезан зубцами. И на каждом зубчике явственно видна выведенная алой киноварью буковка: О.. И.. Е.. О.. Е.. А.. И.. А.. О.
Дон Диего де Карриасо перевёл дух и медленно, словно
чего-то опасаясь, соединил два свитка так, что зубчики одного точно вошли между зубцами другого. Два ряда букв соединились. И все с изумлением прочли четыре слова: ДОН ДИЕГО ДЕ КАРРИАСО. Таинственные знаки обрели свой смысл. И тут сеньор Авенданьо вдруг с грустью молвил:
— Мы с тобою, мой старинный друг, потеряли сыновей. Но хоть ты счастлив, вновь обретя прекрасную дочь.
Он так глубоко и горестно вздохнул, что сердце Антонио перевернулось в груди. Беспечный Диего Астуриец тоже не выдержал и чуть слышно всхлипнул. Тогда Антонио рывком распахнул дверь и ринулся к отцу. Ошеломлённый дон Хуан застыл в изумлении. Следом за Антонио и Диего кинулся на шею к своему родителю. Что тут началось! Оба старых кабальеро, не скрывая слёз, плакали от радости. Смущённые юноши, став на колени, умоляли простить их за легкомыслие. Хозяин гостиницы бросился доставать из погреба самые лучшие вина Обтирая многолетнюю пыль со старинных
бутылок, он откупоривал их и ставил на стол. Появившиеся откуда ни возьмись слуги и несли блюда с отменными яствами.
Только Констанца стояла неподвижно. Прекрасное лицо её пылало. Длинные ресницы, опустившись, умеряли радостный блеск сияющих глаз. Тонкие пальцы теребили перекинутую на грудь золотую косу. Казалось, в этой суматохе про девушку все забыли. Но тут хозяйка гостиницы взяла её за руку и подвела к дону Карриасо.
— Сеньор, — почтительно обратилась она к нему, — примите это сокровище. Пятнадцать лет, один месяц и четыре дня мы растили её и уже почти считали своей дочерью…
— Да, да,— вставил хозяин,— и уже намеревались сделать наследницею всего нашего имущества. А мы не так уж бедны. Почти шесть тысяч золотых эскудо, благодарение Богу!..
— Ах, разве в том дело? — оборвала мужа хозяйка гостиницы.— Констанца драгоценнее всех богатств. Надеюсь, она не забудет нас и в роскошном палаццо!
— Что вы, матушка! — Констанца впервые назвала так добрую женщину, и та разрыдалась. А растроганный сеньор Карриасо воскликнул:
— Сеньора! Много лет назад по навету злых людей я лишился жены, а эта прекрасная девушка — своей матери. Так пусть же она и впредь считает вас своей матушкой, и я всегда рад видеть почтенных хозяев гостиницы в своих владениях. Сегодня я ваш гость. Когда-нибудь и вы будете моими дорогими гостями.
После такой речи благородного кабальеро ничего не оставалось, как сесть за стол и наполнить кубки рубиновым вином. И тогда смело выступил вперёд Антонио. Нет, нет, теперь он мог уже называться полным своим именем — дон Антонио де Авенданьо, сын почтенного кабальеро. Выступил он вперёд, низко поклонился другу своего отца и начал говорить. Пылкими словами обрисовал он свою любовь к прекрасной Констанце. Не устаил, что, прослышав о её необыкновенной красоте, остался в Толедо и устремился в гостиницу «Севильяно». Он готов был на любую работу, лишь бы оказаться вблизи Констанцы. Юноша добавил, что писал ей стихи, но так и не решился отдать. Тут уже не удержался хозяин гостиницы и прочёл наизусть строки из приходной книги, чем несказанно удивил Антонио. А Констанца, мило улыбаясь, созналась, что уже давно поняла, что Антонио — юноша знатного рода, и сразу поверила его прежнему признанию, но себя считала недостойной простолюдинкой, деревенской девушкой.
И взял за руку Констанцу вновь обретённый отец её, подвел к Антонио и торжественно произнёс:
— Если не возражает твой почтенный родитель, а мой друг и сосед, достойный дон Хуан де Авенданьо, отдаю дочь свою Констанцу тебе в жёны. Ибо вижу, что вы любите друг друга.
Потом он улыбнулся и добавил:
— Ну вот. Не успел я найти свою дочь, как её у меня отнимают. Опять я одинок.
— А я, отец? — огорченно воскликнул молодой Диего.
—Ты слишком непоседлив и наверняка долго не усидишь на месте, а снова сорвёшься в какое-нибудь дальнее и полное приключений путешествие.
— Это верно, — растерянно понурился юноша. И все рассмеялись.
Тут пришло время пиру. Констанцу переодели в подобающее её нынешнему положению богатое платье. Можете себе представить, как была она в нём прекрасна, если даже и в простой одежде сияла несказанной красотой. Множество народу сбежалось посмотреть на бывшую служанку, но теперь её иначе, как сеньорой, и не называли. Хорош был и её жених, дон Антонио де Авенданьо, которою прежде здесь видели лишь раздававшим лошадям овёс да сидящим в тесной каморке за приходной книгой.
Целый месяц провели они в Толедо, и веселье не прекращалось. Все улицы были заполнены ликующими горожанами. Явились и водовозы, что когда-то здорово поколотили Диего Астурийца. Забыв обо всех обидах, он смеялся и танцевал без удержу и уже тайком сговаривался с одним толедским юношей отправиться в скором времени в Сахару.
Так окончилась история прекрасной служанки и началась долгая и счастливая жизнь сеньоры Констанцы де
Авенданьо, урождённой де Карриасо, богатой и знатной дамы. У них с Антонио было трое сыновей, которые, достигнув юношеских лет, один за другим отправились изучать науки в миланский университет.




Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top