Детская книга: «Настоящее новогоднее волшебство»

Loading...Loading...

Детская книга: «Настоящее новогоднее волшебство»
Детская книга: «Настоящее новогоднее волшебство»
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская книга: «Настоящее новогоднее волшебство» (Наталья Щерба)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (48 стр.)

Только текст:

Настоящее волшебство

Мороз всё крепчал. Павлик стоял возле магазина сюрпризов и не решался войти. Ему даже пришлось надышать «окошко», чтобы рассмотреть красивую золотистую коробочку — тонкую, продолговатую, расположенную на самом видном месте витрины.
Наконец он вздохнул и решительно схватился за дверную ручку: тонко звякнул колокольчик, раздались его осторожные шаги.
— Здравствуйте, — тихо прошептал Павлик, приподнимаясь на цыпочках: прилавок оказался слишком высоким для него. — Дайте мне, пожалуйста…
Продавец скучающе вздохнул и вытащил из-за спины заветную коробочку, обёрнутую золотистой фольгой.
— Как вы узнали? — изумился Павлик.
Строгое лицо продавца подобрело.
— А кто торчал перед витриной два часа? — Он добродушно хохотнул и вдруг подмигнул: — Деньги-то есть?
Павлик смущённо кивнул. Он купил ровно четыре коробочки — для себя, сестрёнки и родителей.
Мальчик бежал по улице, счастливо прижимая к груди заветный пакетик с чудом, и фонари неслись ему навстречу, приветливо освещая путь. Он видел большую новогоднюю ёлку города, верхушка которой горделиво поднималась над низкими черепичными крышами центрального района. Скоро, скоро зелёная красавица засияет и для Павлика!
В коробочке лежали два радужных кружочка. Павлик даже расстроился — ничего необыкновенного.
— Ну, посмотрим, — сказал папа. — Оправдают ли эти штуки свою цену.
И первым надел волшебные линзы.
Мама торопливо последовала его примеру. Некоторое время родители стояли посреди комнаты с открытыми ртами, после радостно посмотрели друг на друга и одновременно хмыкнули.
Пока мама аккуратно надевала линзы пятилетней сестрёнке Павлика Алёнке, мальчик сам справился со своими линзами.
Мир вспыхнул яркими красками, закружил серпантином, бухнул в лицо пригоршней снежинок, взорвался радужным фейерверком!
В пустом углу комнаты появилась ёлочка и… запахла хвоей! Как настоящая! Ёлку увивали весёлые, подмигивающие огоньки гирлянд, на ветках крутились серебристые шары и висели конфеты в блестящих обёртках. Павлик подошёл и тронул одну из них — конфета тут же закачалась. Но когда он попытался её сорвать, у него ничего не вышло: рука прошла насквозь. Но даже это было здорово!
Алёнка радостно хлопала в ладоши: вокруг неё кружился хоровод маленьких фей с розово-золотистыми крылышками. Родители тоже преобразились: на папе был пиратский костюм с треуголкой и он, горделиво подбоченившись, лукаво поглядывал на маму, одетую Снегурочкой, и крутил свой пышный капитанский ус.
Павлик бросился к окну и наконец-то увидел то, что хотел.
За окном ехал на ледяных санях Дед Мороз в красно-белой шубе и пел знаменитую песенку про колокольчики густым, хрипловатым басом. Рядом сидела Снегурочка в беличьей шубке и рассыпала горстями разноцветное конфетти. Завидев мальчика, Дед Мороз подмигнул ему, а Снегурочка послала воздушный поцелуй. Даже олени, тянувшие праздничные сани, в знак приветствия мотнули мальчику рогатыми головами.
Павлик был счастлив.
До новогодней полночи оставалось всего три часа…
Далеко-далеко на Севере, среди высоких скал, в Снежном Замке шло заседание волшебников из разных земель. За столом, вытесанном из глыбы льда, сидели двенадцать снежных колдунов.
А на высоком троне тринадцатым восседал главный зимний волшебник. У него была самая длинная и самая белая борода в мире, поэтому его так и прозвали — Белая Борода. В руке он держал волшебный посох — символ Зимнего Волшебства.
— У нас в стране очень плохая ситуация, — вещал один из волшебников. — Люди закрыли глаза ужасными линзами и теперь наслаждаются фальшивым Новым годом! В нас не верят даже дети!
— Э-хе-хе, — вздохнул русский волшебник.
— Катастрофа, — вздохнул волшебник из Финляндии.
— Ужасно! — всплеснула ручками толстощёкая английская чародейница.
— Печально! — поддакнул тощий и грустный французский колдун.
— А сколько же там рекламы! — добавил от себя немецкий волшебник. — Причём уровень категорически превышен!
— Если в нас перестанут верить, мы растаем!
— Придётся искать новую Землю!
— Да! А с нами из мира уйдёт зима, холод, вьюга и снежный ветер!
Волшебники загомонили в один голос — поднялся ужасный шум! Даже сосульки на потолке задрожали, грозя осыпаться на головы взволнованных колдунов.
Белая Борода встал и, призывая к тишине, стукнул о землю посохом.
— Тише, коллеги! — строго произнёс он. — Не будем сотрясать воздух пустыми фразами. Давайте пригласим ребёнка и спросим: правда ли, что дети перестали верить в новогоднее волшебство?
Несмотря на мудрое предложение, за столом раздались смешки и даже несколько гневных восклицаний.
— А как мы узнаем, говорит ли этот ребёнок правду? — ехидно спросил немецкий волшебник. — А вдруг он соврёт?! Из вежливости!
Но Белая Борода уже принял решение.
— Мы попросим ребёнка загадать настоящее новогоднее желание. Давно известно, что людей выдают с головой их самые заветные мечты.
Предложение встретили одобрительным гулом: почти все волшебники закивали, кроме колдуна из Бельгии, но тот просто заснул.
— Эх, неужели опять придётся жечь костёр и изображать вместе с сыновьями двенадцать месяцев? — сказал русский волшебник и поёжился.
— Ну почему же, я могу вновь нарядиться Королевой, — гордо произнесла светловолосая волшебница из Норвегии. — И привезти мальчика или девочку сразу в замок…
— Ладно, — вздыхая, поднялся немецкий волшебник. — Я могу вновь обернуться деревянной ёлочной игрушкой…
Белая Борода поднял руку, призывая к тишине.
— Я думаю, — произнёс он, — надо послать Белого Зайца Чёрное Ухо найти ребёнка и пригласить к нам во дворец.
— Точно, его! — обрадовались волшебники. — Он приведёт ребёнка! Ура!
— Да кто же из детей решится пойти с зайцем, пусть даже таким умным и воспитанным, как наш Чёрное Ухо?! — Норвежская волшебница всплеснула руками. — Дети так пугливы!
Вновь поднялся шум, но тут же утих.
Белая Борода молча стукнул посохом о каменный пол — значит, решение было принято.
Павлику наскучило глазеть на фей, крутящихся вокруг сестры, и на Деда Мороза, нарезающего за окном тридцатый круг на своих санях. Мало того, на задке повозки мальчик заметил рекламный адрес и окончательно расстроился. Конфеты и шары на ёлке, которые даже потрогать толком нельзя, стали его раздражать. От запаха ненастоящей хвои тошнило.
Павлик даже попытался пнуть зелёную ветку с ворохом дождика, но его нога опять прошла насквозь.
Родители были заняты приготовлением настоящей, к счастью, еды и о чём-то весело переговаривались на кухне. Сестрёнка, устав от впечатлений, заснула прямо на пушистом ковре. Феи по-прежнему крутились вокруг неё и в сотый раз обещали рассказать девочке «все новости самого дешёвого в мире магического магазина».
На мальчика никто не обращал внимания, поэтому он быстро оделся и вышел, тихо притворив за собой входную дверь.
В лицо пахнул приятный морозный воздух. Вдалеке сверкала огнями городская ёлка; по воздуху носились феи, гномы, эльфы — некоторые из них подлетали к мальчику и наперебой пытались рассказать о продающихся чудесах. Павлик даже подумал вернуться в квартиру. Но вместо этого, наоборот, изо всех сил припустил по улице.
Вскоре феи и гномы от него отстали. На одной из улиц за мальчиком погнался Санта-Клаус в синей шубе с белой оторочкой и что-то кричал ему по-английски.
От настырного волшебника спасла чаща городского парка, куда Павлик и нырнул, впопыхах провалившись в огромный сугроб.
Отряхнувшись и отплевавшись от снега, мальчик вылез на освещённую фонарями аллею и тут же увидел зайца в зелёном лыжном комбинезоне.
Зверь сидел на лавке, заложив ногу на ногу, и читал газету. Из-под вязаной шапки с помпончиком вылезало длинное чёрное ухо. У зайца были круглые очки, дужки которых круто уходили вверх, под шапку. А возле лавки стояли настоящие лыжи с палками. По-видимому, Зайцевы.
— Всё, — сказал себе Павлик. — С меня хватит.
Он снял радужные линзы и забросил их далеко в снежные кусты.
Но заяц не исчез.
— Позволь спросить, — удивлённо сказал он, смешно двигая носом. — Что ты сейчас сделал?
— Странно, — в свою очередь изумился Павлик. — Я линзы снял, а вас вижу… Вы из какой фирмы?
Заяц хмыкнул — чёрное ухо смешно дёрнулось.
— Так, значит, — медленно произнёс он, кося на Павлика круглым тёмным глазом, — ты добровольно снял линзы? Отказался от новогоднего чуда? От волшебства, мальчик?
Павлику послышался в вопросе подвох. Да и сам разговор с зайцем казался ему нелепым. Мало того, мальчишке стало страшно.
Заяц уловил настроение собеседника.
— Ты что, боишься зайцев? — проницательно заметил он.
— Нет, только говорящих, — не растерялся мальчик. — Видите ли, мне никогда не приходилось разговаривать с зайцами.
— Ну что ж, теперь ты можешь этим хвалиться.
Павлик промолчал.
— Я вижу, ты храбрый ребёнок.
Заяц сложил газету — та сразу же исчезла. Павлик удивлённо моргнул.
— Не хочешь ли прокатиться в настоящий волшебный замок? Я приглашаю. Ты поможешь найти ответ на очень важный вопрос.
Конечно, идея Павлика заинтересовала. Но он был осторожным ребёнком, поэтому сказал:
— Родители запрещают мне куда-то идти с незнакомыми.
— А с незнакомыми зайцами? — Заяц прищурил тёмный глаз. — А?
Павлик опять промолчал. И вправду — насчёт зайцев указаний не было.
— Адалекоэтот замок?
— Пять минут на снежной машине, — ответил заяц. — Мало того, в благодарность я отвезу тебя домой… — И заяц назвал адрес Павлика.
Это обстоятельство почему-то окончательно убедило мальчика.
— Едем! — сказал он.
Заяц кивнул и поднялся со скамейки. После чего свистнул — громко, оглушительно, совершенно несолидно даже для говорящего зайца.
В тот же миг небо над городским парком прорезала яркая полоса. Павлик даже глазом не успел моргнуть, как перед ними затормозила большая и длинная, сверкающая морозным льдом машина. У этого автомобиля были две яркие синие фары, четыре колеса из белой резины и номерной знак, на котором красовалась надпись: «БелБор».
— Это машина главного зимнего волшебника по прозванью Белая Борода, — гордо произнёс заяц. — Вы, люди, называете
его просто Дедом Морозом… Он разрешает брать машину только для особо важных поручений. — Заяц выпрямился, а его чёрное ухо встало торчком.
Вопрос вертелся на языке, и Павлик не выдержал:
— А разве Дед Мороз не ездит на санях?
— Конечно нет! — фыркнул заяц. — На машине гораздо удобнее.
— А куда же он складывает подарки? — не отступался Павлик.
— Для подарков есть отдельный поезд, — терпеливо объяснил тот, открывая переднюю дверцу.
— Так Дед Мороз всё-таки существует? — взбираясь на белое кожаное сиденье, задал Павлик главный вопрос.
На это заяц почему-то грустно вздохнул, прикрепил мальчика белым ремнём безопасности, после чего обежал машину и уселся на водительское место.
— Ну, трогаем! — И нажал босой лапой на газ.
Машина дёрнулась, сорвалась с места и тут же взмыла в небо не хуже сигнальной ракеты. От крутого виража у Павлика заложило в ушах и придавило к спинке сиденья. Но сердце забилось от восторга — пожалуй, с такой ездой не сравнится даже катание на американских горках.
Заяц не обманул: ровно через пять минут машина затормозила у третьего окна справа, ведущего прямо в Зал для волшебных заседаний.
Круглый стол из глыбы льда и двенадцать волшебников, с любопытством разглядывающих своего гостя, частокол острых сосулек на потолке, узорные ледяные витражи на стенах, радужные огни в светильных чашах и даже пол из прозрачного камня поразили Павлика до глубины души. Здесь всё выглядело таким волшебным и настоящим, что он тут же засомневался.
— Это всё взаправдашнее? — Мальчик ещё раз с интересом оглянулся. — Вы точно настоящие волшебники? А замок — он не искусственный?
Волшебники засопели так громко, словно рядом включили несколько сотен стиральных машинок.
— Мы пропали! — вдруг взвыл один из них и заломил руки в жесте отчаяния. — Они не верят!
И колдун разрыдался:
— Видит нас — и всё равно не верит!
— Это всё линзы ихние! — громко возмутилась норвежская волшебница. — Они детей с толку сбили!
— Безнадёжно… непоправимо…
Павлик смутился. Кажется, он сказал лишнее. И это очень обидело волшебников.
Но тут поднялся во весь рост Белая Борода.
— Здравствуй, Павлик, — добродушно произнёс он. — Спасибо тебе от всех нас, что согласился приехать. Мы должны решить один важный вопрос.
— А… какой вопрос? — вновь осмелел Павлик. Белой Бороды он совсем не боялся — волшебник выглядел большим, добрым и очень мудрым взрослым.
— Очень простой вопрос, — ласково и немного грустно произнёс Белая Борода. — Чтобы решить его, мы исполним одно твоё желание.
Все взоры устремились к нему. И Павлик опять растерялся.
— Любое желание? — робко уточнил он.
— Самое заветное, — уточнил и Белая Борода. — И что важно: самое заветное НОВОГОДНЕЕ желание. И никак иначе. Ты должен написать его.
Волшебник махнул посохом: перед Павликом появилась обычная школьная доска, а в руке — маленький кусочек мела.
— Подумай, не спеши… Это очень важно не только для тебя, но и для всех нас.
Круглый стол опустел. По-видимому, волшебники из деликатности решили оставить мальчика одного — чтобы не мешать.
— Думай, не спеши… — донеслось откуда-то из-под сосулек. — Думай…
Павлик глянул на пустую доску. В голове тут же закрутился мобильный телефон. А ещё — боксёрские перчатки, как у Витьки из соседнего дома… Или санки! Нет, лыжи, а ещё коньки и клюшка! А может, просто много сладостей — грузовик! Огромная машина, полная шоколадных плиток… Нет, это неловко желать. А может, новое сверкающее авто для папы или маме — огромный телевизор на стену. Или кукла для сестрёнки — говорящая… Но сердцем Павлик понимал, что это совсем «не те» желания, какие-то не новогодние… Перед глазами закрутились феи с розовыми крылышками, Снегурочка и Дед Мороз на санках — ненастоящие, фальшиво-радостные.
И вдруг придумал.
«Хочу, — высунув от усердия язык, начал писать Павлик, — чтобы… Новый год снова стал настоящим!»
И, подумав, быстро дописал внизу: «То есть волшебным!»
В ту же минуту в Зале поднялась снежная вьюга, закрутила мальчика и перенесла домой — пока родители не заметили его отсутствия.
А двенадцать волшебников вновь окружили стол из глыбы льда. Их лица сияли от счастья, удивления и восторга. И даже колдун из Бельгии не спал и радостно улыбался.
— Ну, дорогие чародеи, — радостно произнёс Белая Борода, — хватит заседать, у нас много работы!

Клац-Клацык и госпожа Мерзлотта

За окном бушует метель, а на стене детской сияют яркие звёзды. Двухметровая красавица-ёлка, густо увитая гирляндами, подмигивает детям таинственными огоньками: жёлтыми, красными, зелёными. Из соседней комнаты доносятся весёлые голоса взрослых: кажется, дядя Лёва уже взял гитару.
Лёша с Мишей, братья-близнецы, не спят: вон носы торчат из-под одеяла. Интересно, они тоже ждут Деда Мороза?
— Соня! Хорош притворяться. — Лёша резко садится в постели, скидывая одеяло. — Мы знаем, что ты не спишь.
Он спрыгивает на пол и бежит к ёлке. Миша тут же несётся за ним: он вечно всё за братом повторяет.
— Я не притворяюсь, — бурчит Соня, но выкарабкивается из постели и идёт к мальчишкам.
— Нету подарков, — разочарованно вздыхает Лёша, приподнимая пушистую еловую лапу с большим синим шаром и ворохом дождика. — А уже два часа ночи!
— Ага, — тут же поддакнул Миша.
— Может, родители забыли заплатить Деду Морозу? — глубокомысленно заявил Лёша. — И потому он не пришёл.
Миша грустно вздохнул.
— Ты что?! — горячо возразила Соня и даже подпрыгнула от негодования. — Дед Мороз подарки просто так раздаёт! Потому что он добрый!
— Мой папа говорит, что в жизни за всё надо платить, — сказал Лёша и поднял вверх палец, ну точь-в-точь как делал его отец.
— Неправда!
— Правда-правда! Ты просто ещё маленькая и в жизни не разбираешься. — Лёша деловито покивал.
Соня от обиды готова была разреветься. Она была младше всего на год, и братья часто её дразнили, особенно Лёша.
— А может, у Деда Мороза неприятности? — вдруг подал голос Миша. — И он не успел подарки разнести…
— Да какие у него могут быть неприятности? — удивился Лёша. — Знай себе на санях катайся.
И вдруг большой синий шар на ёлке качнулся из стороны в сторону. Сначала Соне показалось, что это Миша задел его локтем. Но тут разом погасли гирлянды на пушистых ветках. А синий шар, наоборот, засветился изнутри мягким голубоватым светом.
— Ой, что это? — восхищённо прошептал Миша, а Лёша испуганно икнул.
А шар неожиданно оторвался от ветки и покатился по полу, оставляя за собой яркий серебристый след.
— Смотрите! — прошептала Соня, широко открывая глаза. — Он что-то пишет!
И действительно, синий мерцающий шар катался по полу, словно ошалелый, и вдруг замер, лишь подрагивала его железная петелька-шапочка с оборванной ниткой.
На паркете перед ёлкой горели серебристым пламенем слова.
— «Дед Мо-роз не при-дёт, у не-го слу-чи-лось нес-час-тье!» — чётко прочитал по слогам Лёша.
— Какой ужас! — всплеснула руками Соня.
Шар вновь завертелся по полу волчком.
— «Про-пал Клац-Кла-цык!» — продолжал читать Лёша, внимательно следя за синим шаром.
— Что за Клац-Клацык такой? — удивился мальчик.
— Ничего не понимаю, — развела руками Соня.
— А мы можем помочь Деду Морозу? — внезапно спросил Миша, глядя на шар, и даже засопел от волнения.
— «А вы хо-ти-те?» — прочитал Лёша.
— Хотим! — воскликнула Соня и в подтверждение несколько раз отчаянно мотнула головой.
Тут же распахнулось окно и вместе с порывом холодного ветра в тёплую комнату влетело очень много белого снега. Снежинки радостно завертелись над изумлёнными ребятами. А когда весёлая завируха рассеялась, ребята увидели, что перед ними красуются, сверкая прозрачными полозьями, длинные санки с высокой спинкой и бортиками, сплошь покрытыми завитушками: казалось, кто-то вырубил санки из цельной глыбы голубого льда и разукрасил чудесными узорами.
— Ух ты! — только и сказал Лёшка.
А волшебный ёлочный шар, про который на миг ребята позабыли, вдруг подпрыгнул и превратился в большого взъерошенного филина с ярко-синим оперением и белыми пушистыми кисточками на ушах. Он щёлкнул клювом, подхватил верёвку, идущую от передка санок, и опустился на подоконник, вопросительно поглядывая на ребят.
Первым опомнился Лёша. Он, не говоря ни слова, прокрался в прихожую и вернулся с тремя тёплыми куртками: своей, брата и Сониной.
— Одевайтесь, — бросил он и, натянув свою куртку, первым заскочил на сани.
Филин радостно запрыгал на лапках и захлопал крыльями.
— А это надолго? — забеспокоился было Миша, но махнул рукой. — Родители всё равно целую ночь будут праздновать…
Миша сел за Лёшей, а Соню посадили вперёд — потому что она самая маленькая.
— Ну, поехали! — произнёс Лёша, бледнея.
— Вперёд! — пискнула Соня.
А Миша покрепче уцепился за брата и крепко зажмурился. Так, на всякий случай: страшно всё-таки.
Филин согласно ухнул и ринулся с подоконника в темноту снежной улицы: верёвка, пропадая за ним в ночном небе, потянула за собой сани. Ребята крепче ухватились за бортики и устремились навстречу морозному ветру.
Они летели так долго, что Соне показалось, будто прошло очень много времени. Внизу мелькали нарядные дома и дороги, освещённые фонарями и праздничными гирляндами, то и дело взлетали разноцветные огни фейерверков и салютов. Но скоро городские улицы остались позади, и ледяные санки с ребятами полетели над тёмным лесом.
Далеко-далеко, среди серых облаков и синих гор, торчит высокая кривая скала, и стоит на её вершине мрачный чёрный замок, утыканный тонкими башнями-иголками. Там живёт злая волшебница — госпожа Мерзлотта, которая терпеть не может белого цвета, потому что он слишком ярок и ослепителен для её недобрых глаз. Поэтому замок Мерзлотты сделан из чёрного заколдованного льда: снега, перемешанного с сажей.
А задумала- госпожа Мерзлотта небывалое: лишить всех детей на Земле долгожданных подарков. Потому её чёрные слуги-вороны выкрали у Снегурочки маленького друга — волшебного дракончика Клац-Клацыка. Того самого дракончика, который охраняет маленькую Снегурочку в снежном дворце, пока Дед Мороз летает по миру и дарит всем детям подарки, и даже некоторым взрослым, которые ещё верят в него…
Пока дедушки нет, Снегурочка развлекается тем, что летает на Клац-клацыке вокруг дворца: тогда на земле идёт красивый новогодний снег. Если поймать в пригоршню хоть одну его снежинку — исполнится самое заветное желание. Даже ветер, заворожённый волшебным снегопадом, перестаёт надувать щёки и, улыбаясь в густую белую бороду, лишь кутается в свою шубу из толстых тёплых облаков.
А теперь Клац-Клацыка нет, Дед Мороз боится оставить внучку Снегурочку одну в снежном дворце без присмотра, чтобы коварная госпожа Мерзлотта до неё не добралась. Поэтому, пока ещё есть немного времени, надо освободить дракончика и спасти детей всего мира от ужасного и обидного разочарования. Ведь тогда дети, проснувшись и не обнаружив под ёлкой своих подарков, перестанут верить в Деда Мороза,
и он растает! И станет властвовать над Новым годом жестокая госпожа Мерзлотта, а от неё подарков не дождёшься — одних лишь чёрных неприятностей.
Вот что узнали ребята от филина, когда перелетали через высокие, покрытые снегом и льдом горы. Вокруг шумел ветер, но филин был волшебной птицей и умел говорить так, что ребята хорошо слышали его даже при сильном шуме. По правде говоря, он втайне очень гордился такой способностью и даже часто этим хвастался перед другими филинами и совами, состоявшими на службе у Деда Мороза в снежном дворце.
Когда Лёша, Миша и Соня увидали впереди чёрный замок, он показался им в реальности ещё более жутким и страшным. Но никто из них не признался в этом, ребята лишь крепче уцепились за бортики.
Сани, увлекаемые чудесным филином, влетели через большое открытое окно прямо в чёрную комнату, освещаемую тусклым мерцанием факелов на стенах. Пол здесь был выложен жёлтыми и чёрными камешками и блестел в полутемноте, словно кожа ядовитой змеи.
Когда глаза попривыкли к неяркому помещению, ребята заметили, что в самом тёмном углу комнаты испуганно жмётся к стенке кто-то маленький и белый.
Соскочив с ледяных санок, мальчики и Соня осторожно приблизились.
Из угла, сидя на толстых задних лапах, испуганно таращился на них белоснежный пушистый дракончик.
У него были большие, ярко-синие, васильковые глаза в пушистых ресницах, большой чёрный нос и длинные, до самого пола, уши. Шёрстка у малыша красиво скручивалась белыми колечками, а на спине трепетали два крыла с серебристым оперением.
— Зд-дравствуйте, ребята, здравствуй, филин, — сказал белый дракончики громко щёлкнул зубами. Он сильно дрожал,
безуспешно пытаясь закрыться своими большими крыльями, наверняка чтобы согреться. — Меня зовут Клац-Клацык, — продолжил дракончик и опять защёлкал зубами.
— Смотрите, он совсем замёрз! — воскликнула Соня и вдруг вспомнила, что у неё в капюшоне куртки есть голубой шарф и шапочка с помпончиком: она забыла про них в спешке. Соня мигом вытянула их и протянула дракончику. Она бы отдала и куртку, но дракончик не смог бы её надеть — у него же крылья за спиной.
Дракончик глянул на девочку васильковыми глазами и благодарно принял шапку и шарф.
— Большое спасибо, — прошептал он. И опять клацнул зубами, будто щёлкал орехи.
— А почему вы так часто клацаете зубами? — не удержавшись, спросил Лёшка.
— Потому что меня зовут Клац-Клацык, — сказал дракончик и опять щёлкнул зубами.
— Вернее, наоборот, — глубокомысленно заметил филин. — Тебя так прозвали, потому что ты начинаешь щёлкать и лязгать зубами, когда тебе грустно.
— Да, если бы меня не похитили, я сейчас летал бы по небу и дарил людям настоящий новогодний снег… — Дракончик вздохнул. По его пушистым белым щекам скатились две крупные голубые слезинки.
У Сонечки жалостливо сжалось сердечко, да и мальчишки зашмыгали носами, неловко переминаясь с ноги на ногу.
— Всё это время на земле бушуют злые ветры и метели — слуги госпожи Мерзлотты, — добавил филин и печально ухнул.
— Мы тебя спасём! — решительно сказал Лёша. — И ты вернёшься к Снегурочке!
— Спасибо, ребята, — ответил дракончик и опять щёлкнул зубами. — Но что делать с этим?
Он дёрнул белой лапкой: зазвенела цепь из чёрного льда, тянувшаяся к железному кольцу, вделанному в пол.
— Кто это сделал?! — ахнула маленькая Соня.
— Госпожа Мерзлотта, кто же ещё? — Филин горестно ухнул.
— Как же нам освободить тебя? — Лёша озадаченно потёр лоб.
А Миша вдруг сорвался с места, подскочил к стене и вытащил факел с огнём из железного захвата, которым тот крепился к стене.
— Нет-нет, — замахал крыльями филин, — я уже пытался! Простым огнём цепь не растопить… Ведь она не из простого льда, а из заколдованного!
Сонька присела на корточки возле дракончика и осторожно, двумя пальчиками, потрогала цепь: ледяные колечки оказались жутко холодными.
И вдруг зашумел ветер. Он был настолько сильным, что чуть не задул пламя в факелах.
— Мы опоздали! — Филин испуганно заметался по комнате. —Возвращается госпожа Мерзлотта! Что же теперь делать?!
Сонька от страха крепче сжала ледяные колечки: цепь зашипела — на пол скатились чёрные капельки и тут же испарились.
— Смотрите, цепь тает! — ухнул филин, заметивший это.
— Ура! — Миша подскочил к Соне и тоже приложил свою ладошку к холодному колечку цепи с другой стороны — чтобы быстрее растаяло.
АЛёша, заслонив их, сжал кулаки, приготовившись защищаться.
Неожиданно пол и стены задрожали с такой силой, будто чёрный замок задумал развалиться. И тогда, появившись прямо из воздуха, в чёрном дыму перед ними предстала госпожа Мерзлотта.
Росту в ней было около трёх метров, волосы она имела чёрные-чёрные, до самой земли, а на голове её красовалась тяжёлая золотая корона с зубцами. Платье злой волшебницы, пышное и длинное, мерцало и переливалось, словно сшитое из тысячи тысяч передвигающихся скорпионов, а в руке она держала кривой чёрный посох с кроваво-алым камнем в на-вершии.
Лёша похолодел от ужаса, но не сдвинулся с места.
— Я ненавижу детей! — крикнула госпожа Мерзлотта и стукнула кривым посохом о ядовитый чёрно-жёлтый пол. — Они любят снег, Новый год и подарки, им не нравится чёрное и серое! А ещё, — продолжила она в полном молчании, — дети вечно лезут, куда не надо, они слишком любопытные и любознательные! Из них потом вырастают хорошие и умные взрослые, а я не могу допустить, чтобы мир становился лучше… Поэтому вы трое сейчас умрёте!
И госпожа Мерзлотта подняла свой чёрный посох: грозно сверкнул алый камень.
И тогда к ней кинулся синий филин и вцепился когтями в золотую корону. Госпожа Мерзлотта завизжала и выронила посох, пытаясь отодрать смелую птицу.
В ту же минуту колечко из чёрной цепи растаяло, к большому счастью, потому что руки у Сони и Миши совсем заледенели.
Филин пронзительно вскрикнул, призывая на помощь. Дракончик Клац-Клацык тут же взлетел и быстро-быстро замахал крыльями: закружились первые волшебные снежинки.
— Нет, только не новогодний снег!!!
Госпожа Мерзлотта страшно закричала, закрывая лицо руками, и пустилась наутёк, стремясь укрыться от кружащихся по комнате пушистых хлопьев. Давно известно, что новогодний
снег — самый белый за всю зиму, а для злой волшебницы увидеть его близко — самое ужасное.
— Скорее в сани! — пронзительно крикнул Клац-клацык, подхватывая верёвку.
Сонька бросилась к филину, пытавшемуся лететь с одним крылом, второе было поранено в схватке, и быстро уселась с ним в санки. Лёша и Миша пристроились за ней, и ледяные санки, увлекаемые белым дракончиком, ринулись в небеса, быстро удаляясь от чёрного замка злой волшебницы.
…Детская встретила ребят привычным мерцанием зелёных звёздочек на стене и сиянием огоньков на ёлке, — будто и не было увлекательного приключения.
Их отсутствия никто не заметил: взрослые продолжали веселиться в соседней комнате. Но ребята так устали, что тут же улеглись в кровати и моментально заснули.
И снился им красивый снежный дворец, где они с Дедом Морозом, Снегурочкой и Клац-Клацыком ещё недавно пили чай с молоком из серебряных кружек, а филин — из серебряного блюдечка.
А на следующее утро, проснувшись очень рано, Соня первой выскочила из-под одеяла и подбежала к ёлке. Под увешанными игрушками пушистыми лапами лежало много маленьких и больших разноцветных подарков. А сверху, на самой большой золотой коробке, лежал лист белой бумаги в клеточку. На нём серебряными буквами было начертано всего одно слово: «Спасибо!»
Сонька прижала письмо к груди и счастливо оглянулась: за окном шёл густой и пушистый, белый-белый новогодний снег.

Тигрёнок и ключик

На книжных полках случилась драка. Плюшевая обезьянка и глиняный крокодил-пепельница вновь сцепились друг с другом. Вскоре к побоищу подключились остальные жители комнаты: мягкие игрушки и статуэтки, железные роботы и пластмассовые куклы на длинных ножках, даже мелочь из киндер-сюрпризов, — все они полезли растаскивать драчунов. В результате с полки упала статуэтка феи и надломила крыло.
Фея зарыдала в полный голос, и те игрушки, что ещё подрёмывали, проснулись окончательно и стали спрашивать другу друга, что случилось.
Тигрёнок давно не спал. Он был заводной и поэтому любил двигаться больше других. Вначале он помог фее приладить крыло на место, а после — подняться по маленькой верёвочной лестнице обратно на книжную полку. Обезьянка и крокодил-пепельница в суматохе улизнули, так что найти и отчитать этих забияк не представлялось возможным. Взволнованные матрёшки с самой-самой верхней полки осуждающе покачивали головами в платочках. Рядом с ними шипели и свистяще ругались новогодние игрушки из старой помятой коробки: им до следующего декабря ещё полгода спать, а их так неожиданно разбудили!
Но вскоре жители полок успокоились и занялись привычными делами. За окном стояла красивая звёздная ночь, и до утра, когда начнётся время людей и игрушки будут притворяться
неживыми, ещё очень много времени. Краем глаза Тигрёнок заметил, что в старинных часах на стене зажёгся в узком окошке свет — значит, его подружка Кукушка проснулась и можно идти к ней пить чай с шоколадными конфетами.
Вот тогда Тигрёнок и обнаружил, что у него пропал ключик.
Кыш был идеальным чёрным котом. Он жил на крыше, носил красную бандану и круглую золотую серьгу в правом ухе. А ещё он курил большую трубку. Маленький заводной Тигрёнок восхищался своим уличным другом и даже немножко боялся его, потому что Кыш был невероятно умным котом и многое знал о жизни. Он часто говаривал, что своё имя получил в результате тяжкого социального противостояния котов и людей. Кыш любил одиночество, поэтому Тигрёнок заходил к нему нечасто, только при крайних обстоятельствах.
Вот и сейчас, перейдя по балконному бортику и вскарабкавшись по шаткой водосточной трубе на самый верх, он знал, что увидит друга лежащим на парапете — кот любит курить в хорошую звёздную ночь свою длинную, почти в его рост, трубку.
— Скажи, Кыш… — опасливо начал Тигрёнок. — А не бывало у тебя такого, ну… чтобы ты терял часть самого себя?
Кот хмыкнул на это и пустил красивое дымное кольцо в чернильную высь.
— Нельзя потерять часть себя, — назидательно произнёс он. — Можно потерять лицо, посеять имя или расстаться с умом. И всё равно ты останешься цельным.
— Может, у вас, уличных котов, немного иначе, — печально вздохнул Тигрёнок. — А вот у игрушек такое случается.
— Пусть я уличный кот, зато свободен, — неожиданно сказал Кыш. А подумав, добавил: — У меня нет тёплого дома, зато я не игрушка.
Тигрёнок не обиделся на него за эти слова. Что-то было в них правильное и беспощадное, а такие вещи наш герой любил, потому что он был пусть игрушечным, но всё же тигром, а не, скажем, матрёшкой или пепельницей.
— Такое дело… — начал развивать мысль Тигрёнок. — Короче, я потерял ключик. От себя.
— Ключик?
Кыш так удивился, что опустил трубку. Тигрёнок видел его глаза — большие и жёлтые, блестевшие в полутьме, словно два живых факела.
— Это в каком аспекте? — жадно поинтересовался кот. Он был весьма охоч до философских дискуссий, но, видать, не ожидал, что друг разделял его пристрастие.
Вместо ответа Тигрёнок повернулся и показал коту спину — там зияла чёрная прорезь.
— А-а, — глубокомысленно протянул кот, и взор жёлтых факелов несколько поугас. — Это меняет дело… Видишь ли, — продолжил он мгновение спустя, — у тебя серьёзная проблема.
— Правда?! — испугался Тигрёнок. — Я так и знал…
— Ну посуди сам. — Кот опять попыхтел трубкой. — Если ты потерял ключик от самого себя, то когда-нибудь, если ты выйдешь из себя, то не сможешь вернуться.
— Да, наверное, так и будет, — печально кивнул Тигрёнок. — Но хуже всего — я не могу завестись. А я люблю заводиться — можно громко рычать и скакать по полкам даже в дневное время, когда все остальные предпочитают молчать и спать.
— В таком случае, мой маленький «рыкливый» друг, нам следует как можно скорее найти твой ключик.
Кот поправил сбившуюся на ухо бандану — ярко блеснула, отразив блик фонаря на улице, золотая серьга, — встал и с наслаждением потянулся.
— Где ты был вчера? — деловито спросил он друга.
Тигрёнок подумал:
— У Кукушки. Я всегда у неё пью чай с шоколадными конфетами.
— Тогда пошли к Кукушке.
Кот поднял хвост трубой, и они затрусили вместе с Тигрёнком по парапету крыши.
Кукушка так удивилась их появлению, что даже попыталась взлететь, хотя была деревянная — от клюва до кончика хвоста.
Кыш целиком в её домик не влез, но из вежливости засунул в дверь голову, а задними ногами довольно успешно балансировал на дверце шкафа.
Выслушав про потерю Тигрёнка, Кукушка тут же дала им совет.
— Надо спросить у Мыши, — сказала она, опасливо косясь на Кыша.
Кот изо всех сил старался казаться добродушным, хотя это оказалось весьма непросто, когда в гостях одна голова.
— Я думал, что оставил ключик у тебя, — опечалился Тигрёнок.
— Нет-нет, я только что убирала в домике. — Кукушка махнула крылом, задев усы Кыша. Она тут же сконфузилась и ещё быстрее продолжила: — Твой ключ, Тигрёнок, скорее всего, упал на пол. А хозяйка пола и подполья у нас Мышь. Правда, она очень недружелюбная… Ни с кем не дружит. Всё, что потерялось или плохо лежит, можно найти у неё.
— Ну что ж, Мышь я возьму на себя, — ухмыльнулся Кыш и, попрощавшись с Кукушкой, с облегчением выскользнул наружу. — Не понимаю, как можно жить в таких маленьких домиках? — сообщил он Тигрёнку. — Как люди вообще живут в квартирах, когда в их распоряжении целая крыша, а над ней — огромный небосвод… и никакого тебе потолка.
Тигрёнок был согласен, хотя, на его взгляд, крыша имела серьёзный недостаток — там дуло и мог пойти дождь, из-за которого он лично бы мгновенно заржавел.
Мышь обитала в правом нижнем углу комнаты, прямо за стойкой для телевизора. В её норе было много всякого хлама: старого тряпья, засохших огрызков яблок, гвоздей и кусков кабеля, рваной бумаги, и даже целая коллекция перламутровых пуговиц.
— Чего пожаловали? — буркнула Мышь, лишь завидев гостей.
Кыш её не испугал, наоборот, она с деловитым интересом разглядывала его усатую морду в бандане.
— Настоящая? — полюбопытствовала Мышь, тут же оценив золотую серьгу.
— От прабабушки, — мигом отозвался Кыш. — Но я подарю её вам, любезная Мышь, если вы отдадите моему другу его ключик.
Тигрёнок кивнул и показал пустую щель в игрушечной спине.
— У меня есть ключи. — Мышь жадно блеснула глазами, косясь на серьгу Кыша. — Пусть выбирает любой.
Порывшись в каких-то старых тряпках, Мышь извлекла на свет целую связку блестящих, отполированных ключей. Был здесь и ключ от шкафа, и ключ от комода, и ключ от тумбочки, и много игрушечных пластмассовых ключиков, и даже чей-то ключ от входной двери.
— Моего нет, — внимательно рассмотрев все экземпляры, вздохнул Тигрёнок.
— Примерь все, вдруг какой-нибудь подойдёт? — посоветовала Мышь.
Это была здравая мысль. Даже Кыш, усевшись на задние лапы, с любопытством вытянул шею.
Но ни один из ключей не желал подходить. А самый здоровый — от шкафа — даже застрял, и Кышу пришлось вытаскивать его из прорези зубами.
— Выходит, нельзя открыть себя заново чужим ключом, — философски произнёс он. — Или завести, как в твоём случае, — обратился он к Тигрёнку.
— Скорее всего, — согласился друг.
Мышь от расстройства надула щёки. Кажется, она что-то обдумывала.
Проницательный Кыш сразу это подметил.
— Вы хотите нам ещё что-то сказать, любезная Мышь? — прищурив жёлтые глаза, произнёс он.
— Да-да, — ответила Мышь. — Но эта информация будет вам дорого стоить.
— Просто за слова серьгу не дам, — мгновенно отозвался Кыш.
— Тогда бандану, — мигом среагировала Мышь, которая умела и любила торговаться.
— По лапам. — Кыш торговаться не любил, но тоже умел.
Красный платок перекочевал на голову Мыши, отчего вид у
неё стал таинственный и залихватский.
— А теперь слушайте, — торжественно изрекла Мышь. — Несколько часов назад плюшевая Обезьянка что-то нашла на полу… А после, когда она прыгала на самый верх шкафа, то случайно уронила находку прямо на пепельницу-крокодила. Именно из-за этого они и подрались.
— Но как же их найти? — расстроился Тигрёнок. — Они вряд ли вылезут, потому что на них все игрушки злятся за устроенный бардак.
— Советую спросить у ёлочных новогодних игрушек. — Мышь достала маленькое зеркальце и, поглядевшись в него, поправила бандану. Кыш это увидел и недовольно поморщился. — Их разбудили, — добавила она. — Поэтому они сейчас бодрствуют и наблюдают за всеми со скуки.
Добравшись с помощью друга-кота на самую верхнюю книжную полку, Тигрёнок тут же обратился к старой пыльной коробке, из-под крышки которой выглядывали рассерженные ёлочные игрушки. Но оказалось, что никто из них ничего не видел. Когда произошёл конфликт, они ещё спали.
— Смотрите! — вдруг выкрикнула маленькая стеклянная Снегурочка. — Что это тащит на спине плюшевая Обезьянка?
Кыш не стал медлить: изогнувшись, он совершил небывалый прыжок вниз и тут же прижал лапой убегающую Обезьянку.
— Я ничего не сделала! — сразу заверещала она.
— Тогда почему ты убегаешь? — деловито мяукнул Кыш. — Кто ничего не сделал, обычно стоит на месте и никуда не движется.
— Я хочу перепрятать одну вещь! — возразила Обезьянка. — Чтобы Крокодил не отобрал.
Тут подоспел Тигрёнок — спуск по верёвочной лестнице занял у него немного больше времени.
— Вот он! Мой ключик!
В руках у Обезьянки действительно был его ключик — крошечный, металлический, родной.
— Это мой! — снова заверещала Обезьянка. — Я его нашла!
— Но он тебе не подходит, — возразил Кыш.
— Всё равно! — не уступала Обезьянка. — Нечего было терять!
Кыш вздохнул и отцепил от уха золотую серьгу.
Обмен произошёл мгновенно: забыв о ключике, наглая Обезьянка радостно примеряла серьгу — золото многим по душе. Друзья тут же оставили её. Тем более к вредине уже подбирались с разных сторон Мышь в красной бандане и Крокодил-пепельница.
Тигрёнок от радости сразу завёлся и заскакал на месте. Но через некоторое время он остановился и обеспокоенно произнёс:
— Послушай, Кыш! Ты ведь потерял из-за меня и серьгу, и бандану! — И Тигрёнок тут же расстроился.
— Не переживай, — поспешил заверить его чёрный кот. — У меня есть много серёг и новых платков.
Тогда Тигрёнок горячо поблагодарил друга за помощь и решил пойти в гости к Кукушке и рассказать всю эту необыкновенную историю. А Кыш, попрощавшись с ним, тут же поспешил на крышу.
У него не было ни другой золотой серьги, ни ещё одной банданы. Но разве это так важно, когда ты помог другу найти часть себя?
И, довольный этой мыслью, чёрный кот не спеша растянулся на парапете крыши и залюбовался рассветом, — ало-розовый край солнца только-только выглянул из-за дальних крыш.

СОДЕРЖАНИЕ

Настоящее волшебство

Клац-клацык и госпожа Мерзлотта

Тигрёнок и ключик



Перед вами сборник сказок известной современной писательницы Натальи Шербы, автора бестселлера «Часолеи» лауреата множества литературных премий и конкурсов, среди которых премия «EuroCon», конкурс «Новая детская книга», книжная премия Рунета и другие.

«Новый год — самое волшебное, самое часодейное время в году. Когда исполняются все желания и мечты, а празлник входит в наш дом вместе с ёлкой, гирляндами, подарками и радостным настроением. Но главный секрет настояшего волшебства в другом. Просто оглянись — и ты услышишь, как радостно шепчутся игрушки в коробке, увидишь, как за окном пролетает дракончик Клац-Клацык, рассыпая новогодний снег, а вслед за ним мчится огромная сверкаюшая машина, ведомая Белым Зайцем Чёрное Ухо».

Наталья Шерба



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top