Детская книга: «Букварь Львёнка и Черепахи»

Loading...Loading...

Детская книга: «Букварь Львёнка и Черепахи»
Детская книга: «Букварь Львёнка и Черепахи»
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская книга: «Букварь Львёнка и Черепахи»

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (88 стр.)
Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

Ранним утром Львёнок вышел погулять по Африке и встретил Большую Черепаху.
— Здравствуй, Большая Черепаха! А какую сегодня мы будем петь песню?
— Сегодня мы будем с тобой учить буквы.
Львёнок сел и, не мигая, уставился на Черепаху.
— Ты же неграмотный, — сказала Черепаха, — ни одной буквы не знаешь.
— Ну и что?
— Как же! Захочешь ты, например, почитать книжку…
— У меня нет книжек.
— Возьмёшь у Крокодила.
— Где это ты видела у Крокодила книжки?
— У Носорога.
— А Носорог — грамотный?
— Ещё бы!
— Значит, я один не умею читать?
— Выходит, — вздохнула Черепаха.
— А кто же меня научит?
— Я.
— Ты? Разве ты знаешь буквы?
— Все-все-все, — сказала Черепаха. — До одной.
— А их много?
— Ну… Как сказать…
«Если я скажу, что их 33, — подумала Черепаха, — он испугается и убежит…»
— Так и говори, — сказал Львёнок.
— Я скажу, а ты — убежишь.
— Это почему?
— Испугаешься.
— Я? Испугаюсь? Да я же Лев! А Львы — ничего не боятся!
Черепаха молча смотрела на Львёнка.
— Что ж ты молчишь? Их… тысячи этих букв, да?
— Нет, — сказала Черепаха. — 33.
— 33 тысячи!!!
— Всего 33.
— Не может быть! И если я буду знать всего 33 буквы, я смогу читать и писать?
— Сможешь.
— Не верю. — Львёнок встал и обошёл вокруг Черепахи. — Если бы их было всего 33 — все умели бы читать и писать. А Бегемот, я это точно знаю, неграмотный.
— 33, — сказала Черепаха. — Но их надо хорошенько запомнить и научиться складывать в слова.
— Подумаешь! 33 буквы! Да я их сегодня же выучу!
И Черепаха запела:
Если буквы по порядку Вышли, будто на зарядку,
И никто из них друг дружку Обогнать не норовит, —
Этот азбучный порядок Называют — АЛФАВИТ.
Знает этот алфавит Добрый доктор Айболит.
— А я не знаю! — воскликнул Львёнок. — Я не знаю букв, не знаю АЗБУКИ, но я буду знать. Я — выучу!
И они запели:
Если буквы по порядку Вышли, будто на зарядку…
И с песней отправились обедать, чтобы потом — поспать, потому что в Африке всем-всем, а особенно маленьким, обязательно надо после обеда спать.
— А какая буква самая первая? — спросил Львёнок, когда проснулся.
— А. — И Черепаха нарисовала палочкой на песке самую первую букву.
— «ак это же домик! — обрадовался Львёнок. — Шалаш!
А Черепаха запела:
А — и домик, и шалаш.
В этой буковке чудесной,
Видишь,
Есть второй этаж.
— А давай, — сказала Черепаха, — придумывать слова, которые начинаются на эту букву.
— А… А… Арбуз! — крикнул Львёнок. — Верно?
И тут же к его ногам выкатился огромный арбуз.
— Антилопа, — сказала Черепаха.
И через мгновение мимо них пронеслось целое стадо антилоп.
— Акула! — крикнул Львёнок.
Они выбежали к океану и увидели, как из воды показала страшную зубастую пасть акула.
Ты запомнил букву А?
Так скажи скорей «Ага!» —
запела Черепаха.
— Ты запомнил букву А?.. — подхватил было Львёнок, но вдруг остановился: в синем африканском небе низко-низко плыл Аист.
— Аист! Антилопа, акула, арбуз! — закричал Львёнок. — И все на А! А есть какое-нибудь слово из одной только этой буквы?
— Можно только крикнуть: А-а-а!.. — сказала Черепаха.
— А-а-а! — радостно завопил на всю Африку Львёнок. — Я теперь знаю тебя, буковка, и никогда не забуду!
Когда на следующее утро Львёнок пришёл к Черепахе, он так изумился, что не мог вымолвить ни слова.
Вдоль густого кустарника на песке, на ветвях сидели, стояли, лежали, извивались, подпрыгивали звери, змеи, животные, птицы; в ручье плескались утки и рыбы; и у ног каждого на песке была начертана огромная буква, с которой начиналось его имя.
Здесь были:
Антилопа, Аист,
Бегемот, Барсук,
Верблюд, Волк,
Гепард, Гадюка,
Дикобраз, Дятел,
Енот,
Ёж,
Жираф, Жаба,
Заяц, Зебра,
Иволга, Индюк,
Крокодил, Какаду, Крот,
Леопард, Лев, Лягушка,
Мартышка, Мышь, Муравьед,
Носорог,
Орангутанг,
Попугай, Пеликан,
Рысь, Рак,
Слон, Страус,
Тигр,
Утконос, Удав,
Филин, Фламинго,
Хомяк, Хамелеон,
Цапля,
Чарепаха, Чиж,
Шакал, Шмель, Шимпанзе, Щука, Щегол,
Юрок, Юла,
Як, Ястреб, Ягуар.
— Что это? — прошептал Львёнок.
— Живой Алфавит, — скромно сказала Черепаха. — Благодарю вас, господа! — обратилась она к Живому Алфавиту. — А теперь, дорогой Львёнок, поздоровайся с господами!
И Львёнок медленно прошёл вдоль длинного строя и поздоровался за лапу, за ногу, за хобот, за крыло с каждым из присутствующих. Рыбы и змеи подавали хвосты.
— Ещё раз — благодарю вас, господа! — сказала Черепаха. — Спасибо! Все свободны!
И рычащий, шипящий, кричащий, бьющий плавниками Живой Алфавит разбежался, разошёлся, разлетелся, расползся, уплыл по своим домам.
А изумлённый Львёнок несколько раз прошёл вдоль нарисованных на песке букв и, оставшись наедине с Черепахой, сказал:
— Вот уж не думал, что мы именно так будем учиться грамоте…
Букву Б отправились учить к Бегемоту.
Бегемот пил чай. Самовар стоял на кочке посреди болота.
Кто живёт Среди болот?
Ну конечно, Бегемот! —
спел Львёнок.
— Здравствуйте! — прохрипел Бегемот. — Очень рад вас видеть! Угощайтесь! — И подал блюдечки.
— Вы знаете, — поздоровавшись, сказал Львёнок, — что начинаетесь на букву Б?
— Нет, — сказал Бегемот. — А что?
— А я учу буквы, — сказал Львёнок. — Я знаю уже букву А. Давайте учиться вместе: ведь вы же — неграмотный!
— Неграмотный, — сказал Бегемот. — А зачем?
-Ну как же! Узнаем всего 33 буквы и научимся читать и писать.
— Кому? — вздохнул Бегемот.
— Вы — мне, я — вам, а вместе мы — Черепахе.
— Что же я тебе напишу, даже если буду знать буквы?
— Мало ли, — сказал Львёнок. — Пригласите меня письмом на обед, а я вас на следующий день — на ужин.
— А потом?
— А после вашего званого обеда я поблагодарю вас в письме, мол, спасибо, Бегемот, было так вкусно! Вы прочтёте, и вам будет приятно…
«Кхе…» — хмыкнул Бегемот.
— И потом — вы сможете переписываться с китами. Как, мол, живёшь, голубой Кит? «Подплываю к Южному полюсу», — ответит Кит.
— А он знает буквы?
— Киты — все грамотные.
Черепаха пила чай из блюдечка и причмокивала.
— Ладно, — сказал Бегемот. — Учи!
— Вот буква А. А-а-а!.. — И Львёнок начертил на песке первую букву. — А-а-а!.. Акула, аист, арбуз, ага… Ага — самая большая жаба в мире.
— Знаю, — сказал Бегемот.
— А букве Б нас сейчас научит Черепаха.
Черепаха медленно поднялась и начертила Б.
— Бэ-э! — сказала Черепаха. — Бегемот, болото…
— Болото… Кто ж его не знает? — проворчал Бегемот.
— Буква Б похожа на тебя, — сказал Львёнок. — Видишь, как Бегемот в кепке!
«Это — если я сяду, — подумал Бегемот. — Жаль, что у меня нет кепки…»
Они уселись на песке и, прихлебывая из блюдечек чай, целых два часа повторяли: А — Б, А — Б, пока не запомнили эти первые две буквы.
— АБ! АБ! АБ! — подражая шакалам, лаял Львёнок.
— БА! БА! БА! — бубнил Бегемот.
— А-БА, БА-БА, БА-БА-БА! — развеселилась Черепаха и запела:
БА-БА-БА!
БА-БА-БА!
Веселей труби, труба!
И все запрыгали, заплясали, и выше всех прыгал Бегемот, потому что с буквы Б начиналось его имя.
Букву В учили, катаясь на верблюдах.
Львёнок ехал на первом верблюде, Черепаха — на втором, а Бегемот — в тележке, запряжённой тремя верблюдами. Верблюды отказались учиться грамоте.
— Зачем нам учиться? — сказал главный Верблюд. — Ведь всё равно никто не может так долго шагать по пустыне без капли воды.
— Никто, — кивнул второй.
— Мы и неграмотные не пропадём, — сказал третий.
И теперь они, гордо вскинув головы, шагали по пустыне.
Бегемот под зонтиком сидел в тележке, Львёнок с Черепахой ехали рядом, и все вместе пели.
Вы откуда?
Вы куда? —
пела Черепаха.
Ветер,
Воздух и Вода!
гудел Бегемот.
Вэ-Вэ-Вэ!
Мы букву эту Не забудем никогда! —
кричал Львёнок.
— Тьфу! — плевались верблюды.
Когда остановились в тени баобаба, Бегемот сполз с тележки и торжественно начертил на земле все три буквы: А, Б, В. А Львёнок сказал:
— Спасибо, верблюды! Жаль, что вы не захотели учиться грамоте…
— Фр-р-р!.. — фыркнули верблюды и, хлопая копытами, удалились.
— Вот, — сказала Черепаха. — Стоит нам теперь только вспомнить верблюдов, и — вот она — буква В!
На следующее утро, как всегда это бывает в Африке, сияло солнце.
Черепаха пила на веранде кофе, когда верхом на Бегемоте примчался Львёнок.
— Знаешь, как он меня разбудил? — Львёнок показал на Бегемота.
— Как? — Черепаха налила друзьям кофе.
— Подкрался, да как завопит: А — Б — В! И мы всю дорогу буквы писали! От моего до твоего дома! Глянь!
— Я возьму бинокль, — сказала Черепаха. — И поднимусь на крышу. У меня никогда ещё не было таких чудесных учеников!
От дома Бегемота и до дома Львёнка, и от дома Львёнка до дома Черепахи вся пустыня была разрисована тремя, известными нам уже буквами: А — Б — В.
— Ай да вы! — сказала, спустившись, Черепаха. — Пейте кофе, и будем учить четвёртую букву.
— Я кофе не пью, — буркнул Бегемот.
— А на ком будем кататься? — спросил Львёнок.
— Погоди… Четвёртая буква Г! — сказала Черепаха.
— Да она почти, как Б, только без живота, — сказал Львёнок, разглядев начерченную Черепахой букву Г.
— Кепка на палке, — буркнул Бегемот.
— А чтобы её запомнить, надо покататься на Гепарде! — крикнул Львёнок. — Гепард бегает быстрее всех!
— Так он тебя и покатал!..
— А я говорю — покатает!
— Нет, — сказал Бегемот.
— Пойдём и спросим!
— Пойдём!
— Погодите, — сказала Черепаха. — Неужели мы не можем ничего другого придумать, чтобы запомнить букву?
— Тысячу раз начерчу и запомню, — сказал Бегемот.
— Скучно! — сказал Львёнок.
— Что же придумать?
И тогда Львёнок заплясал и запел:
Год учёный Гамадрил Грамоте учил горилл.
Год с гориллами он бился,
Бедный, выбился из сил,
Всё, что знал, чему учился,
Сам едва не позабыл!
— Ай да Львёнок! — захлопала Черепаха.
— Ну и ну! — гудел Бегемот.
И они с Львёнком принялись чертить на песке букву Г.
Львёнок с Бегемотом были очень печальны: они знали уже четыре буквы: А — Б — В — Г, а сложить из них могли только три слова — ГАВ! БА-БА и АГА!
— Не желаем! — сказали они вместе Черепахе. — Не желаем знать такие буквы, из которых нельзя составить слова!
— Ах, вот как? — И Черепаха повела их прямо к Жирафу, по дороге пригласив Дикобраза, Енота и Ёжика.
— Дикобраз — это Д, — говорила и рисовала палочкой на песке буквы Большая Черепаха. — Енот — Е. Ёжик — Ё. Запомнили? А Жираф — Ж.
Жираф сидел в плетёном кресле-качалке. На голове у него была с прорезями для ушек и рожек панама, на носу — очки.
Жираф читал газету.
— Дорогой Жираф! — поздоровавшись, сказала Черепаха. — Позвольте вам представить Львёнка и Бегемота: они необыкновенно быстро учатся грамоте, у них — невиданные способности. А это, — обернулась она к Дикобразу, Еноту и Ёжику, — можно сказать, наглядные пособия: Д — Дикобраз, Е — Енот, Ё — Ёжик. Так легче запомнить.
Жираф отложил газету, поднял на лоб очки:
— Сколько же вы букв выучили, дорогой Львёнок и дорогой Бегемот?
Львёнок стал считать, загибая когти:
— А… Б… В… Г… Четыре — очень хорошо, — сказал он. — Ещё три — пока шли к вам. С вами — будет ровно восемь!
— Со мной? — изумился Жираф.
— Ну да! А — это Аист, Б — это он. — И Львёнок ткнул в Бегемота. — В — Верблюд, Г — Гепард, Д — Дикобраз.
Дикобраз вышел вперёд и поклонился.
— Е — Енот.
Енот склонил голову и улыбнулся.
— Ё — Ёжик. Этих мы выучили по дороге.
Ёжик свернулся в клубок и улёгся у ног Жирафа.
— А вы — Ж, Жираф, — сказал Львёнок. — С вами — ровно восемь.
— Ах, так!..
— Я бы хотела, чтобы вы проверили их знания, глубокоуважаемый Жираф, — попросила Черепаха.
— Что ж… Какое слово вы можете сложить, дорогой Бегемот, из известных вам восьми… — Он обернулся к Львёнку. — Я не ошибся? Восьми?
— Восьми, — кивнул Львёнок.
— Восьми букв, — закончил Жираф.
Бегемот задумался, потом разинул свою огромную пасть и громко сказал:
— ЖА-БА!
Все зааплодировали.
А Бегемот поглядел маленькими глазками на Львёнка и пять раз подряд начертил на песке все восемь букв:
А Б В Г Д Е Ё Ж…
Мы старались очень-очень, — спел, притоптывая, Бегемот. —
Сколько букв мы знаем?
Восемь! —
крикнул Львёнок.
И все закружились от радости, и даже Ёжик, который спал у ног Жирафа, вскочил и заплясал на своих коротких ножках.
— Восемь букв, — вздыхал Львёнок. — Восемь букв мы уже знаем, а слов из них получается совсем немного: ЖАБА, БА-БА, БЕГ, ЁЖ.
— ГАД, — подсказал Бегемот. — ГАВ-ГАВ.
— ГАВ-ГАВ мы уже проходили.
Они сидели в лесу у ручья, ждали Черепаху и чертили на песке новые буквы — Д — Е — Ё — Ж.
Прибежала Землеройка.
— Здравствуйте! Я — Землеройка лесная!
Она была очень похожа на мышь, с крохотным, поднятым вверх хоботком.
Следом приползла Змея.
— Здравствуйте! Я — земляная Змея.
Потом прискакал Заяц.
— Привет! — сказал он.
Тут явилась Большая Черепаха в коляске, запряжённой Зеброй. Коляска была просторная, на больших колёсах; в чёрную гриву Зебры вплетены алые ленты.
— Зебра! — обрадовался Львёнок.
Все забрались в коляску и покатили сперва вдоль ручья, а потом под горку к пустыне. И Черепаха запела:
Букву 3
Запомнить просто
И слону большого роста,
И малышке-муравью:
Стоит вспомнить Землеройку,
Зебру,
Зайца и Змею!
— Зебру, Зайца и Змею! — подхватили все.
И Черепаха начертила на песке огромную букву 3.
А Бегемот встал на задние ноги, так, что чуть не перевернул коляску, и хрипло сказал:
— ЕДА!
— Что? — не поняли Львёнок с Черепахой.
— Из новой буквы 3 и тех, что мы уже знаем, можно составить хорошее слово — ЕДА! — сказал Бегемот.
— А где же здесь 3? — изумился Львёнок.
Но Бегемот так проголодался, что ему было всё равно.
— ЕДА! — упрямо повторил Бегемот.
— ЗАБЕГ! — крикнул Заяц. И они с Львёнком помчались наперегонки, а Бегемот сел обедать.
Зебра катила тележку с Черепахой, Львёнок с Бегемотом бежали следом, за ними скакал Заяц, за Зайцем поспешали Землеройка и земляная Змея.
И тут из высокой травы выпрыгнул Индюк. И откуда он только здесь взялся?
Ах, как испугалась Зебра!
— Тпру! — крикнула Черепаха.
Бегемот чуть не перевернул тележку.
Индюк с бородавкой на носу глядел на Львёнка прищурившись.
— Индюк! — крикнула Черепаха. — Вы-то как раз нам и нужны! Мы только что выучили букву 3, а следующая — И! И как раз с неё начинается…
— Знаю, — сказал учёный Индюк. — Мы, Индюки, все начинаемся с этой замечательной буквы.
Он начертил на песке букву И, а рядом с ней — точно такую же букву в шляпке — И.
— А это что? — спросил Львёнок.
— Это — И, а это — И краткое.
— Коротенькое? — уточнил Львёнок. — А почему она такого же роста?
— Роста она такого же, но звучит коротко. Вот слушайте: И-и-иволга! Сли-и-ива! И-и-ней! Слышите? А вот — Ой!
— Что с тобой? — спросил Львёнок.
— Ничего, — сказал учёный Индюк. — Я просто показал, как звучит И краткое.
И запел:
— Ай, — сказал Бегемот.
— Ей-ей! — закивал головой неизвестно откуда взявшийся Енот.
— Ёй-ёй! — выскочил из травы Ёжик.
А Бегемот взял камень и одну за другой нарисовал все буквы, какие они с Львёнком уже знали:
АБВГ ДЕЁЖЗИЙ
— Спасибо, Индюк! — поблагодарил Индюка Бегемот.
— «еперь мы запомним твою букву, — сказал Львёнок.
— Благодарю вас. Вы очень добры, — поклонилась Черепаха. — Ну а теперь пошли к Крокодилу. Без Крокодила нам не выучить следующей буквы.
Шляпку как-то И надела Утречком украдкою, Оглянуться не успела,
А уже — И краткое.
Распрягли тележку, отпустили Зебру, Зайца, Землеройку, Змею: убежали Ёжик с Енотом; удалился важный Индюк, — никто не захотел идти знакомиться к Крокодилу.
Тогда Бегемот поднял оглобли, Львёнок с Черепахой забрались в коляску, и друзья покатили, покатили к самой большой африканской реке, в которой жил самый большой Крокодил.
Крокодил, покачиваясь в гамаке между двух пальм, обмахивался веером.
«Ах, какой сегодня удачный день! — обрадовался Крокодил. — Завтрак, ужин и обед сами, да ещё на тележке, пожаловали ко мне! Тележку отдам внуку», — сразу про себя решил Крокодил и улыбнулся.
— Здравствуйте, дорогой Бегемот! Дорогой Львёнок! Дорогая Черепаха!
— Дорогой Крокодил! — сказала Черепаха. — Львёнок и Бегемот учатся грамоте. Вы, как один из грамотнейших крокодилов, конечно, знаете, с какой буквы начинается ваше имя.
— Конечно! — хмыкнул Крокодил и оскалил зубы.
— ”ак вот. Я думаю, Львёнок и Бегемот лучше всего запомнят эту букву, познакомившись с вами.
— Конечно! — снова оскалился Крокодил и хвостом на песке начертал букву К.
— Ка! — сказал Крокодил. — Крокодил, какаду, кит, кролик! — И прикрыл страшные крокодильи глаза. — Я бы хотел, чтобы Львёнок и Бегемот по десять раз каждый написали эту букву здесь, у моего гамака! — И, изогнув хвост, показал, где именно писать.
Львёнок поглядел на Черепаху, Бегемот — на Львёнка.
— А можно мы напишем в сторонке, чтоб не пылить? — спросил Львёнок.
— Там слишком рыхлый песок, — сказал Крокодил.
— Ну, тогда я напишу букву К двадцать раз и за себя, и за Бегемота, — сказал Львёнок. — Отъезжайте подальше, — шепнул он Черепахе и спрыгнул с тележки.
Крокодил, прикрыв глаза, в щёлочки глядел на подходя-щего Львёнка.
К… К… К… К… — склонившись, чертил Львёнок.
— Ещё! Ещё! — улыбаясь, кивал Крокодил.
К К К К
— Очень, очень хорошо!.. — шептал Крокодил и вдруг, разинув страшную пасть, кинулся на Львёнка.
Но Львёнок быстро юркнул за баобаб.
Ка-ка-ка!
Обманули дурака На четыре кулака! —
весело запели Бегемот с Черепахой.
А Крокодил сел и заплакал от огорчения.
Букву Л поехали учить к старому Льву.
Лань,
Лось,
Леопард,
Лев нам будет очень рад! —
пел Львёнок.
Бегемот катил тележку.
Черепаха под зонтиком ехала в коляске: пекло солнце.
— Ух, как он нас вкусно накормит! — радовался Львёнок. Старый Лев сидел на пороге своего дома и смотрел на
заходящее солнце.
— Дед! — крикнул Львёнок. — Познакомься! Это — Бегемот, это — Черепаха. Она учит нас грамоте!
— Очень рад! Прошу! — И старый Лев пригласил всех в тенистый дворик с фонтаном.
— Сколько же букв ты уже знаешь? — за ужином спросил Лев.
— Я? Двенадцать.
— Ия, — сказал Бегемот.
— И можете назвать все по порядку?
— Туда или обратно? — спросил Львёнок.
— Не понял.
— Мы можем туда и обратно, — пояснил Львёнок. Встал, отодвинул тарелку и громко, чтобы дед слышал,
радостно прокричал:
— АБВГДЕЁЖЗИЙК!
— А я могу обратно, — сказал Бегемот.
Чуть не перевернул стол, но всё же поднялся и медленно в самое ухо Льву, хриплым басом сказал:
— КЙИЗЖЁЕДГВБА!
Черепаха сияла.
— Такого я ещё никогда не слышал, — сказал старый Лев и повернулся всей своей седой гривой к Черепахе.
Черепаха скромно опустила глаза.
— Значит, следующая буква у нас — Л? И учить её вы приехали к старому Льву. Спасибо, Львёнок! — И Лев погладил внука когтистой лапой.
Потом взял кочергу и легко согнул её в букву Л.
— Вот! — сказал старый Лев. — Это вам от меня на память! И молчавшая весь вечер Черепаха вдруг легко поднялась
ему навстречу и поплыла, пошла вокруг Льва, пританцовывая.
Л — любуется, гордится Правой ножкой в сапожке, —
пела Черепаха. —
Л — лихая танцовщица,
Сапожок на каблучке!
И все, и старый Лев тоже, пустились в пляс, и выше всех прыгал Львёнок.
Уже вся Африка знала, что Львёнок и Бегемот учатся грамоте. Львёнок с Бегемотом ещё не выучили и половины алфавита, а уже гиены и шакалы и даже маленькая Мартышка им завидовали.
— Они будут грамотные, грамотные! — выли гиены.
— Будут читать и писать!.. — шипели шакалы.
— А я? А я? — прыгала с ветки на ветку Мартышка. — Ни слова! Ни буковки!
Вдруг она размахнулась и запустила кокосовым орехом в Бегемота, который как раз катил тележку под её баобабом.
— Эй! — крикнул Львёнок. — Ты что это делаешь?
— А что хочу, то и делаю!
— А ну прекрати! — загудел Бегемот.
— Учёный, да? Учёный? А я вот тебя орехом! — И запустила орехом в Черепаху.
— Мартышка! — сказала Большая Черепаха. — Прекрати кидаться орехами и иди к нам.
— Как же! К вам! Вы — грамотные, а я… а я… — И Мартышка вдруг села, свесив ножки, и горько заплакала.
— Не плачь! Иди сюда! Будем учиться вместе, — сказала Черепаха.
— Да! Вы уже вон сколько знаете! А я… А я…
— Ты — быстрая, — сказал Львёнок. — Ты мигом догонишь.
— Сообразительная, — сказала Черепаха.
— Мы поможем, — прогудел Бегемот.
— Да? А какую букву вы учите?
— Красивую, — сказала Черепаха.
— Да не плачь же ты! — успокаивал Бегемот. — Букву, которую мы сейчас учим, ты легко запомнишь, потому что с неё начинается твоё имя.
— Моё?
— Ну да, — сказал Львёнок. — Буква М: Мартышка, мышь, муравей. И ещё много.
— А пишется она очень просто!
И Черепаха спрыгнула с тележки и палочкой на песке начертила красивую букву М.
— Видишь? — сказал Львёнок. — Верблюда засыпало песком, а это торчат его два горба. Такую букву разве забудешь?
И они с Бегемотом тут же начертили на песке по несколько раз букву М.
— Эм! Эм! Эм! — повторял Львёнок.
— МА-МА! — вдруг сказала Мартышка.
И все рассмеялись.
— Я же говорил — сообразительная! — гудел Бегемот.
— Ну, поедем с нами! — сказала Черепаха. — Будем учиться и путешествовать.
— Нет, — сказала Мартышка, — я лучше останусь и как следует выучу свою букву.
— Выучишь — прибегай, — сказал Львёнок.
— Мы тебя будем ждать. — Бегемот взял оглобли под мышки, и они покатили дальше.
А Мартышка спрыгнула с ветки и быстро изрисовала буквой М всю пустыню вокруг баобаба.
Ночевали в тропическом лесу.
Черепаха спала в тележке. Бегемот с Львёнком — в траве. Когда взошло солнце, умылись в ручье, позавтракали, тронулись в путь.
— МЁД, — сказал Львёнок.
— ЛАЙ, — сказал Бегемот.
— Верно, — сказала Черепаха.
Каждое утро они играли в эту игру — составляли слова из выученных букв.
— ДИКИЙ МЁД, — сказал Львёнок.
— ИНЕЙ, — сказал Бегемот.
— А вот и нет! В инее есть буква, которую мы еще не проходили.
— Это какая же?
— Вторая. Между И и Е.
— Правильно! — сказала Черепаха.
— А мы выучим, — сказал Бегемот.
И тут из кустарника на них вылетел страшный двурогий Носорог.
— Носорог! — вскрикнул Львёнок.
— Вот она — невыученная буква!
А Невыученная буква опустила страшную носорожью голову и кинулась в атаку.
— Носорог! — крикнул Львёнок. — Что мы тебе сделали? Невыученная буква не ответила, развернулась и снова
помчалась в атаку.
«Вжжи-ик!» — мимо.
— Он плохо видит — отпрыгивайте! — крикнул Львёнок и, изловчившись, вцепился в носорожий хвост.
— Уф-ф! — фыркнула Невыученная буква. — Отцепись от хвоста!
— А вот не отцеплюсь!
— Брось ты его! — крикнул Бегемот.
— Оставь! — кричала Черепаха.
— Ой-ёй-ёй! — вопил Носорог. — Мой хвост!
— Обещай! — кричал Львёнок. — Обещай, что больше никогда не будешь нападать на мирных зверей!
— Обещаю! — выл Носорог.
— И никогда никого не будешь пугать своими рогами!!
— Не бу-у-у-ду!!!
— Тогда — иди! — Львёнок отпустил хвост. — Но помни: ты обещал!
Носорог скрылся в зарослях, а Черепаха сказала:
— Думаю, теперь вы ни за что не забудете эту букву, — и тут же начертила новую букву на песке.
— Эн! — сказала Черепаха. — Носорог.
И — как лесенка у стенки,
Жаль, что нет второй ступеньки!
запел Львёнок.
И они с Бегемотом принялись рисовать буквы Н, и нарисовали их столько, что, если сложить эти маленькие лесенки в одну большую, по ней можно было бы забраться на небо.
— Уф-ф! Жарко! — обмахиваясь платочком, сказала Черепаха. — А не отправиться ли нам к океану?
— Искупаемся! — обрадовался Бегемот.
Подхватил оглобли. И они понеслись…
Африка была полна синевы и солнца.
И тут они увидели странное существо. Странное существо стояло на холме. Оно было такого же серого цвета, как заяц, и с такими же, длинными, как у зайца, ушами. Но всё же это был не заяц.
Коляска остановилась.
— Никогда не видел заячьи уши не у зайца, — сказал Бегемот.
— Это — Осёл, — сказала Черепаха. — Он любит сочинять стихи. Пойдёмте познакомимся.
Но Осёл, не дожидаясь, пока весёлая компания взберётся по крутому склону, развернулся и побрёл в другую сторону.
— Погоди! — закричал Бегемот. Я тоже люблю сочинять стихи. Только у меня не всегда складно получается. Говорят, учиться, надо?
— Нет, — сказал, остановившись, Осёл. — А зачем?
— А как же ты сочиняешь?
— А просто: бормочу, бормочу, а потом — раз, и всё!
— Что «всё»!
— Стихи готовы.
— А как ты их записываешь? — спросил Львёнок.
— Как же я запишу, если букв не знаю?
— А нас с Бегемотом Черепаха учит грамоте. Хочешь будем учиться вместе?
— Нет, — вздохнул Осёл. — Стар я уже. И зачем?
— Запишешь и пошлёшь в журнал.
— Или на радио, — добавил Бегемот.
— Не-ет, — замотал длинными ушами Осёл. — Это же я для себя придумываю. Зачем мне журнал?
— И ты не хочешь стать знаменитым? — изумился Львёнок.
— А меня и так все знают. Говорят, что я упрямый.
— Это правда, — снова вступил в беседу Бегемот, — не хочешь учиться!
А Черепаха зонтом начертила на песке огромную букву О, с которой начинается слово «Осёл».
— О-О-О! — пропела Черепаха. — Орёл…
— Осьминог! — подсказал Львёнок.
— Осёл, — неожиданно вставил Осёл.
Он попросил у Черепахи её знаменитые круглые голубые очки, нацепил их на нос и, ко всеобщему удивлению, запел:
О! —- вскричали старички, — О! — да это же — Очки! Носим мы уже давно На носу две буквы О!
Но о каких таких старичках пел развеселившийся Осёл, Бегемот так и не понял.
Букву П Черепаха повела Львёнка с Бегемотом учить к Попугаю.
Столетний Попугай сидел, покачиваясь, на ветке.
— Здр-р-равствуйте! Здр-р-равствуйте! — закричал Попугай. — Как поживаете? Как ваше здор-ровье? Знаю! Знаю! Вы учитесь гр-р-р-р-амоте! А мне вчер-ра исполнилось сто тр-р-ри года! Р-р-ровно сто тр-р-ри!.. Хотите, я р-расскажу вам всю свою жизнь?
Бегемот сел на песок, Львёнок лёг, Черепаха поудобнее устроилась в коляске.
— Я р-родился сто тр-р-и года назад! — захлёбываясь от восторга, кричал Попугай. — Но я мол-лод, мол-лод, потому что мы, поп-пугаи, живём 1000 лет!
— Простите… — пробовала вставить слово Черепаха.
Но Попугай запел:
Сколько лет мне,
Угадай!
— Десять, — чтобы сделать Попугаю приятное, сказал Львёнок.
— Двадцать, — сказал Бегемот.
Что вы, дети!
Я сто лет живу на свете!
А мой прадед — деда дед —
Жил почти что тыщу лет!
Бабушка — спросите Льва —
До сих пор ещё жива! —
хрипел Попугай. —
Утром песен не поём,
Молча в тропиках живём,
Ну а если захотим —
По-английски, по-немецки,
По-французски, по-турецки Без акцента говорим.
— Простите, — снова попробовала вставить слово Черепаха. — Когда Львёнок с Бегемотом выучатся грамоте, вы не смогли бы научить их иностранным языкам?
Попугай зажмурился, потряс головой, будто вынырнул со дна океана:
— Что?
— Я вас спросила, дорогой Попугай: когда Львёнок с Бегемотом выучатся грамоте, не смогли бы вы научить их иностранным языкам?
— Р-р-разумеется! — затряс головой Попугай.
— Ну, — вздохнула Черепаха, — букву П вы уже не забудете. И начертила на песке букву П.
— П! — сказала она. — Попугай, питон, павиан, пантера.
— Павлин, пингвин, — добавил Львёнок.
И тут же десять раз начертил букву П.
У берега под корягой шевелили усами чёрные раки. Солнце уже поднялось высоко-высоко и стало совсем белым.
— Как я люблю купаться! — воскликнул Львёнок.
— Да-да, — закивал Бегемот. — Я тоже… Лежишь, лежишь на дне… И так вылезать не хочется.
— А нам хорошо! — вступил в беседу пучеглазый Рак. — И вылезать не надо.
— А я без воды просто жить не могу! — И Черепаха нырнула в реку.
За ней прыгнул Львёнок. Они долго-долго плавали. А раки, высунувшись из-под коряги, глядели на них и качали головами.
Потом в воду залез и Бегемот.
Завечерело.
— Теперь самое время выучить ещё одно букву, — сказала Черепаха. — Это буква Р. С неё начинается…
— …Рак, — пробулькал из-под воды Рак.
— Р-Р! — повторила Черепаха и начертила букву. — Рак,
Россомаха, Рысь!
И тут же из кустов выбежала Россомаха, а на гибкой ветке прямо над водой, прижав уши с кисточками, закачалась рыжая Рысь.
От страха раки опять запрятались под корягу, а Львёнок и Бегемотом запели:
Ну-ка, брысь отсюда, кошка!
Даже если это Рысь,
Всё равно отсюда — брысь!
И когда раки отважились выползти из-под коряги, Рыси с Россомахой уж след простыл, а Львёнок с Бегемотом и Черепахой отправились дальше.
Как всегда это бывает в Африке, быстро стемнело, и над озером, над тёмной водой взошёл молодой месяц.
-Ну, — сказала Черепаха, — букву С вы запомните легко.
— Это почему же? — спросил Бегемот.
И тут налетел ветерок, зарябили волны, камыши зашуршали, и к водопою неслышно вышли слоны.
Молодой месяц был так ярок, что при его свете Черепаха начертила на песке букву С. А Львёнок запел:
С — как месяц молодой,
Наклонилась над водой!
И действительно, до чего же буква С была похожа на молодой месяц!
— Чудесно! — сказала Черепаха. — Вот уж не думала, что мне будет так легко и приятно учить вас грамоте!
А слоны тем временем вошли в воду и поплыли, отфыркиваясь, приподняв хоботы над водой.
— Черепаха, смотри, они плывут к нам!
И семь слонов, один за другим, вышли на берег и поздоровались с Львёнком, Бегемотом и Черепахой.
— Здравствуйте! Здравствуйте! Мы очень рады! — Слоны покивали головами и неслышно уплыли обратно.
А потом пришёл Страус и долго вместе с Бегемотом и Львёнком чертил на песке букву С своей страусиной лапой.
— Нет-нет, я — грамотный, — говорил Страус. — Просто мне нравится, что вы так упорно учите букву, с которой начинается моё имя!
А Львёнок запел:
Я катался на коне,
На верблюде, на слоне…
И Страус сразу же всё понял и поскакал с Львёнком на спине по берегу. А Бегемот чертил на песке букву С и пел:
Скачет
Страус длинноногий,
Спят
Слоны и носороги.
Под луною не видны Носороги и слоны,
Только по дороге
Скачет с Львёнком на спине
Страус длинноногий.
— Восхитительно! — шептала Черепаха. — Поэт-Бегемот! Такого ещё не было!
Утром Бегемот снова катил тележку, Львёнок с Черепахой сидели в коляске, всходило солнце.
Бегемот с Львёнком играли в любимую игру — составляли слова из известных им уже букв.
Сам сей просо Сам овёс, —
кричал Бегемот.
Бежит тележка Без колёс! —
хохотал Львёнок.
— Чудесно! — радовалась Черепаха.
Они въехали в лес и в густой листве увидели розовато-лиловых, малиновых, фиолетовых, пурпурно-красных, зелёных и синих птиц с хохолками на голове. Клюв у них был жёлтый, с зазубренными краями. Они легко летали, но особенно ловко бегали по ветвям.
— Пи-и!.. Пи-и!.. Пи-и!.. — мелодично, звонко, часто-часто кричали птицы.
— Кто это? — спросил Бегемот.
Тележка остановилась, и все стали смотреть на этих удивительных птиц.
И хохлатая птица с жёлтым зазубренным клювом, что сидела на самой нижней ветке, вдруг, по-попугайски картавя, быстро-быстро закричала:
— Тур-рако! Тур-рако! Тур-рако!
— Да это же Турако! — воскликнула Черепаха. И тут же на влажной лесной земле начертила букву Т.
— Т! — сказала Черепаха.
— Тигр, — сказал Львёнок. — Но тигры в Африке не водятся.
И тут на лесную дорогу выпрыгнул настоящий Тигр в чёрно-жёлтых полосах с фотоаппаратом на шее.
— Тигр — турист Уссурийский! — представился Тигр. — Здравствуйте! Позвольте, я вас сфотографирую на память с этими удивительными птицами.
И Тигр защёлкал своим фотоаппаратом. Он ложился на землю, приседал, подпрыгивал, пока не распугал всех птиц.
— И ты с нами! — закричал Львёнок туристу.
— Да, вы должны сфотографироваться вместе с нами! — закивала Черепаха. — Нечасто встретишь путешествующего по Африке Уссурийского Тигра.
— Давайте попросим…
Но Львёнок не успел договорить, как…
…Как что-то огромное, неслышное, скользяще-влажное упало откуда-то сверху, обвило Львёнка кольцом и вознесло высоко, к развилке огромного дерева.
Всё произошло так быстро, что Львёнок не успел испугаться.
— Кто ты? — спросил Львёнок.
— Хе-хе!
— Львёнок! Львёнок! Где ты? — кричала оставшаяся там, далеко внизу, Черепаха.
— Где ты? — гудел Бегемот.
— Да здесь он — хе-хе! — со мной, — и Удав (а это был именно он) улыбнулся Львёнку.
— Я знаю, — сказал Удав. — Вы учитесь грамоте. Только что узнали букву Т. А ведь следующая за Т, — Удав заглянул
в глаза Львёнка, — моя. У! И я сам хочу научить тебя моей букве.
— Львёнок! Львёнок! — кричала Черепаха.
“Где ты? — выл Бегемот.
— Я здесь! — крикнул Львёнок. — Удав хочет научить нас своей букве.
— Так зачем он тебя утащил наверх? — кричала Черепаха.
— Зачем? — спросил Львёнок.
— По привычке, — сказал Удав.
— По привычке! Это он по привычке! — крикнул Львёнок.
— Так спускайтесь! — кричала Черепаха.
Львёнок посмотрел Удаву в каменные глаза.
— Что ж, — сказал Удав. — Можно и спуститься.
Он опустил Львёнка на землю, начертив хвостом на влажной лесной земле огромную букву У, загудел-завыл: «У-у-у-!..» — и исчез.
— Ох! — вздохнул Львёнок. — Так мы ещё не учились!
И они с Бегемотом стали писать две буквы — Т и У — и затутукали этими ТУ, ТУ, ТУ всю лесную дорогу.
На следующее утро, выпив после завтрака чашку кофе, Черепаха снова забралась в коляску, а Львёнок запрыгал рядом с Бегемотом.
Бегемоту всё больше нравилось сочинять стихи. Вот и в это чудесное утро Бегемот пел:
А фасоль — не фа, не соль.
Мы фасоль с тобой помоем,
Сварим с луком, посолим,
Перчику чуть-чуть добавим,
С удовольствием съедим!
— Ага! — кивал Львёнок. Он, правда, не ел фасоли, знал, что и Бегемот её не ест, не говоря уж о Черепахе, но не портить же песню!
И тут, как из-под земли (видимо, из своего подземного дома), выскочил роскошный Фазан. Он весь так и светился.
— Здравствуйте, Фазан! — поздоровалась Черепаха. — Вы — золотистый или серебряный?
— Фазан павлиний! — отрекомендовался Фазан. — Рад встрече.
Львёнок с Бегемотом покивали головами.
— Ай да Фазан! — сказал Львёнок.
А Черепаха спрыгнула с тележки, начертила букву Ф и сказала:
— Ф! Фазан, фламинго, филин!
— Смотри! — показывая на букву, заметил Львёнок. — Надулась, как Фазан!
И пока они чертили, чтобы получше запомнить, на песке букву Ф, прилетели с озёр тонконогие розовые фламинго, а когда свечерело — пришёл в меховых сапожках филин.
— С кем будем учить следующую букву? — спросила Черепаха. — С Хомяком или с Хамелеоном? — И начертила на песке букву X. — Ха! — сказала она.
— Ха-Ха-Ха! — расхохотался Бегемот. — А давайте — без Хомяка и без Хамелеона.
— Без Хомяка — не интересно, — сказал Львёнок. — Хомячок — очень смешной. И запел:
Хомячок, Хомячок,
За щекою — сундучок!
И тут прибежал маленький зверёк. Был он щекаст и весел.
«Звали?» — уставился на Львёнка Хомяк. Говорить он не мог — до того туго были набиты мешки за щеками.
— Звали, — кивнул Бегемот. — Ты грамотный? Будешь учить буквы?
Хомяк быстро-быстро завертел головой, мол, нет, нет, что вы! И — замер, тараща глаза.
— Зови Хамелеона, — велел Бегемот.
— Зови-зови, — сказал Львёнок. — Его имя тоже начинается с этой буквы.
Хомяк убежал и скоро явился снова.
— Где же Хамелеон? — спросил Львёнок.
Хомяк ткнул лапой в траву.
— Ничего не вижу, — сказал Бегемот.
— И не увидишь, — сказал Львёнок. — Это ж Хамелеон!
— Прищурьтесь, — сказала Черепаха.
Все прищурились и только тогда с трудом разглядели в траве ящерицу. Глаза у Хамелеона одновременно вращались в разные стороны. Он молнией выбрасывал свой клейкий язык длиной чуть ли не с его тело.
— Вижу! — крикнул Львёнок.
— Ия! Ловит комаров!
— Хамелеон трёхроговый, — сказала Черепаха. — Видите, три рожика и цепкий хвост. — И начертила рядом с Хамелеоном ещё одну большую букву X. — Ха! — повторила Черепаха.
— Хохот, — сказал Львёнок.
— Хохолок, — сказал Бегемот.
Они расхохотались, и через мгновение уже хохотали все.
У Хомяка от хохота вылетали из-за щёк зёрна. А Хамелеон хохотал до тех пор, пока его совсем не стало видно, и Черепаха подумала: надо когда-нибудь обязательно сочинить сказку «Кто там, невидимый, хохочет в траве?».
Хомячок,
Хомячок,
За одной щекой —
мешочек,
За другою — сундучок! —
пел Львёнок.
Они вкусно пообедали у ручья, и теперь Бегемот весело катил тележку, Черепаха под зонтиком сидела в коляске, Львёнок бежал рядом.
Возле реки отдыхало стадо антилоп. Цикадили цикады. Сияло солнце. Было так хорошо, что даже не хотелось учить буквы.
— Халат, хлопушка, — вяло сказал Львёнок.
— Хохотушка, — отозвался Бегемот.
И тут прилетела Цапля, опустилась возле тележки и, важно ступая, пошла рядом.
— А мы учим буквы, — сказал Львёнок.
— Нас учит Черепаха, — похвастался Бегемот и опустил оглобли.
— Давайте вернёмся к реке, — сказала Черепаха. — Цапля любит воду.
Вернулись к реке.
Тут вышли к водопою уже знакомые слоны; за ними — жирафы; три маленьких бегемотика вошли в воду следом за бегемотихой-мамой, и Цапля, изловчившись, поймала рыбку.
— Цапля! — сказала Черепаха. — Львёнок с Бегемотом никогда не видели, как вы танцуете, а я знаю: вы прекрасная танцовщица!
Цапля выпустила рыбку, улыбнулась.
— Станцуйте! — попросила Черепаха.
— Станцуйте! — заревели слоны, и жирафы закивали головами.
А маленький бегемотик подошёл к Цапле и сказал:
— Давай танцевать вместе!
Вот было весело! Цапля танцевала с бегемотиком, слоны трубили, жирафы, подымая брызги, били копытами, а Львёнок с Бегемотом — хохотали.
— Буква Ц! — сказала Черепаха. — Цапля, цыплёнок. — И нарисовала букву на песке. — Теперь, я надеюсь, вы её не забудете?
А слоны, жирафы, бегемоты, цапли — все-все-все — веселились на реке ещё долго-долго, до самого вечера.
А тут ещё прилетели чайки, а за ними — чибис и чиж.
Пела и плясала вся река, и даже зелёные злые крокодилы прыгали на хвостах.
Вот уж было весело!
На прибрежном песке Львёнок с Бегемотом раз по сто написали замечательную букву X — чего проще, рисуй себе крестики и рисуй — и куцехвостую Ц.
— С хвостиком! — кричал Львёнок.
А у Бегемота Ц долго не получалась.
— У! У рисуешь! — вопил Львёнок.
Но наконец получилась буква Ц и у Бегемота. Да так здорово, что бегемотовой буквой слетелись полюбоваться сто цапель и сорок мух цеце.
— Це! Це! — цокали крылышками мухи. — Це-це-це!
И тогда Черепаха потихоньку научила Львёнка с Бегемотом новой букве.
— Ч! — тихо сказала Черепаха. — Чибис, чиж.
— Черепаха! — крикнул Львёнок.
— Правильно! С буквы Ч начинается моё имя.
— Как? Как? Покажи! — загудел Бегемот.
И Черепаха пять раз подряд начертила на песке букву Ч и трижды повторила: Че! Че! Че!
— Че-че-че! — подхватил Львёнок и заплясал:
Буква Ч —
Чечётка, чёлка,
Чёлочка, чечёточка,
Чечевица, черепица,
Н иточ ка-и гол оч ка!
И пошёл вприсядку вокруг Бегемота. А потом прыгнул Черепахе на спину, и Черепаха поскакала с Львёнком на спине по пустыне.
Н иточ ка-и гол оч ка,
Чепчик, чубчик, чёлочка,
Чиж, черешня, череда,
Черепаха, чехарда! —
вопил Львёнок.
— Че-че-че! — подхватил Бегемот и тоже запел:
Как-то чёрные овечки Вечерком пошли на речку В гости к уточке Чирку Вчетвером попить чайку!
И он вприсядку пошёл вокруг Львёнка и Черепахи.
Когда солнце стало садиться, над рекой, над всем этим радостным весельем зажужжали шмели, закружились шершни, чуть погодя — завыли шакалы,
— Буква Ш! — объявила Черепаха, и после куцехвостой Ц, Ш показалась Бегемоту совсем простой.
— Ни за что не цепляется, — объяснил Львёнку Бегемот. — Пиши и пиши! Три палочки сверху. Одна — поперёк.
— Ага! — сказал Львёнок. — Три — сверху вниз, одна — поперёк.
И запел:
Шмель принёс Шиншилле шило:
— Шубу Шершню шей, Шиншилла!
А Бегемот загудел:
Шубу Шершню шил Шиншилла.
Шапочку Шиншилла шила.
И тут на берег выбежал никому не ведомый до этого сам Шиншилла. Шиншилла всех шиншилл. Был он похож на кролика, но — с пушистым хвостом.
Увидев Шиншиллу, Львёнок не растерялся и снова запел:
Шмель принёс Шиншилле шило:
— Шубу Шершню шей, Шиншилла!
Нитку притащил Шакал, —
подхватил Бегемот.
— Шей! — Шиншилле он сказал.
Шиншилла сморщился и недовольно отвернулся.
И тогда вступила увидевшая это Черепаха:
Но Шиншилла всех шиншилл Только шеей покрутил,
Отшвырнул он Шило, нить:
— Не желаю Шубу шить!
Шиншилла молча поклонился и ушёл в камыши.
— Ай да Шиншилла всех шиншилл! — сказал Львёнок. — Обиделся.
— У-у-у-! — выли шакалы.
— Стемнеет т- будем щук ловить! — сказал Бегемот.
— Правильно! Надо строить шалаш из камыша.
— И тогда, может быть, к нам опять придёт Шиншилла, — сказала Черепаха.
— Хорошо бы! — сказал Львёнок.
И все отправились строить шалаш из камыша.
Развели костёр. На Африку опустилась ночь, но жизнь на реке продолжалась: выли шакалы; носились в темноте летучие мыши; отфыркиваясь, пили воду антилопы, зебры, слоны; львы молча приходили к водопою, и маленький зверёк Шиншилла — размером с кролика, но с пушистым хвостом — нет-нет, да выскакивал к шалашу, построенному Львёнком, Бегемотом и Черепахой.
— Кто? — в первый раз выбежав к костру, крикнул Шиншилла. И, не дожидаясь ответа, скрылся.
— Кто сочинил? — крикнул он, появившись вновь.
— Простите, что?.. — начала Черепаха.
— Песню!
— Мы, — сказал Львёнок.
В одно мгновение Шиншилла оказался возле костра.
— Спишите слова! — восторженно глядя на Львёнка, прошептал он. — Про меня ещё никто так чудесно не пел!
Тогда Львёнок и Бегемот наперебой стали объяснять, что не знают ещё всех букв, а Черепаха сказала, что неизвестных букв осталось совсем мало, и Львёнок с Бегемотом ещё раз спели песенку про Шиншиллу, и Шиншилла, слушая, помахивал своим пушистым хвостом.
Не желаю Шубу Шить! —
закончили Львёнок с Бегемотом.
— Да-да-да! — закивал Шиншилла. — Ни за что!
Потом Львёнок с Бегемотом в свете костра начертили на песке все буквы, какие знали, и Шиншилла сказал, что осталось действительно немного и что следующая по алфавиту будет буква Щ, и тут же начертил её на песке, а Бегемот сказал:
— В Ц — ещё одну палочку!
И они сразу же запомнили ещё одну куцехвостую букву.
— Ща! — сказала Черепаха. — Щука, щегол!
А Львёнок запел:
Ща — щавель, щегол, щека,
А ещё у этой буквы Хвостик есть, как у щенка!
А Бегемот придумал по-своему:
Щекотал щенок щучонка,
Щукам — нипочём щекотка!
— Браво! — захлопали все.
А Шиншилла, поклонившись, сказал:
— Берегите себя! У вас — редкий талант!
А Черепаха сказала, что Бегемот, ко всему прочему, обстоятелен и…
— …основателен, — подсказал Шиншилла.
— И когда выучит все буквы, — закончила Черепаха, — непременно станет писать романы.
На следующее утро замечательный друг Шиншилла сказал:
— Пока вы спали, дорогой Львёнок и дорогой Бегемот, мы тут с Черепахой думали, как вас научить следующим трём буквам.
— Да, — сказала Черепаха, — ни зверя, ни птицы на эти буквы нет.
— А может, какая рыба? — поинтересовался Львёнок.
— Никого. Даже мух нет.
— Что же это за буквы?
— Это такие специальные буквы, но ни одно слово с них не начинается.
— А много их, таких букв?
— Три. Ъ — твёрдый знак. — И Черепаха начертила на песке твёрдый знак.
— Буква Ы, — сказал Шиншилла.
— И — Ь — мягкий знак.
Львёнок с Бегемотом стали ходить вокруг начерченного на песке твёрдого знака.
Твёрдый знак
По лону вод
Гордым лебедем плывёт! — вдруг запел Львёнок.
И все увидели: действительно, Ъ чем-то похож на плывущую птицу.
— Ай да Львёнок! — воскликнула Черепаха.
— Восхитительно! — усевшись на свой пушистый хвост, закивал Шиншилла.
— А что с ним делать, с этим лебедем? — спросил Бегемот.
— Он — очень полезный, — сказала Черепаха и начертила на песке слово СЕЛ, оставляя много места между буквами.
— СЕЛ, — прочитал Бегемот. — Эти буквы мы знаем.
— А теперь? — спросила Черепаха. И вписала между С и Е твёрдый знак.
— СЪЕЛ! — догадался Львёнок и захохотал.
Въехал,
Съехал,
Съел
Объедки, —
пел Бегемот, толкая тележку.
А теперь сидит на ветке.
Кто же это?
Угадай! —
подхватил Львёнок.
— Ых! Ых! — запыхтел спросонья Филин. —
Ну конечно, Попугай!
— Я объедков не ем! — обиделся Попугай.
(Вы спросите: откуда он взялся? Так ведь это же Африка! Тут на каждом шагу — то антилопа, то попугай.)
Коляска остановилась. Черепаха начертила на влажной земле большую букву Ы.
— Ы-Ы! — сказала Черепаха. — Мы, вы, ты!
— Плоды, — сказал Шиншилла.
— Кроты! — крикнул Львёнок.
И тут же явился Крот. Встал на задние лапки, запел:
Мы, кротята и кроты,
Не боимся темноты!
— Ай да Крот! — захохотал Львёнок.
А Бегемот спел:
Ы — как бабушка с клюкой,
Ковыляет в лес густой!
— Ну где, где здесь бабушка? — рассердился Львёнок.
— Не ссорьтесь, — сказал Шиншилла. — Ы — очень трудная буква.
И тогда Бегемот сел, выпятил живот и сказал Львёнку:
— Встань передо мной. Да не так — на задние лапы! — И скомандовал: — Смирно!
Львёнок вытянулся.
— Вот! — сказал Бегемот. — Это и есть буква Ы!
И запел:
Видишь, Львёнок дорогой,
Эта буква — мы с тобой!
А Шиншилла, Черепаха, Попугай, Крот и не проснувшийся ещё Филин покатились от смеха, увидев такую необыкновенную букву.
Обедать остановились под баобабом.
С баобаба спрыгнула Мартышка:
— А я выучила, выучила, выучила букву!
И двадцать раз подряд начертила на песке букву М.
— Умница! — похвалила Черепаха.
— А мы, — сказал Бегемот, — только что выучили букву Ы! — Снова выпятил живот и подозвал Львёнка.
— Ха! — сказала Мартышка. — И я! И я! — Оттолкнула Львёнка и вытянулась в струнку перед Бегемотом.
Потом встал столбиком Крот.
Потом на задние лапы встал Шиншилла.
А когда наигрались в букву Ы, Черепаха начертила на песке мягкий знак.
— Ь — мягкий знак, — сказала Черепаха. — Угол — уголь, мол — моль.
— Кров — кровь! — закричал Бегемот.
— Правильно!
— Да это Ы без палочки! — отбежав от Бегемота, заверещала Мартышка.
А Бегемот сел, выпятил живот, задрал голову и запел:
Мягкий знак, это — вот!
Это — просто Бегемот,
Если сядет на песочек,
Если выпятит живот!
И действительно, никто ещё не видел такого толстого, мягкого живого мягкого знака.
После обеда, по обыкновению, спали, и снова потихоньку прошёл большой солнечный африканский день, и появилась на небе спелая долька луны.
— Вы не устали? — спросила Черепаха.
— Нет! Нет! Нет! — закричали наперебой Львёнок, Мартышка и Бегемот.
— Тогда — следующая буква Э! — И Черепаха начертила на песке букву. — Этот, эти, эхо!
— Неужели нет ни одного зверя на Э? — расстроился Бегемот.
— Есть, — сказал Шиншилла. — Эму. Это такой страус. Но он живёт далеко, в Австралии.
— Где-где?
— В Австралии. Это такая страна.
— Подумаешь! — сказал Львёнок. — Мы уже почти грамотные. Напишем письмо…
— Лучше — телеграмму! — сказал Бегемот. — Дадим телеграмму, и Эму прилетит.
— Страусы не летают.
— Но очень быстро бегают.
— Я на страусе катался! — крикнул Львёнок. — Здорово!
— Составим телеграмму и — к Дятлу, — сказала Мартышка. — Дятел — лучший телеграфист: тук-тук-тук! И — готово!
Телеграмму писали на банановом листе. Мартышка прыгала рядом. Бегемот царапал:
ДОРОГОЙ ЭМУ, МЫ УЧИМ БУКВУ э.
ПОЖАЛУЙСТА, ПРИБЕГАЙ, ПРИЛЕТАЙ,
ПРИПЛЫВАЙ К НАМ В АФРИКУ. ЖДЁМ!
ЛЬВЁНОК, МАРТЫШКА, ШИНШИЛЛА,
ЧЕРЕПАХА, БЕГЕМОТ.
Закончив, Бегемот сказал: «Уф-ф!», и Мартышка поскакала с телеграммой к Дятлу.
Легли спать.
Ночью пришёл ответ:
ЖДИТЕ, БЕГУ.
И правда, не успели друзья проснуться, как явился Эму.
— А вот и я! — сказал Эму.
И Львёнок с Бегемотом и Мартышкой тут же стали чертить на песке букву Э, чтобы Эму навсегда запомнил, с какой буквы начинается его имя. А Бегемот три раза подряд написал: ЭМУ, ЭМУ, ЭМУ.
И Эму тоже начертил страусиной лапой своё имя, да так криво, что Львёнок с Бегемотом расхохотались.
— А теперь — покатай меня!
Львёнок прыгнул Эму на спину, и они помчались.
Эму, Эму, —
вопил Львёнок. —
Ты на эту
Букву, Эму, одинок.
Увези меня отсюда,
Страус Эму, на денёк!
— Куда? — спросил Эму.
— Да хоть в Австралию!
— Думаешь, там лучше?
— Ага!
— Да почему?
— Очень уж у нас, в Африке, жарко, — вздохнул Львёнок.
— Осталось всего две буквы, — сказала Черепаха, и Львёнок с Бегемотом загрустили.
— Не грустите, — сказал Шиншилла. — Ведь у вас теперь столько новых друзей!
— И вы сможете учить буквам всех, кто их не знает.
— Меня! Меня! — закричала Мартышка. — Я знаю только две буквы!
— И меня! — Вылез из-под земли Крот.
— Следующая буква Ю! — объявила Черепаха. — Ю! Юркий, юный, южный, юг.
— Юла, — подхватил Шиншилла и начертил на песке букву. И пока Львёнок с Бегемотом разглядывали эту весёлую —
палочка с кружочком — Ю, прилетела маленькая птичка — Юла.
Я — Юла,
Я — Юла! —
запела она и закачалась на ветке.
— Лесной жаворонок Юла, — представила её Черепаха.
И Львёнок с Бегемотом, а за ними и Мартышка с Кротом, и жаворонок Юла стали чертить на песке весёлую букву Ю. И Крот, подслеповато щурясь, вдруг запел:
Знаю,
Знаю,
Узнаю
Эту палочку с кружочком!
Подскажите,
Кто?
Зачем?
Прикатил к забору бочку?
— И правда! — обрадовался Львёнок. — Бочка у забора!
— Вот уж не думала, — сказала Черепаха, — что и кроты умеют сочинять стихи.
А между тем солнце поднялось высоко, и все стали оглядываться, искать страуса Эму.
— Эму, Эму, где ты? — позвал Львёнок.
— Куда же он подевался?
— Убежал, — сказала Мартышка. — В Австралию. Я, говорит, прощаться не буду. Уйду по-английски.
— Как-как?
— А не прощаясь. Не люблю, говорит, прощаться.
— Нехорошо, — огорчилась Черепаха.
— Даже не поел, — вздохнул Шиншилла.
— А до Австралии — далеко!
— Знаю! — крикнул Львёнок. — Давайте его догоним и вместе пообедаем!
Бегемот подхватил оглобли, Черепаха, Шиншилла и Крот уселись в коляску, Львёнок с Мартышкой поскакали рядом, а лесной жаворонок Юла взвился высоко в небо.
— Вижу! Вижу! — запел жаворонок. — Бежит по берегу океана!
— В погоню! — крикнул Львёнок, и Черепаха раскрыла зонтик, потому что ветер дул в спину.
Так Бегемот ещё никогда не бегал!
«Нехорошо, — думал Бегемот. — Даже не покормили. Что он подумает о нашей Африке?»
А Юла догнал страуса Эму, сел и сказал:
— Остановитесь, пожалуйста, дорогой Эму! Бегемот не может бегать так быстро, как вы.
И страус лёг, поджидая компанию, в тени баобаба.
Первым прибежал Львёнок, за ним — Мартышка, следом — запыхавшийся Бегемот. Крот, Шиншилла, Черепаха вылезли из коляски.
— Глубокоуважаемый Эму, — сказала Черепаха, — вы проделали столь длинный путь, вы помогли нам выучить такую трудную букву, а мы вас даже не поблагодарили…
— Что вы! — улыбнулся учёный Эму. — Мне было очень приятно познакомиться с вами и помочь вам. Я восхищён! Но вам надо выучить ещё две буквы — Ю и Я. Я не хотел мешать.
— А мы выучили! — крикнул Львёнок. — Ю мы выучили!
И тут же начертил на песке букву Ю. И Бегемот, и Крот,
и Мартышка начертили Ю следом за ним.
— Я — лесной жаворонок Юла, — представился жаворонок. — Это я помог им выучить эту букву!
— Очень приятно познакомиться, — поклонился Эму. — В Австралии я вас не встречал…
— Хорошо, хорошо! — сказала Черепаха. — А теперь — и Черепаха сделала торжественную паузу — самая последняя буква алфавита — буква Я!
— Як, ящер, ягуар, ящерица! — сказал Шиншилла.
И тут из-под камня выскользнула Ящерица и хвостиком начертила на песке букву Я.
Все сели обедать.
Обедали весело. Каждый вспоминал какое-нибудь слово на букву Я.
— Ястреб, язь, — сказала Мартышка.
— Ягнёнок, ящик, — сказал Крот.
— Як, ясень! — крикнул Львёнок.
— Як был, — сказал Шиншилла. — Яблоко, ягуар.
— Ячмень, ягоды, яма, — сказала Черепаха.
И только Бегемот был сосредоточен и всё время что-то бормотал.
А когда запили обед молочком из кокосовых орехов, вдруг запел:
Ястреб, ящерица, ящер,
Язь, ягнёнок, ягуар Ящик яблок,
Ягод ящик отослали Яку в дар.
Як обрадовался.
Я! — говорит, — под ясень сяду!
— Ящик яблок съем и ягод! —
крикнул Крот.
Жалко, нету Ячменя! —
спели все вместе, и учёный страус Эму в восхищении покачал головой.
— Ну вот, — сказала Черепаха, когда, распрощавшись, проводили страуса Эму. — Теперь вы знаете все буквы.
— Все до одной! — крикнул Львёнок.
— Нет, — сказал Крот. — Мы ещё не выучили, как следует, букву Я. — И, подслеповато щурясь, стал чертить на песке буковку.
— Подумаешь! — опять закричал Львёнок. И запел:
Букву Я чертить легко:
Снизу — Л.
А сверху — О!
— Это вам с Бегемотом! — крикнула Мартышка. — Потому что вы все буквы знаете!
— Мы знаем, — закивал Бегемот.
— Учите, учите теперь нас!
— Начнём сначала! — И Львёнок взмахнул лапой. — А! Акула!
Из океана высунула зубастую пасть Акула.
— Арбуз!
И к ногам друзей выкатился огромный арбуз.
— Антилопа!
И мимо проскакало стадо антилоп.
— Аист!
И в синем африканском небе поплыл Аист.
— Ну вот! — сказал Львёнок. Всё, как вначале!
И они с Бегемотом принялись учить грамоте жаворонка Юлу, Крота и Мартышку. А Черепаха отползла в сторону и, тихо радуясь, глядела, как Львёнок с Бегемотом за какие-нибудь полчаса показали им все буквы, на что ей, медлительной Черепахе, потребовалось так много сил и времени.
И последняя,
в которой мы снова встречаемся со всеми, а Львёнок и Черепаха поют свою любимую песню
— А теперь, — сказала Черепаха, — надо навестить всех, кто помог нам учиться.
— А может, они сами придут? — сказал Львёнок. — Я знаю: им тоже хочется быть грамотными.
— Я здесь! — пискнула, высунувшись из-под камня, Ящерица.
— И мы! — Явились верблюды. — Мы передумали: хотим учиться!
— Я тоже хочу! — поддержал Гепард.
— Ия! — сказал Дикобраз.
— Мы тоже! Тоже! — закричали Енот с Ёжиком.
— Как приятно иметь грамотных друзей! — поклонился Жираф.
Верхом на Зебре приехали Землеройка и Змея. Прибежал Заяц:
— Очень! Очень хотим учиться!
Учёный Индюк привёл внука:
— Выучите балбеса!
А дедушка Лев приволок в наморднике злого Крокодила.
— Неграмотный и злой! — сказал дедушка Лев.
Тут Мартышка запрыгала, закричала:
— Это я, я научила всех букве М! А теперь сама выучу все буквы.
И угрюмый Носорог высунул из колючих кустов носорожью голову:
Не сердитесь, Извините, Внука буквам Научите!
Явился Осёл:
— Я передумал! Выучусь и отошлю свои песенки в журнал! Следом прилетел Попугай.
— Эй, вы! — закричал Попугай. — Завтра же начинаем учить английский! Хотите?
— Хотим! Хотим! Хотим! — застучал огромной клешнёй пучеглазый Рак.
Страус приехал верхом на Слоне.
— Выучите, пожалуйста, Слона! — попросил Страус. — Вот увидите — через месяц все слоны станут писать другу письма!
Слон кивал и смотрел на Львёнка с Бегемотом добрыми глазами.
Разноцветные турако вопили на разные голоса:
— Учите! Учите! Учите!
И так раскричались, что Львёнок заткнул лапами уши, Бегемот — зажмурился, а Тигр — турист Уссурийский, приседая и подпрыгивая, защёлкал фотоаппаратом.
Удав ничего не сказал.
Он поглядел на Львёнка с Бегемотом, потом — на Черепаху, потом — на Шиншиллу, покачал головой и уполз, так и не сказав ни слова.
Важный Фазан, потупившись, признался, что не знает всех букв, и поэтому с трудом разбирает письма из Южной Америки.
— Я знаю половину! — сказал Фазан. — Но вы понимаете… Мне бы хотелось… — И гордо умолк.
Хамелеона никто не мог разглядеть, даже когда он заговорил.
— Ты где? — крикнул Львёнок.
— Здесь, здесь, на ветке! Научите меня! Ведь я — невидимый, и поэтому незаметно выучу все буквы.
А Хомячок с раздувшимися щеками запел:
Я — хитрюга-Хомячок,
Букву быстренько запомню,
За щеку И — наутёк!
Цапля явилась, пританцовывая. Над ней вились мухи цеце.
— Оцень, оцень! — цокали крылышками мухи. — Оцень хотим уциться!
— Осенью! — сказала Цапля. — Осенью! Сейчас жарко!
Налетели чайки. Закричали разными голосами чибисы, чижи.
— Ничего не слышу!
— И не надо! — в самое ухо Львёнку крикнула Черепаха. — Прилетели, значит, хотят учиться!
А Шиншилла встал и сказал:
— Я счастлив, что познакомился с удивительным Львёнком, необыкновенным Бегемотом, мудрой Черепахой. Благодаря вам, — Шиншилла поклонился Черепахе…
— Благодаря тебе, — поклонились Львёнок с Бегемотом Черепахе…
— И замечательному Шиншилле! — сказала Черепаха.
— Мы выучили все буковки до одной!
Тут все громко захлопали, закричали и стали качать Черепаху и Шиншиллу. Они взлетали высоко, к самому солнышку.
Немного погодя под зонтиком от солнца явилась Щука.
— Ах, научите меня грамоте, и я сама начерчу на вывеске моей харчевни — «ЩИ У ЩУКИ».
И Щука, играя зонтиком, запела:
Щука, щурясь, варит щи,
Щей вкуснее не ищи!
Тут прилетел Дятел с телеграммой от страуса Эму.
Бегемот взял телеграмму, медленно, по складам прочёл:
АВ-СТРА-ЛИЯ ЛИ-КУ-ЕТ ПРИ-ВЕТ-СТВУ-ЕТ ЛЬВЁН-КА БЕ-ГЕ-МО-ТА ЧЕ-РЕ-ПА-ХУ ШИН-ШИЛ-ЛУ =СТРА-УС Э-МУ=
Тут снова все захлопали, затопали, зацокали, запищали, а из-под камня вновь явилась Ящерица.
— Я видела! Видела! Это при мне они выучили самую последнюю букву! Давайте теперь все учиться у Львёнка и Бегемота!
— И я! И я! Забыли меня! — Пал с неба камнем лесной жаворонок Юла. — Ты не в свою очередь! Сперва я, Юла, а уж потом ты, Ящерица!
Но жаворонка никто не слушал — такое поднялось веселье, оттого что Львёнок с Бегемотом объявили, что с завтрашнего дня начиняют учить всех желающих.
И среди поднявшегося топота, хохота, смеха и писка Львёнок подошёл к Черепахе и сказал:
— А теперь, когда я выучил все буквы, мы споём нашу любимую песенку?
— Конечно! — сказала Черепаха. И поскакала с Львёнком на спине по пустыне.
Я на солнышке лежу,
Я на солнышко гляжу, —
запел Львёнок.
И Черепаха, и все-все с радостью подхватили эту, всем давно известную, песню.



Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

Комментарии:

Оставить комментарий

Top